ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При этом, судя по документам, в этом же дивизионе некомплект личного состава был незначительным: в управлении – 3 офицера, 18 строевых солдат, 4 нестроевых. В 3-м авиационном дивизионе – 3 офицера, 15 строевых солдат и 40 нестроевых. В 9-м авиационном дивизионе – 3 офицера. То, что летчики были элитой даже в белой армии, сомневаться не приходится, перелистывая многочисленные архивные документы. В них особая штабная культура. Но самое главное – среди летчиков белых, несмотря на некомплект, существовал отбор. Предпочтение отдавалось летчикам-офицерам, в полном смысле этого слова. 28 ноября 1919 г. командир 8-го авиаотряда Добровольческой армии военный летчик штабс-ротмистр Никитин писал в своем рапорте командиру 3-го авиадивизиона: «Сего числа прибыл во вверенный мне отряд назначенный Авиаглавом Военный Летчик Прапорщик Сатенко. По его словам до сего времени он был в пехотном полку, куда попал при занятии Добрармии г. Елисаветграда. Не летал прапорщик Сатенко уже два года, на германском фронте почти не был, находясь все время в Одесской школе, а затем в Одесском отряде. Имея в виду все вышесказанное, а также наличность и качество самолетов отряда, при всем желании не могу использовать его, как летчика.

Прапорщик Сатенко произведен из солдат, какого рода офицеров в отряде и так много, в т. ч. не может быть полезен чисто в административном и строевом отношении. Посылаю прапорщика Сатенко в Ваше распоряжение, от себя ходатайствую о посылке его в школу для тренировки или в Одессу для полетов на Декане, а затем на Анасель. Отряд испытывает острую нужду в Боевых летчиках, а также в офицерах в полном смысле этого слова.

Резолюцию Вашу благоволите сообщить мне».

В декабре 1919-го в секретном рапорте начальнику авиации Вооруженных сил на юге России командир 3-го авиационного дивизиона докладывал об осмотре Галицийского авиационного отряда, который находился в пути на Одессу: «Доклад о 1-м Украинском Авиационном отряде (Галицийской сотне). Двадцатого ноября я получил распоряжение от Генкварма штаба Новороссийского округа, чтобы выслать одного офицера в Винницу для связи с Галицийским авиационным отрядом, был выслан 8-го Авиаотряда наблюдатель корнет Мажаров. Двадцать третьего ноября приехал корнет Мажаров вместе с командиром Галицийского Авиаотряда представиться мне и с просьбой взять отряд под свое покровительство и техническое подчинение. Ознакомившись кратко об отряде, я выехал в Винницу, где его и осмотрел. Отряд представляет из себя следующее: в отряде имеется два Бранденбурга, один ЛВЖСУ, один ДФВ, два Ньюпора 21 и 23 типа. Все самолеты очень сильно попорчены от бесконечных перевозок лошадьми и по железной дороге. Крылья почти все требуют чинки как столярной так и перетяжки полотном, для Бранденбурга есть запасные крылья, две пары, но для другого типа придется переделать их, так же есть запасные крылья для ДВФ, но фюзеляж и мотор требуют также ремонта. Ньюпоры в очень плохом состоянии; имеется запасной мотор Бенц 220 НР, запасные винты к самолетам, колеса, покрышки и камеры к ним же, а также разные запасные мелкие части к моторам и самолетам».

5

Текст мирного договора делегаты и эксперты союзников разработали фактически за 102 дня. Но немецкую делегацию (около двухсот человек) во Францию пригласили, когда договор еще находился в работе. Их разместили в версальском отеле, по сути, под домашним арестом. Тем временем союзники «прорабатывали» и согласовывали детали договора. Когда же немецкая сторона после недели томительных ожиданий пригрозила отъездом, другая пообещала ознакомить их с проектом документа 7 мая 1919 г. По этому поводу Г. Мэйсон уточняет: «В результате, договор заканчивался столь поспешно, что никто из ведущих союзных лидеров не ознакомился с его окончательным вариантом, прежде чем он был вручен немцам. Когда английские и американские делегаты наконец прочитали текст договора в полном виде, они были поражены суровостью содержащихся в нем требований. По мнению большинства дипломатов, документ нуждался в существенных доработках, однако менять что-либо было уже поздно.

