ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Вот и кончена пляска по синим огням...»

Вот и кончена пляска по синим огням,
По калёным орешкам углей.
Вот и роздых оранжевым пылким коням,
А тепло всё смуглей и смуглей.
Оскудевшей ладошкой остатки лови —
Не держи — отпускай на скаку!
Остыванье камина печальней любви,
Обречённей котёнка в снегу.
А когда догорит, отлетит и умрёт,
Как цыганский костёр на песке —
То останется маленький грустный зверёк,
Охвативший колени в тоске.
Что ж, не всё танцевать этой долгой зимой,
Раз никак не кончается год!
И теряется в сумерках тоненький вой,
Унесённый в пустой дымоход.
Что ж, не всё баловаться, свиваясь кольцом,
Да хвостом разводить вензеля...
И хотелось бы года с хорошим концом —
Да остыла под лапкой зола...
Не скули, дурачок, мы газету зажжём —
Всю подшивку — в разбойничий дым!
Хоть и мало тепла — да горит хорошо!
Потанцуем, а там поглядим.
1983 ЖХ-385/3-4, Мордовия

«Подумаешь — сгрызли метлу от ступы...»

Подумаешь — сгрызли метлу от ступы
И полподметки от сапога!
У нас, драконов, чешутся зубы
По полнолуниям и четвергам!
Ну, скушали грабли — большое дело!
Сожрали осла — велика печаль!
Моя бабуся однажды съела
Министра — и то никто не кричал.
А что мы съели — то съели честно:
Интриги-сплетни нам не с руки.
Уж если что-то чесать — известно,
Что лучше зубы, чем языки.
Нам всё годится: хрум-хрум — и нету!
Вот только было бы, чем запить.
Сжуём и туфельку, и карету,
А Золушку выплюнем — так и быть!
Но, дело имея с людской породой,
Мотайте, мальчики, на усы:
Я дожил до старости тем, что сроду
Не ел их докторской колбасы.
Да, мы жуём, но рискуем сами —
Такая уж наша драконья жисть!
Ох, снова, проклятые, зачесались...
У вас не найдётся, чего погрызть?
1984 ЖХ-385/2 ШИЗО, Мордовия

МЕДВЕЖЬЯ ПЕСЕНКА

Самым мягким лапкам —
Баю-бай!
Самым круглым попкам —
Баю-бай!
Самым толстопузым,
Тёплым и лохматым,
Сонным медвежатам —
Баю-бай!
Как у нас в берлоге
Три бочонка мёду,
Как у наших деток —
Сладенькие лапки...
Первый сон — гречишный,
А второй — цветочный,
А как выйдет месяц —
Липовый приснится.
Соням и сластёнам,
Баловням-задирам,
Медвежовым деткам —
Баюшки под ушко!
1984 ЖХ-385/2 ШИЗО, Мордовия

«И — в вечерний полёт...»

И — в вечерний полёт,
по-ребячьи раскинувши руки,
Словно в бездну,
роняя затылок в крахмальную стынь —
Пронесёмся по снам,
ни в одном не уставшие круге,
В обомлевших ветрах наводя грозовые мосты!
Мы узнаем там тех, кого вспомнить пытались,
но меркла
У границы сознанья прозрачная память веков.
Мы в неё свою жизнь наводили,
как встречное зеркало,
Но глаза ослеплял свет неведомых нам берегов.
В озареньи полёта мы будем бесстрашны и мудры,
И придут к нам крылатые звери с небесных ворот...
А в кого превратимся, ударившись оземь, наутро —
Нам ещё не известно,
и стоит ли знать наперёд?
1984 ЖХ-385/3-4, Мордовия

«Таня Осипова, как вы мне надоели!..»

Таня Осипова, как вы мне надоели!
Даже здесь — вдвоём:
близнецовый эффект виноват!
Серый ветер гуляет по дощатой нашей постели
И вечерние мыши вышли на променад.
Мы опять в ШИЗО, ох не гладят нас по головке!
Под одной звездой отмерзать ото всех забот.
Ну, на крайний случай — вы в ШИЗО,
а я в голодовке.
Или тот же случай, только наоборот.
Видно, ангелы наши время нашли и место
Спохватиться: где мы болтались врозь,
и они правы.
Где вы были в Москве во время моих наездов?
И где я была, когда в Лефортово — вы?
Двум таким безголосым как же было не спеться?
От судьбы не уйдёшь: раз уж нас не свели свои —
Удружили власти, теперь никуда не деться!
Принесли баланду; возьмите на нас двоих.
1984 ЖХ-385/2, ШИЗО, Мордовия

«А в этом году подуло весной...»

А в этом году подуло весной
Четвёртого февраля.
И на вспененной лошади вестовой
В нелепом мундире старинных войн
Промчал по мёрзлым полям.
Прокатили мускулы облаков
По всем горизонтам гром,
И запели трубы былых полков
Смертью и серебром.
И по грудь в весне провели коней,
И намокли весной плащи,
А что там могло так странно звенеть,
Мне было не различить.
Но рвануло сердце на этот звон,
И усталость крылом смело.
И это был никакой не сон:
Было уже светло.
1984 ЖХ-385/2, ШИЗО, Мордовия

«Лошади мои, лошади!..»

Лошади мои, лошади!
По каким боям — гривы по ветру?
Что за бабы плачут у повода?
Что за пули ждут своей очереди?
Серые мои, рыжие!
По каким холстам — лёгкой поступью?
Из каких веков, мои поздние?
Из каких переделок выжили?
Небывалые мои, гордые!
Не косите свои агатовые!
Уходя, не надо оглядываться.
Лишь копыта в небо — аккордами.
1984 ЖХ-385/2, ШИЗО, Мордовия
31
{"b":"154435","o":1}