ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночь драконов
Самые лучшие девочки (сборник)
Фаэрверн навсегда
Норвежский лес
Гемини
Собаке – собачья жизнь
Наши против
Аскетизм
Год наших тайн
A
A

— Придешь сегодня вечером?

— Я не могу.

— Ты не пожалеешь.

Ее улыбка сулила неземные наслаждения. Стив поморщился. Он действительно любил женщин, ему нравилось, когда они флиртуют и кокетничают, но…

— Прости, малышка, ничего не получится.

Она надула губки.

— Но почему нет?

— Потому же, почему и вчера, — начал было он объяснять, но внезапно услышал:

— Прошу прощения…

Изменившись в лице от звука этого знакомого голоса, Стив обернулся через плечо, и — конечно же — Луиза стояла прямо за его спиной. На ней был строгий деловой костюм и туфли на высоких шпильках. Она скрестила руки на груди и поджала губы. Несмотря на то, что Элис все еще висела у Стива на шее, он широко улыбнулся Луизе:

— Привет.

В ее огромных карих глазах был гнев. Он попытался тактично снять с себя Элис, но та вцепилась в него как клещ.

— Ну-ну, — проговорила Элис с хищной улыбкой. — Неловкое положение.

Взгляд Луизы скользнул по девушке, она покачала головой.

— Вовсе нет. Оставайтесь с ним, если хотите.

К удивлению Стива, она не развернулась и не отправилась восвояси. Обогнув его и Элис, Луиза вошла в ресторан. Он ошеломленно смотрел ей вслед, а потом его, как громом поразило. Она ревновала! Да еще как. Она была в ярости.

Это превосходило все его самые смелые надежды. Вчера вечером он начал что-то такое подозревать, но ее сегодняшнее поведение развеяло последние сомнения. Он повернулся к Элис и чмокнул ее в губы.

— Она ревнивая, — сказал он, все еще улыбаясь.

Элис посмотрела на него вопросительно.

— Я думала… э… мне казалось, что ты не любишь ревнивых женщин.

— Луиза — особый случай.

— Да ну?

— Именно так, — сказал он мягко. — Это то, о чем я тебе говорил. Я вне игры. Поэтому нам и не стоит встречаться.

Она приоткрыла рот.

— Ты шутишь!

— Извини, но нет.

Стив не ожидал от себя ничего подобного. Он привык к свободе и признавал такое же право за женщинами. Он никогда ни о чем не сожалел. Но теперь… Луиза действовала на него иначе. Она и была совершенно иной. У Стива было достаточно женщин, чтобы понять, что его чувства к Луизе — нечто новое и уникальное. Как он и сказал Элис — особый случай. Та вздохнула. Она выглядела ошеломленной, и Стив улыбнулся ей.

— Я уверен, ты поняла, почему тебе не стоит больше звонить мне и почему нам не стоит стоять здесь в обнимку.

— Нет, честно говоря, не поняла. — Она долго всматривалась в его лицо, потом приложила ему ладонь ко лбу. — С тобой все в порядке? Может, ты заболел?

Он отстранился и сказал — скорее себе самому, чем ей:

— Мне нужна Луиза, и я не хочу все испортить. Как ты могла заметить, ей не нравится видеть меня с другими женщинами.

— Тебя так волнует, что ей нравится, а что — нет?

— Разумеется, меня это волнует.

Стив решил, что сегодня вечером позвонит всем своим женщинам и скажет, что все кончено. А потом — целиком посвятит внимание Луизе.

— Мне пора. Чем дольше она там сидит одна, тем больше злится. Я не хочу неприятностей.

Все еще глядя на него с беспокойством, Элис сказала:

— Ладно. Но если ты передумаешь…

— Я не передумаю.

Она покачала головой в изумлении.

— Ну что ж, тогда удачи тебе. — Она коротко поцеловала его и пошла прочь.

И верно, удача ему понадобится, думал Стив, заходя в ресторан и взглядом разыскивая Луизу. Она смотрела на него с каменным выражением лица и отвернулась, едва лишь их взгляды встретились. Стив подошел к столику, и Луиза немедленно раскрыла меню, укрывшись за ним, как за крепостной стеной.

Стив уселся напротив. Она была так прекрасна. И так чертовски холодна. И так невозможно горяча.

