ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что искать? – осведомился пацан.

– Брюки, какой-нибудь свитер, куртку потеплее… да, и что-нибудь годное на портянки. – Я опустил взгляд на свои ноги. – Сапоги, что ты мне раздобыл, хорошие, спору нет, но не век же их на босу ногу носить.

– Сейчас поищем, – с готовностью согласился мой напарник и направился к тому месту, где вещи лежали гораздо гуще.

Как говорится, на напарника надейся, а сам не плошай. Руководствуясь именно этим принципом, я тоже взялся за поиски. Естественно, сперва внимательно осмотрелся. Тихо. Ничего подозрительного. Единственное место, где могла притаиться опасность, – это соседние многоэтажки, в которых еще вчера жили люди. Но до них с полсотни метров. Вполне сумею среагировать и вовремя открыть огонь. Так что пока часть своего внимания вполне можно сосредоточить на поисках.

Я медленно шел вперед, пиная ногами баулы и подушки, вороша стволом автомата кучи одежды и мелкой домашней утвари. Ох, эти глупые людишки, неужели вот все это они намеревались переть на своем горбу ни много ни мало, а три сотни километров?!

В поисках мне повезло сразу. Уже через пару шагов обнаружился полиэтиленовый пакет с эмблемой «BMW», в котором лежали две пары джинсов. Не новые, но целые, чистые и, главное, вроде бы моего размера. Это хорошо. Мне давно не терпелось избавиться от синих спортивных штанов, до неприличия растянутых в мотне и на коленях, – атрибута алкоголика, который поутру натянул первое, что попалось под руку, и пулей кинулся в ближайший гастроном.

Долгое время джинсы оставались моей самой удачной находкой. Дальше я почему-то находил лишь женскую и детскую одежду. Один раз на глаза попался вполне приличный джемпер, но он оказался связанным словно на какого-то пигмея. У Пашки дела шли ненамного лучше. Я видел, что пацан раздобыл две хлопчатобумажные косынки – одна голубая, другая желтая. Так-с-с… выходит, портянки у меня будут цветов украинского флага, – эта невесть откуда взявшаяся мысль меня немного развеселила. Ничего, Украина не обидится, тем более что ее уже и нету вовсе. Проклятые земли всю под себя подобрали.

Возможно, кто-либо другой поискал бы еще, но я категорически запретил себе даже думать об этом. Пока мы двигались в направлении убежища, можно было краем глаза осматривать брошенные пожитки одинцовцев, но специально заниматься этим делом… Нет уж, увольте! Не сейчас. Тем более что странная необъяснимая тревога Лешего, как инфекция, передалась и мне. Где-то в глубине души зашевелились старые страхи, подозрения и тревоги. Подталкиваемый ими, я прибавил ходу.

Когда мы уже покидали обширное «поле чудес», я и увидел ее. Темно-серая стеганая телогрейка лежала рядом со стопкой книг. Типично интеллигентское соседство. Ватник был немного порван на рукаве, возможно, именно поэтому был брошен, предпочтен какой-то более целой и новой одежонке. Вот лохи! Лишь только тот, кто никогда не промерзал до костей, предпочтет настоящей русской телогрейке что-то новомодное. Так что вопрос, брать или не брать, передо мной даже не стоял. Дырка не беда. Дырку залатаем. Ватник будет как новый. Я подбежал к нему и сгреб в охапку.

Завладев добычей, я стал отряхивать ее от пыли. Особо измаравшиеся места пришлось выбивать рукой. И тут моя ладонь хлопнула по карману. Сразу стало понятно, что там что-то лежит, что-то тяжелое и, похоже, плоское.

Честно говоря, сразу же подумалось о фляге. Знаете, есть такие плоские металлические фляги, в которые любители крепких напитков наливают марочный коньячок, а затем прячут сосуд с драгоценным эликсиром в карман дорогого костюма. Владелец телогрейки, естественно, наполнил емкость кое-чем попроще… А то, что наполнил, в этом не было ни малейшего сомнения. Предмет казался достаточно тяжелым.

Стремясь поскорее выяснить, верна ли моя догадка, я сунул руку в карман ватника. Первое же касание обнадежило: металл, гладкий, габариты примерно соответствуют моему представлению о… Предвкушая удачу, я вытянул находку на свет божий.

В моей руке оказалась толстая прямоугольная пластина размером чуть побольше ладони. Сделана она была из чего-то похожего на бронзу. Точно в центре располагался круглый экран, стеклянная поверхность которого была так плотно прилажена к металлическому корпусу, что, казалось, составляла с ним одно целое.

