ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот и наша птичка, – как бы думая вслух, сказал лейтенант.

У Данила сперло дыхание от восторга. Смешно вспомнить, а ведь он с утра еще жалел, что не пошел с Максом в море. Он даже представить себе не мог, что ему выпадет такая удача – полетать на самолете.

Город располагал еще несколькими самолетами, но толку от них не было никакого. Пара заводских пассажирских реактивных лайнеров и десяток тяжелых военных транспортников. Использовать их для разведки или для переброски небольших отрядов не представлялось возможным. А прорва топлива, необходимая для этих машин, была несоразмерна с запасами города.

Оставался только этот одномоторный ветеран. Данил изредка видел силуэт «Ан-2», пролетавшего над городом. Вся малышня при этом радостно кричала: «Ура!» Даже взрослые зачастую задирали головы и провожали самолетик пристальными взглядами. Город знал: разведчики снова летят на поиски новых припасов.

Около кривоватой железной лесенки, заменявшей самолету трап, рейдеров ожидал незнакомый майор с тяжелым чемоданчиком в руке. Тяжесть чемоданчика легко угадывалась по перекошенной фигуре майора. Константин жестом показал Данилу отстать, подошел к майору и вежливо поздоровался с ним.

Майор был каким-то нервным. Сухо поприветствовав Костю, он начал спешно и почему-то шепотом что-то рассказывать. Константин с серьезным лицом слушал и время от времени согласно кивал. Потом, так же как и майор тихо, он произнес пару фраз и показал рукой на Данила. Майор недовольно сморщился. Несколько секунд буравил Данила взглядом, потом махнул рукой. Передав в руки Константина чемодан, он быстрым шагом пошел к своей машине. Машина у майора была шикарная. Черный седан «Мерседес» с узкими зализанными фарами. Рядом с рейдерским джипом и потрепанным самолетом он выглядел как мисс Вселенная, забредшая в кунсткамеру. Шофер распахнул дверь, и майор скрылся в чреве «Мерседеса».

Провожая взглядом стремительно уносящийся автомобиль, Данил аж присвистнул. Выражение же лица Кости было, напротив, кислым и немного презрительным.

– Штабные, – сплюнул он на бетонную плиту взлетки, – это мы ему бензин добывали, чтоб он потом к нам ездил нравоучения читать. И приказы командования до нас, сирых, доносить лично. – Лейтенант был очень раздражен.

– Про режим секретности втирал еще, подлец. Тебя пускать на борт не хотел. А я ему сказал, что среди рейдеров секретов нет. Заткнулся и уехал, крыса тыловая.

Константин крякнул и начал подниматься по лестнице в самолет. Чемодан сильно оттягивал ему руку. Данил последовал примеру лейтенанта и тоже полез внутрь. Пассажирских кресел в салоне не было. Только лавки вдоль бортов. Несмотря на это, самолет внутри выглядел тесновато. Посередине прохода несуразно громоздилась стойка с радиостанцией и еще какими-то непонятными приборами. Поздоровавшись с летчиками, рейдеры уселись на лавки друг напротив друга. Второй пилот захлопнул дверь и прошел в кабину. Взревел мотор, и самолет медленно начал движение.

Пробежав треть полосы, старый «Ан» легко оторвался от земли и начал набирать высоту. Полоса когда-то предназначалась для больших реактивных транспортников, и ее длины для разбега легкого «Ана» хватало с большим избытком.

Самолет заложил круг над морем, по широкой дуге облетая город. Данил приник к иллюминатору, жадно всматриваясь в открывшуюся панораму. «Ан» летел невысоко, и поэтому город можно было разглядеть в мельчайших подробностях. Внизу проплывал центральный парк с навсегда замершим колесом обозрения. Маленькие фигурки людей на набережной махали руками, приветствуя их. В море, оставляя за собой широкий след пенной воды, уходили рыбацкие шхуны.

Показались огромные трубы неработающего сталелитейного завода. Замелькали окраины. Взгляд Данила выхватил знакомый дом, когда они уже пролетали над центральным КПП. Самолет на небольшой высоте летел над дорогой, по которой еще три дня назад рейдеры возвращались с точки. С высоты были видны брошенные по обочинам дороги машины. Кое-где стояли и таращились вверх привлеченные звуком мотора зомби. Около города их было немного. Правда, попалась пара групп примерно по сотне особей, но они брели куда-то к северу, оставляя город далеко от своего маршрута. Через полчаса лета внизу показались три искореженных бензовоза. Место засады, понял Данил. Его караван в целях безопасности возвращался по другой дороге.