— Я надеюсь, что ты голодна, потому что у меня лично разыгрался аппетит. — Она пробормотала что-то неопределенное. — Да, — сказал он, пытаясь понять ее настроение, — кстати о той женщине, с которой я стоял у входа…

— Меня это не касается.

Она говорила отрывисто и холодно, и Стив радовался этому. Она разозлилась, а это означало… Это означало, что надежда все-таки есть.

— Я сказал ей, что между нами все кончено.

Луиза опустила меню.

— Что вы сделали?

— Я сказал ей, что между…

— Это я уже слышала, — нетерпеливо перебила она. — Почему вы сказали ей такую идиотскую вещь?

Стив улыбнулся.

— Потому что сейчас я встречаюсь только с одной женщиной.

Некоторое время она молча смотрела на него, потом покачала головой.

— Не со мной же.

— В том-то и дело, что именно с тобой.

— Стив, нет! — У нее едва не сорвался голос. — Как только календарь будет закончен, у меня не будет причин видеться с вами.

Ему не понравилось, как это прозвучало.

— Нет, так не годится.

Она подалась назад, словно готова была сорваться с места и убежать, но, на счастье, в этот момент к столику подошел официант.

— Что вы будете пить?

Луиза не отвечала. Стив повернулся к официанту:

— Кофе для меня и… Луиза?

Она бросила него затравленный взгляд и пробормотала:

— Воду со льдом.

— Только воду со льдом? — спросил Стив.

Не глядя на него, Луиза резко повторила официанту:

— Вы что, оглохли? Воду — со льдом!

— Да, мэм. Сейчас принесу.

Стив хмыкнул.

— Ну и зачем ты нагрубила бедному парню?

— Я не грубила.

— Ты взгляни на него.

Луиза бросила взгляд в сторону кухни; официант шептал что-то на ухо своему коллеге, показывая в их сторону. Оба молодых человека посмотрели на нее и, заметив, что привлекли ее внимание, быстро ретировались, делая вид, что очень заняты своими делами. Проворчав что-то себе под нос, она оперлась подбородком на руки и посмотрела на Стива.

— Это все ваше дурное влияние.

— Обвиняешь меня в том, что у тебя склочный характер? — Он усмехнулся и покачал головой. — Это нечестно, моя дорогая. Если ты не заметила: я-то — сама любезность.

Луиза проигнорировала это заявление и бросила на Стива гневный взгляд.

— Я не ваша дорогая.

— Пока еще нет. Но я работаю над этим. — Хорошо, что они в общественном месте, подумалось ему. Здесь ей проще общаться, а значит — проще расслабиться.

— И у меня никогда не было склочного характера, пока я не встретилась с вами.

— Я заметил, — сказал он с усмешкой. — До того ты была вроде робота. Или глиняного болванчика. Общалась со всеми предельно корректно.

— Робот здесь ни при чем. Это самоконтроль, — пробурчала она. — Чего же плохого в том, чтобы общаться с людьми корректно, официально и уважительно…

Стив рассмеялся. После того, как ему столь легко удалось вывести ее из себя, он с трудом мог поверить в совершенство ее самоконтроля.

— Все предельно ясно. Итак, я разбудил в тебе зверя, а?

— К сожалению… — Ее ногти, покрытые розовым лаком, постукивали по столу. — Вообще-то я думала об этом сегодня ночью.

— Обо мне?

— Это не повод надеяться, Стив. Я думала о том, как ужасно я себя вела, и о том, как я сумею работать с вами, если мне трудно выносить само ваше присутствие.

У него упало сердце. Она говорила серьезно, полностью отдавая себе отчет в своих словах.

— Жаль, что ты так это воспринимаешь. — И прежде, чем она снова пустилась в объяснения, он добавил: — Я тоже думал о тебе сегодня ночью. О том, как прекрасно было слышать твой смех или смотреть, как ты злишься. Это намного приятнее, чем твоя подчеркнутая официальность.

— У меня есть свои причины.

— Может, расскажешь мне?

— Я сомневаюсь, что это имеет хоть какое-то значение для человека, подобного вам.

— Человека, подобного мне? Что ты имеешь в виду?

Ее глаза стали холодны как лед.

— Я беспокоюсь о календаре и о тех несчастных людях, которые пострадали от пожаров. Это все делается ради них. Я думала, что вы, будучи пожарным, сумеете меня понять.

У него дернулась щека.

— Что же заставило тебя думать, что это не так? Кто дал тебе право меня судить?

9
{"b":"154428","o":1}