ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Здесь мрачно, — заявила принцесса. — Слишком много серого. И пахнет — фи!

Маркиз недовольно засопел и уже открыл было рот, чтобы что-то ответить, когда в ногу ему вонзились острые когти.

— Ай, ч-чертов…

— Прошу прощения, маркиз! Это была трагическая случайность, — быстро сказал Кот.

— Вот я тебе сейчас…

— Прошу вас, маркиз, давайте отойдем… — Кот быстро поклонился королю и принцессе. — Простите, Ваше Величество, Ваше Высочество — мы с маркизом покинем вас на секунду. Нам нужно отдать распоряжения прислуге.

— Что? Какой прислуге? — удивился маркиз. — Кстати, чей это лакей…

— Пойдем, — негромко, но настойчиво произнес Кот.

— …Накрывает…

—  Пойдем!

— …На стол… Ай!

— Простите, маркиз, опять трагическая случайность. Соблаговолите проследовать за мной.

Маркиз наконец понял намек. Кот отвел его в угол зала и зашипел сквозь зубы:

— Ты что, совсем идиот? Ты не понимаешь, что ли, что это сам король?

— Сам ты идиот.

— Нельзя же при короле вести себя, как… Как… Не знаю, как какой-нибудь крестьянин!

— А чего она про мой замок говорит всякое? И вовсе я не крестьянин, а богач и маркиз, вот! — парировал маркиз и высморкался в кружевную манжету.

— Ох-х…

Кот закрыл глаза лапами и невнятно забормотал про себя.

— Ты чего, Кот? Чего ты?

— Не мешай… Восемь… Девять… Десять… Я спокоен. Я спокоен… — Кот открыл глаза и кинул взгляд на короля, увлеченно рассматривавшего рисунок на скатерти. — Значит так. Слушай меня. Ты вообще понимаешь, откуда этот замок, и вообще все?

— Ну-у…

— Ты понимаешь, как я выкладываюсь, чтобы обеспечить твое будущее? Вот скажи мне, ради чего все это? Ради того, чтоб ты все порушил в одну минуту? Ты хоть знаешь, что мне пришлось тут провернуть, пока ты там наслаждался поездкой в карете со своей принцессой?

— И вовсе она не моя.

— А вот это вопрос времени. Король уже с ума сходит от твоего богатства. Просто потерпи.

— Глупая она какая-то.

— Ой, это кто же это у нас говорит? Граф де Ларошфуко? Сенека? Пифагор? Ах нет, это у нас Жан, сын мельника из Прованса!

— Отстань!

— Не отстану. Делай, что тебе говорят. Я тебе добра желаю, дурья твоя башка. Ты пойми, общественное положение при нынешнем государственном строе — это всё. Веди себя, как полагается маркизу! Когда ты женишься на принцессе…

— Я? — вытаращил глаза маркиз. — Я — женюсь на принцессе? Ты что, совсем сумасшедший?

— Кто из нас сумасшедший, это еще посмотреть надо. Ты вон с котами разговариваешь… И нечего делать удивленный вид. Принцесса для тебя — отличная партия. Слушайся меня, и все будет отлично.

— Ладно, ладно…

— И не вытирай рукавом нос! Тьфу ты. Мерзость какая. Ты видел, чтоб король так поступал?

— Принцесса всю дорогу пальцем в носу ковыряла, когда думала, что никто не видит.

Кот вздохнул. Воспитание мельникова сына он отложил на потом, и как теперь выяснялось, зря. Ему казалось, что достаточно будет одеть Жана в красивую одежду, ну, может еще причесать — и будет маркиз хоть куда.

— Ну вот что, дворянин ты мой доморощенный. Иди сейчас к королю и будь паинькой. Не забывай, короля называть «Ваше Величество», а принцессу — «Ваше Высочество». Не перепутай, как в прошлый раз! Вперед, шагом марш!

Жан громко втянул носом сопли и направился к столу, тихо бормоча под нос: «Он — Величество, она — Высочество… Величество… Высочество…» Кот проводил его взглядом и шмыгнул на кухню.

Престарелая кухарка стояла рядом с довольно объемным котелком и помешивала варево длинной деревянной ложкой. Исходивший от варева запах… Кот втянул носом воздух.

…О, нет!

— Это что?

Старуха с довольным видом обернулась к нему и подтвердила его опасения.

— Гороховая похлебка с луком и мясом! — с гордостью в голосе произнесла она, словно объявляла наступление какого-то торжественного события. — Тут в кладовке целый мешок гороху!