Несколько секунд я тупо пялился на это чудо техники и безуспешно старался понять, что такое таскал в кармане неведомый владелец телогрейки. В том, что у меня в руках какое-то устройство, не было сомнения. Но только вот для чего оно предназначено и как включается? Я повертел в руках пластину. Может, сенсорное управление? Но тогда черт его знает куда давить, ни единого символа, ни единой метки.

Только я об этом подумал, как в центре экрана вспыхнула зеленая точка, которая вмиг породила такую же зеленую волну. Она прокатилась от центра экрана к его краям, словно круг на поверхности воды, расходящийся от только что брошенного камня. Длилось все это ровно мгновение, после чего экран вновь стал черным и таким же мертвым, как и раньше.

Любопытно. Очень даже любопытно! Если учитывать, что после мощнейших электромагнитных бурь в самом начале войны вся электроника начисто выгорела, то этот прибор является уникальным. Правда, неясно, для чего его применяли, но все равно факт интересный. Надо будет показать другим, Лешему, Нестерову…

Вспомнив о них, я встрепенулся. Цирк-зоопарк, какого ж я тут стою! Следует поскорее разыскать оставшихся в лагере людей и закрыть ворота. Иначе… Что произойдет иначе, мне объяснили буквально в ту же секунду. Грохот автоматных очередей прорезал тишину мертвого города.

Я оглянулся на ворота, через которые мы только что вошли. Никого из заградительного отряда видно не было. Оно и понятно. Леший и его люди сейчас находятся по другую сторону стены. Они истребляют хищников на подходе, не давая им приблизиться ко входу в поселок.

– Зверье поперло, – прозвучал рядом спокойный, даже с некоторой ленцой голос Пашки.

– Дружно палят… короткими очередями. – Я прислушался.

– Если короткими, то, значит, стая пожаловала, – сказал юный разведчик. – Квакухи, должно быть. Наши их уделают, вы не сомневайтесь, дядя Максим.

– Не сомневайтесь… – буркнул я и стал быстро скидывать свою тощую демисезонную куртку.

Произойти могло что угодно, а бросать заветную телогрейку уж больно не хотелось. Такие вещи на дороге не валяются, разве что сейчас подфартило. Кстати, найденный прибор я сунул назад в карман. Тоже ценная находка. Будет время, разберусь.

Только я застегнул последнюю пуговицу, как со стороны ворот раздался громкий вой. Услышав его, я весь похолодел. И не один я. Пашка глядел на меня с побелевшим от страха лицом. Кентавры! Это и впрямь был разъяренный вой кентавра. Сразу за ним прогремел мощный взрыв, и над стеной поднялось облако серой пыли. Стрельба стихла, и нам с мальчуганом вдруг показалось, что произошло самое страшное, непоправимое.

Позабыв о себе, обо всем на свете, мы кинулись к воротам. Возможно, это было безумие. Если заградотряд погиб, то и нам грозила неминуемая смерть. Что мы могли вдвоем? Кентавры разорвут нас на куски. Но все же мы бежали со всех ног. У ворот были наши друзья, наши близкие, и мы отчаянно желали либо помочь им, либо умереть вместе с ними.

Автоматная пальба возобновилась, и у меня отлегло от сердца. Живы! Хвала всевышнему, они живы! Лиза жива!

Своих товарищей мы увидели, когда обогнули замерший перед воротами «КамАЗ». Бойцы прижались к обеим стенам кирпичного коридора и поливали плотным огнем жиденькую группку кентавров, пытавшуюся прорваться через ровную пятидесятиметровую площадку, которую одинцовцы предусмотрительно расчистили перед воротами. Правда, жиденьким наступающий отряд ящеров стал только теперь. Около десятка дохлых шестилапых туш свидетельствовали, что вначале ряды нападавших были куда более плотными. Между прочим, и вооружены они были по самому последнему слову кентаврской военной техники. У ворот торчал целый частокол из толстых металлических дротиков, которые ящеры метали в наших бойцов. Удача, что вреда от них не было никакого, вернее, почти никакого. Я заметил, что у Сергея Чаусова разорван бушлат на плече. Выгоревшая камуфлированная ткань вокруг дыры окрасилась алой кровью, однако морпех словно не замечал ранения и продолжал угощать упрямо наползавших бестий все новыми и новыми порциями стали. Стоявший рядом с Сергеем Клюев готовил свой «Хашим» для нового выстрела.

10
{"b":"154431","o":1}