Самолет вильнул и отклонился от дороги, петляющей под крылом. Они пролетели над незнакомым сельским поселением. Большинство домов было полуразрушено, кажется, здесь были пожары. Посредине улицы бродили кучки мертвяков. Центральная улица была забита машинами. Наверное, когда-то колонна беженцев пыталась проехать через село, да так и не смогла. А может, это было небольшое кочевье, пытавшееся очистить поселок, не рассчитавшее своих сил. Теперь это останется тайной навсегда.

Печальное зрелище мертвого поселения медленно скрылось за спиной. Впереди замаячило знакомое здание нефтебазы. Данил разглядел фигурки в черной форме и вымпел города, развевающийся на флагштоке. Яркий оранжевый цвет прекрасно был виден и на таком расстоянии.

– Куда теперь? – крикнул высунувшийся из кабины пилот.

– На запад, – прокричал в ответ Костя, – они свернуть не могли, слишком близко за ними шло стадо.

Пилот кивнул и снова скрылся в кабине.

Самолет резко накренился на левое крыло, беря новый курс. Теперь он набрал высоту, и различить подробности на земле было уже нельзя.

– Смотри по сторонам, мы стадо ищем, а вместе с ним и кочевников.

Он мог бы и не говорить этого, Данил и так неотрывно пялился вниз. Константин отвернулся к иллюминатору на своей стороне.

Через минут десять он позвал к себе Данила. Чуть правее курса внизу показалась пестрая толпа. Несколько десятков тысяч зомби продолжали свое мерное движение. Стадо шло кучно, почти полностью заполнив целое поле между лесополосами. Тысячи ног, подымая тучу пыли, утаптывали некогда плодоносящую землю. Звук тяжелой синхронной поступи перекрывал даже шум мотора. Данил содрогнулся, вспомнив первую ночь осады. Костя глянул на его побледневшее лицо и одобряюще несильно толкнул Данила кулаком в плечо. После этого встал и, держась за внутренние переборки фюзеляжа, направился к кабине. Скорректировав курс, Константин вернулся на прежнее место.

Прошло еще двадцать минут полета, и взгляду рейдеров предстала следующая толпа. На сей раз это были люди. Кочевье Карима. Люди и техника вытянулись в длинную колонну. В середине колонны двигались автомобили. Тяжелые грузовики и автобусы. Среди них Данил выделил знакомые бензовозы. По бокам от колонны то тут, то там сновали проворные джипы. Моторизированные разъезды проверяли местность.

Но больше всего в кочевье было пеших людей; выстроенные в широкие колонны, они шагали в арьергарде. Рабы, понял Данил, увидев по бокам этой разномастной толпы редкие цепи конвоиров. Иногда конвойщики резко взмахивали руками. По судорожным движениям ближайших рабов Данил догадался, что толпу подгоняют кнутами. Кочевье шло быстро. Видимо, небольшой отрыв от зомби вынуждал их к спешке. Далеко впереди маячила голубая узкая лента реки. Карим вел своих людей туда в надежде отгородиться от стада водной преградой. Если они найдут неразрушенный мост и сумеют переправиться, то наверняка оторвутся от стада.

Костя быстрым движением открыл чемоданчик и извлек из него прибор, чем-то походивший на фен для сушки волос. Прибор был массивным, переднюю часть его закрывало темное стекло. Наведя его на центр колонны, в районе движения грузовиков, Константин вдавил кнопку на рукоятке прибора. Второй прибор, вмонтированный во внутренности чемоданчика, противно запищал. На его табло побежали быстрые строчки координат. Почти сразу же зазвучал вызов стоящей в салоне радиостанции, молчавшей на всем протяжении полета.

– Говорит Центр, как слышите меня, Ястреб? – неожиданно четко послышалось из динамика.

– Слышу вас отлично, Центр. Нахожусь над целью. Прием. – Константин сжимал в руках тангенту, не отрывая взгляд от удаляющегося кочевья. Внизу их заметили. Началась суматоха в передовой части колонны. Замерцали вспышки выстрелов, и облачка пороховых газов окутали несколько пеших фигур. Застрочили пулеметы с крыш грузовиков. Но все попытки сбить самолет изначально были обречены на провал. Слишком высоко, да и на большом удалении в сторону от дороги проходил полет. Противозенитными же ракетами кочевники, по всей видимости, не обладали, вследствие их явной бесполезности. Шанс увидеть в небе самолет в последние годы был равен шансу повстречать летающую тарелку или же парящего под облаками дракона.

16
{"b":"154429","o":1}