ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Токсичный роман
Незримые нити
Чтобы сказать ему
100 способов изменить жизнь. Часть 2
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Я – Сания: история сироты
Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Треугольная жизнь

— А кого это волнует? СПИД. Искоренение бедности. Изменение климата. Ближневосточный мир. Африку. Все, что угодно. Главное, чтобы мир понял: вы ведете повседневные дела с серьезной повесткой дня. Вы выполняете огромную работу и не собираетесь отвлекаться от нее из-за клоунов, изображающих судейство в Гааге.

— Как насчет мер безопасности? — спросила Амелия.

— ЦРУ позаботится об этом. Нам лишь нужно поставить галочки в схеме, когда мы отправимся в путь. Если понадобится, для нас остановят весь город. Сейчас я жду звонка от вице-президента, хотя встреча с ним будет конфиденциальной.

— А пресса? — спросил Лэнг. — Нам нужно дать ответ как можно быстрее.

— По пути в аэропорт мы устроим небольшую пресс-конференцию, во время которой вы скажете несколько слов. Если хотите, то вместо вас заявление сделаю я. Вам лишь придется постоять рядом со мной.

— Нет, — твердо сказал Лэнг. — Это абсолютно неприемлемый вариант. Тогда я буду выглядеть виновным во всех смертных грехах. Я сам поговорю с журналистами. Рут, что ты думаешь о поездке в Вашингтон?

— Мне кажется, что это ужасная идея. Извините, Сид. Я знаю, вы стараетесь помочь нам всеми силами. Но мы должны учесть, что подумают люди в Британии. Если Адам полетит в Вашингтон, он станет козлом отпущения. Нашкодивший мальчик побежал плакаться в жилетку папочке.

— А что, по-вашему, следовало бы сделать?

— Вернуться в Лондон.

Кролл начал возражать, но Рут перебила его:

— Пусть британцы не любят Адама в данный момент, но они еще больше не любят вмешательства иностранцев, которые указывают им, как жить в собственной стране. Правительству придется поддержать его.

— Британское правительство согласилось сотрудничать со следствием, — возразила Амелия.

— Неужели? — ответила Рут сладким голосом, яд которого был сильнее цианистого калия. — И как же ты пришла к такому заключению?

— Это не мое заключение. Я прочитала сообщение, которое транслируется по телевизору. Смотрите.

Мы посмотрели. Бегущая строка внизу экрана гласила следующее: ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ — БРИТАНСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО СОГЛАСИЛОСЬ НА «ПОЛНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО» В РАССЛЕДОВАНИИ ВОЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

— Как они смеют? — вскричала Рут. — После всего того, что мы сделали для них!

— При всем уважении к вам, мэм, — сказал Джош, — британское правительство, подписав статут Международного суда, не имеет теперь другой возможности. Закон обязывает их к «полному сотрудничеству». Это точная формулировка восемьдесят шестой статьи.

— А если Международный суд решит арестовать меня? — тихо спросил Лэнг. — Британское правительство тоже согласится на «полное сотрудничество»?

Джош уже нашел соответствующее место на экране ноутбука.

— Сэр, данный вопрос обсуждается в пятьдесят девятой статье. «Государство-участник, которое получило просьбу о предварительном аресте или об аресте и передаче суду какого-либо лица, незамедлительно предпринимает шаги для ареста соответствующего лица».

— Тогда, я думаю, вопрос решен, — сказал Лэнг. — Мы летим в Вашингтон.

Рут сложила руки на груди. Этот жест напомнил мне о Кэт: он предупреждал о надвигающейся буре.

— А я говорю, что твои встречи будут выглядеть плохо, — заявила она.

— Не так плохо, как поездка из Хитроу в наручниках.

— Возвращение в Англию показало бы, что у тебя, по крайней мере, сохранилось мужество.

— Тогда почему бы тебе, черт возьми, не вернуться туда без меня? — огрызнулся Лэнг.

Как и их вчерашняя ссора, эта демонстрация эмоций была непродолжительной — едва начавшись, она тут же оборвалась.

— Если британское правительство хочет отправить меня на это шутовское судилище, то пусть оно катится к черту! Я поеду туда, где люди рады моему появлению. Амелия, скажи парням из охраны, что мы уезжаем через пять минут. Пусть одна из девочек соберет мои вещи в сумку. Ты тоже подготовься к отъезду.

