ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Вот их строят внизу...»

Вот их строят внизу —
их со стенки можно увидеть.
(Ну, а можно и пулю в невежливый глаз получить!)
Золочёные латы (это — в Веспасиановой свите),
Гимнастёрки солдат, да центурионов плащи.
Завтра эти ребята, наверное, двинут на приступ.
И, наверно, город возьмут, изнасилуют баб —
И пойдёт, как века назад и вперёд, —
огонь да убийства.
Если спасся — счастливый раб, если нет —
то судьба.
Храм, наверно, взорвут и священников перережут.
Впрочем, может, прикажут распять,
сперва допросив.
Офицеры возьмут серебро, солдаты — одежду —
И потянутся пленные глину лаптями месить.
А потом запросят ставку — что делать дальше?
И связист изойдёт над рацией, матерясь.
Будет послан вдоль кабеля рвущийся к славе
мальчик,
Потому что шальною стрелой перешибло связь.
А другая стрела его в живот угадает.
А потом сожгут напалмом скот и дома,
Перемерят детей колесом
И стену с землёй сравняют,
Но, возможно, не тронут старух,
сошедших с ума.
И не тычьте в учебник:
истории смертники знают —
Прохудилось время над местом казни и дало течь.
Дай вам Бог не узнать, что видит жена соляная:
Автомат ППШ или римский короткий меч?
1984 ЖХ-385/2 ПКТ, Мордовия

«Все дела заброшу...»

Все дела заброшу —
Поминайте лихом!
Сяду на трамвайчик,
Поеду к портнихам,
Чтоб захлопотали,
Как куклу вертели,
Чтобы сшили платье
Цвета карамели!
Три мои портнихи:
Одна молодая,
Другая постарше,
А третья седая...
Вот они над платьем
Мудрят, как и прежде:
Первая отмерит,
Вторая отрежет,
Третья на булавки
Прикинет: любуйся!
Иголкой прихватит
И нитку откусит.
— Ишь, как засветилось!
Облако, не платье!
Надень без заботы,
Сомни на закате,
Танцуй, с кем захочешь,
Но попомни слово:
Как разлюбишь сласти —
Ты придёшь к нам снова:
За вечерним платьем,
За цветом печали...
Проводили садом
И вслед помахали.
Месяцы ли, годы
Буду вспоминать я
Как меня кружило
Молодое платье,
Как одна смеялась,
Одна подмигнула...
Почему же третья —
Седая — вздохнула?
1984 ЖХ-385/2 ПКТ, Мордовия

«Я заведу большой сундук...»

Я заведу большой сундук
И всё сложу туда:
Картинку с грешником в аду
И сонного кота.
И карты стран, которых нет,
И шляпу-котелок,
Ещё старинный пистолет,
Рогатку и свисток.
И с этим самым сундуком
Я завтра двину в путь,
И — где верхом, а где пешком
Дойду куда-нибудь.
Пусть будет край, куда приду,
На сгибе карты стёрт!
Картинкой с грешником в аду
Мы разведём костёр.
Кот распугает всех зверей,
Что смотрят из кустов,
Но сахар делает добрей
Бесхвостых и с хвостом.
Мы чай заварим в котелке,
А с ним упавший лист.
Все, кто вблизи и вдалеке,
Сойдутся к нам на свист.
Мы будем песни распевать,
Болтать о сём, о том,
И не загонит нас в кровать
Никто-никто-никто!
И звёзды ярче леденцов
Взойдут над головой...
А чтоб не портить всё концом,
Я не вернусь домой!
1984 ЖХ-385/2 ПКТ, Мордовия

«С перепоя неймётся, матушка?..»

С перепоя неймётся, матушка?
Отойдёшь к утру, ничего!
Всё мерещатся ангелы падшие?
Не впервой!
Ну-ка хлопни их туфлей сношенной,
В стенку вмажь!
Вот и будет им ров некошеный,
Дурья блажь!
Бей с размаху, лепи, что силы —
Так их мать!
Да по девкам ихним красивым,
Да по крылушкам, чтоб летать
Разучились! Да по сусалам!
По глазам!
Что ж ты валишься, мать? Устала?
Что ты взвыла? На образа
Что косишься, когда их нету?
Что ты видишь там по углам?
Ты ж очкарику прошлым летом
За поллитру их отдала!
Ну, кончай причитать, мамаша!
Раз по ангелам не попасть —
Хлопни рюмку, давай попляшем —
Наша власть!
Наше право: хотим — гуляем —
Раззудись, плечо!
Что ж ты ткнулась в подол соплями?
Ну, о чём?
Что ты пялишься, как на Каина?
Спать пора!
Нет, теперь поехала каяться.
Это точно, что до утра.
1984 ЖХ-385/2 ПКТ, Мордовия

«Нас Россией клеймит...»

Нас Россией клеймит
Добела раскалённая вьюга,
Мракобесие тёмных воронок —
Провалов под снег.
— Прочь, безглазая, прочь!
Только как нам уйти друг от друга —
В бесконечном круженьи,
В родстве и сражении с ней?
А когда наконец отобьёшься
От нежности тяжкой
Самовластных объятий,
В которых уснуть — так навек,
Всё плывёт в голове,
Как от первой ребячьей затяжки,
И разодраны лёгкие,
Как нестандартный конверт.
А потом, ожидая, пока отойдёт от наркоза
Всё, что вышло живьём
Из безлюдных её холодов, —
Знать, что русские ангелы,
Как воробьи на морозах,
Замерзают под утро
И падают в снег с проводов.
1984 ЖХ-385/2 ПКТ, Мордовия
34
{"b":"154435","o":1}