— Что?! Мы что, собираемся кормить короля гороховой похлебкой?

— С луком и мясом, — поправила его кухарка.

— Но это же… Кошмар! Это же… Боже мой, гороховая похлебка на столе Его Величества!

— Да ты не глух ли, господин Кот? Это не гороховая похлебка, а гороховая похлебка с луком и мясом! Это совершенно разные вещи!

— Да? И чем же они различаются?

— В этой похлебке есть лук и мясо.

Кот схватил себя за уши. Отправляя старую ведьму на кухню он полагал, что благодаря своему возрасту она постигла все тонкости кулинарного искусства и сможет сотворить шедевр из чего угодно. Он не учел одной простой вещи. Сколько бы лет ты не тренировался в приготовлении гороховой похлебки, в конечном итоге у тебя будет получаться только одно блюдо — гороховая похлебка. Правда, за много-много лет практики эта похлебка, возможно, действительно станет чуть вкуснее.

Формально, старуха действительно умела приготовить еду из чего угодно. Проблема была в том, что, что бы она ни положила в котел, в итоге получалась гороховая похлебка. Или нечто, очень ее напоминающее. И если повезет — там будут лук и мясо.

«К черту, — сказал Кот сам себе. — К черту, накормлю короля горохом, а там будь что будет. В крайнем случае, скажу, что это какое-нибудь новомодное блюдо».

Кухарка вытащила ложку из котла, облизнула и опустила обратно.

— Как раз готова, — сказала она.

Каждый волосок на шкуре Кота поднялся дыбом, передернулся от отвращения и улегся на свое место. Усилием воли Кот заставил себя сказать:

— Подавай на стол!

Хотя разум его вопил во весь голос: «Вылей в окно!»

Старуха обмотала ручку котелка тряпкой, с удивительной для ее возраста легкостью сняла котелок с огня и зашаркала к выходу. Кот с тоской посмотрел на окошко кухни.

За окном солнце садилось в лес, ласточки вспарывали острыми крыльями небо, охотясь за мошками, приветливо раскачивались веточки большого каштана, торчащего из зарослей кустов…

«В кустах наверняка птичье гнездо, — грустно подумал Кот. — Сейчас бы прокрасться…»

Он заставил себя встряхнуться. Нет, он не может сейчас бросить Жана. Жан, конечно, не ахти какой хозяин, но…

— Я вернусь, — пообещал Кот кустам. — Я вернусь, обещаю.

Он вернулся в зал как раз вовремя, чтобы увидеть, как кухарка ставит закопченный котелок прямо на бесценный старинный гобелен.

— О-о-о, гороховая похлебка с луком и мясом! — обрадованно потер руками маркиз и обернулся к королю. — Вкуснятина! К ней бы еще хлебца краюху, а уж что ночью будет — небось, соседи решат, что кто-то фейерверк запускает!

— Ваше Величество, — подскочил к столу Кот. — Простите, что у нас все так по-простецки… Дело в том, что маркиз, путешествуя по Европе, перенял этот обычай у… м-м-м… немцев, да, точно, у немцев. У них, представьте, сейчас так модно — встречать гостей простой незатейливой крестьянской пищей, вроде похлебки или жареных сосисок с пивом. Может, выглядит эта еда и не очень, но уверяю вас, вкус у нее отменный!

Король в недоумении смотрел на котелок.

— Папá, — слабым голосом спросила принцесса. — Папá!.. Что это?..

III

Принцесса ужинать отказалась наотрез.

— Я не голодна, — заявила она. — Мы сегодня проезжали мимо болота, и если бы я захотела поесть зеленой грязи, я поела бы из него.

Маркиз напротив, с аппетитом сожрал полную тарелку горошницы, рыгнул, утерся краем гобелена и спросил у короля:

— Ну, как вам? С мясом-то она просто прелесть! Небось, ваш дворцовый повар и знать не знает, как такую похлебку сварить?

Король, который успел с величайшей осторожностью откушать две ложки варева и теперь тщательно промакивал усы и бородку надушенным носовым платком, поспешно кивнул ему в ответ.

— К счастью, не знает.

«Еще немного, и мой деревенский маркиз начнет портить воздух и радостно хохотать», — с ужасом подумал Кот. — «Нужно немедленно развести их!».

— Ваше Величество, — поспешно произнес он. — Маркиз поручил мне обсудить с вами, какую помощь мы могли бы оказать короне…

17
{"b":"154447","o":1}