— Почему бы вам обоим не собрать чемоданы? — спросила Рут. — Тогда бы все было, как в том анекдоте…

Казалось, что сам воздух в комнате сгустился. Даже легкая улыбка Кролла сделалась напряженной. Амелия смутилась, нервозно поправила юбку и, сжав в руках блокнот, поднялась на ноги с шелестом шелка. Проходя через гостиную, она смотрела прямо перед собой. Ее горло окрасилось изящным розовым цветом. Губы были плотно сжаты. Рут подождала, пока она не вышла, затем медленно опустила ноги на пол и вставила их в плоские туфли с деревянными подошвами. Она тоже молча покинула комнату. Через тридцать секунд где-то внизу громко хлопнула дверь.

Лэнг вздрогнул и вздохнул. Он встал, снял куртку со спинки кресла и перекинул ее через плечо. Это был сигнал остальным. Помощники адвоката закрыли крышки ноутбуков. Кролл поднялся с софы и потянулся, широко расставив пальцы. Он напомнил мне кота, выгибавшего спину и царапавшего когтями дорогой ковер. Я отложил блокнот в сторону.

— Мы с вами увидимся завтра, — протянув мне руку, сказал Лэнг. — Устраивайтесь и обживайтесь в доме. Я извиняюсь, что покидаю вас в такой спешке. По крайней мере, этот скандал поднимет цену на книгу.

— Еще бы! — ответил я.

Мне захотелось как-то развеять мрачную атмосферу.

— Наверное, всю заваруху с Гаагским судом устроил рекламный отдел Райнхарта.

— Тогда нужно попросить их прекратить это безобразие, — подыграл мне Лэнг.

Он улыбнулся, но его печальные глаза больше подошли бы побитой собаке.

— Что вы собираетесь сказать репортерам? — спросил Кролл, обнимая Лэнга за плечи.

— Еще не знаю. Поговорим об этом в машине.

Когда экс-премьер направился к лестнице, Кролл подмигнул мне и сказал:

— Счастливо оставаться, призрак.

Глава 09

Вы думаете, они лгут вам? «Ложь» слишком сильное слово для этого. Большинство из нас склонны раскрашивать воспоминания в яркие тона, подстраивая их под ту картину прошлого, которую нам хотелось бы представить миру для последующей оценки.

Эндрю Крофтс.
«Профессия писателя-«призрака».

Мне не составило бы труда спуститься вниз и посмотреть, как они уезжают. Но я решил наблюдать за их отъездом по телевизору. Я всегда говорил, что никакая телевизионная программа не собьет вас с толку, если вы имели достоверный личный опыт. И все же было любопытно отмечать, как прямая трансляция с вертолета окрашивала невинные действия в тона опасного преступного заговора. Когда водитель Джефф подъехал к крыльцу на бронированном «Ягуаре» и вышел из машины, не заглушив мотор, для всей планеты это выглядело так, как будто он готовил бегство мафиозного главаря за пару минут до прибытия копов. В холодном воздухе Новой Англии большой лимузин, казалось, плыл по морю пара, поднимавшегося от выхлопной трубы.

У меня возникло чувство дежавю, что я вновь переживаю предыдущий день, когда заявление Лэнга, словно многократное эхо, приходило ко мне со всех сторон. По телевизору я увидел одного из охранников, открывшего заднюю дверь «Ягуара». В то же время из коридора до меня доносились голоса Лэнга и сопровождавших его людей, которые готовились к отъезду.

— Эй, народ! — прозвучал голос Кролла. — Все нормально? Никто ничего не забыл? Отлично. И помните: счастливые радостные лица. Ну, с богом! Мы выходим.

Передняя дверь распахнулась, и через миг я увидел макушку экс-премьера. Сделав несколько торопливых шагов, он исчез в машине. Следом за ним показали адвоката, который быстро сел в «Ягуар» с другой стороны. Бегущая строка внизу экрана сообщала: «АДАМ ЛЭНГ ПОКИДАЕТ УЕДИНЕННЫЙ ОСОБНЯК НА МАРТАС-ВИНЬЯРДЕ». Эти парни с телевидения, подумал я, знали обо всем на свете, кроме тавтологии.

На открытом пространстве появилась свита Лэнга. Группа быстрым маршем вышла из дома и направилась к минивэну. Ее возглавляла Амелия. Она прижимала рукой белокурые волосы, защищая прическу от потоков воздуха, нисходивших от винтов вертолета. За ней шли секретарши, помощники адвоката и, наконец, два телохранителя.

31
{"b":"154444","o":1}