В три часа дня 7 мая руководители немецкой делегации были приглашены в великолепный зеркальный зал дворца Трианон, где им вручили единственный экземпляр договора на английском языке и жестко потребовали в течение пятнадцати дней представить в письменном виде свои комментарии. И тут приглашенные поняли, что находятся здесь не как участники переговоров, а как обвиняемые, ожидающие приговора». Несмотря на недовольство германской делегации, заседание было закрыто через час. А на следующий день текст мирного договора опубликовали в Берлине. «Согласно Версальскому договору Германия обязывалась в течение двух лет выплатить союзникам сумму, эквивалентную 5 миллиардам долларов золотом…» Кроме экономических статей Версальский договор разрушал надежды на воссоздание рейхсвера. Например, статья 160 обязывала Германию ликвидировать Генеральный штаб и закрыть все военные академии. Численность ее армии не должна была превышать 100 тыс. человек, в т. ч. 4000 офицеров. Запрещался призыв на военную службу, а срок службы на добровольно-профессиональной основе предусматривал 12 лет для солдат и 25 лет для офицеров с выходом в отставку, без увольнения в запас. По условиям договора Германии запрещалось иметь свою военную авиацию, а все самолеты, не переданные союзникам, должны были быть уничтожены. Из пяти статей, касающихся авиации, статья 201 запрещала (в течение 6 месяцев с даты вступления в силу договора) на всей территории Германии производство или экспорт самолетов, частей самолетов, авиационных моторов или частей моторов. В конце Первой мировой войны Германия насчитывала около 20 тыс. самолетов, из которых 2400 были бомбардировщиками, истребителями и разведчиками. Теперь же, по Версальскому договору, 15 тыс. самолетов и 27 тыс. авиационных двигателей передавались странам-победительницам. 28 июня 1919 г. в Версальском дворце договор подписали представители США, Великобритании, Франции, Италии, Японии и стран, бывших их союзниками, – с одной стороны, а с другой – проигравшая Германия. После ратификации Германией, Великобританией, Францией, Италией и Японией договор вступил в силу 10 января 1920 г.5.

В середине сентября 1918 г. в Берлин прибыли 70 офицеров союзников, а всего в Германию отправились 383 офицера и 797 солдат, которых не ждали и которым оказывалось постоянное противодействие, в т. ч. физическое. К 10 апреля 1920 г. все самолеты и авиационное оборудование немцев должны были быть уничтожены или переданы союзникам. Но даже через три месяца после оговоренного срока комиссия союзников обнаружила 6 тыс. исправных самолетов. Как оказалось, свои самолеты и моторы немцы тайно продавали в Норвегию, Швецию, Данию, Финляндию, Голландию, Турцию, Латинскую Америку и Японию. Таким образом, за пределы Германии было выведено 1000 самолетов и 2500 моторов без претензии на репарации. Военная авиация была распущена весной 1921 г., а в сентябре 1922 г. контрольная комиссия союзников составляла отчет об уничтожении всех немецких летательных аппаратов. Однако социал-демократическое правительство послевоенной Германии, создавая крепкую власть, своей опорой ожидало увидеть лишь боеспособную армию. Уже в 1920 г. генералу Гансу фон Секту, которого назначили начальником Войскового управления, поручили решить эту ответственную задачу. Фон Сект взялся и за восстановление ВВС. В своем управлении внутри рейхсвера он создал Центральный авиационный комитет, куда вошли опытные командиры эскадрилий и авиагрупп. А после набора других специалистов все они составили так называемый «летный центр», который действовал подпольно. Вскоре к работе были привлечены еще 180 военных летчиков Первой мировой войны. Сект распределил их по военным округам. Комитет, в свою очередь, занимался составлением отчетов, в которых проводился скрупулезный анализ всех аспектов воздушной войны. Примечательно, что среди офицеров комитета были офицеры, ставшие впоследствии командующими воздушными флотами люфтваффе.

10
{"b":"154448","o":1}