ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Невозможно было не признать, что атака оказалась совершенной. Даже если бы Ранкстрайл со своими солдатами готовил ее годами, он все равно не смог бы достигнуть такой идеальной синхронности, такого совершенства и точности, сравнимой лишь с работой опытного резчика по дереву.

Принц Эрик подошел поблагодарить капитана за то, что тот еще раз спас жизнь ему и его солдатам. Ранкстрайл посоветовал ему патрулировать обрывистый южный склон холмов, тот, с которого они только что сбросили орков: установить через каждые тысячу шагов часовых, поддерживающих связь друг с другом при помощи сигнальных огней. Принц согласился с ним. Капитан заметил, что королева-ведьма приказывает то же самое воинам Анрико.

Они победили.

Осада Далигара закончилась.

Они отбросили орков.

Они освободили холмы Новой Луны.

Теперь им не придется изо дня в день бороться за выживание. Теперь они смогут выиграть войну. Навсегда. Теперь они могут подумать о том, как прогнать орков со своей земли, всех до последнего, и тогда их единственными врагами будут саранча, пожирающая урожай, и кроты, грызущие капусту.

— С тобой все в порядке, малышка? — спросил капитан.

Эрброу кивнула.

Опасности больше не было.

Капитан спешился и снял девочку с лошади.

Принц Эрик преклонил перед ним колено, что смутило капитана почти так же, как когда Аврора называла его «мой господин». Молодой аристократ еще раз пространно поблагодарил его за то, что капитан снова, теперь уже окончательно, спас его жизнь и жизнь его народа. Он освободил холмы Новой Луны, вновь и вновь растроганно повторял принц. Капитан пробурчал в ответ что-то невразумительное.

Заверив Ранкстрайла, что его семья по-прежнему находится в Вариле и пребывает в добром здравии и что их домик восстановлен, принц Эрик наконец-то удалился.

Капитан остался с Тракрайлом и Нирдли. Он приказал им добить раненых орков и отрубить им головы, после чего наклонился, чтобы взять Эрброу на руки и как можно скорее отвезти ее домой.

Крик Эрброу разорвал летнюю жару.

Девочка бросилась к одному из орков, тому, что был в маске с лисьей мордой, и встала между ним и солдатами Ранкстрайла. Волк зарычал, но почти сразу успокоился.

— Нет айа, ватит айа! — кричала Эрброу во весь голос.

— Да что она, черт побери, говорит? — в недоумении спросил Нирдли.

— Она не хочет, чтобы мы добивали его, — перевел Тракрайл, отличавшийся умом и смекалкой.

Капитан побледнел: он говорил слишком громко, он не подумал о девочке. А она ведь полуэльф. Но теперь было уже слишком поздно.

— Ваше высочество, — миролюбиво проговорил гном, — отойди-ка отсюдова. Я не сделаю ему больно. Я просто убью его.

Девочка не шелохнулась. Наступила тишина, звенящая летняя тишина, в которой слышалось гудение шмеля и стрекот цикад.

— Послушай, малышка, — обратился к ней капитан, — отойди от него, это опасно.

Девочка еще ближе подошла к орку. Еще пара шагов, и он сможет достать до нее рукой и своим топором. Малышка заплакала и протянула капитану свою деревянную лодочку. Лодочка в обмен на жизнь орка.

— Нет, что ты, это невозможно… Мы убьем его, но ему не будет больно… Он сам этого ждет. Так принято. Не можем же мы оставить его истекать здесь кровью… это намного хуже… это неправильно…

— С нами тоже так поступят, понимаешь? — попытался уговорить ее Нирдли. — Нас всех ждет та же участь. Рано или поздно. И нам повезет, если найдется кто-то, кто избавит нас от мучений одним ударом меча…

Девочка сделала еще полшага по направлению к орку.

— Нет! — заорал Ранкстрайл. — Остановись! Мы все равно не можем им помочь. Как мы их повезем? Что, отдать им наших коней? Это абсурдно, понимаешь? И глупо. Нас тоже ждет такая участь. Это наша судьба. Если мы попадем к ним в лапы живьем, то нам останется надеяться только на то, что кто-нибудь хорошо и быстро сделает свое дело: один удар и…

Девочка еще ближе подошла к орку. Ее голубые глаза сверкали так же, как глаза ее отца на равнине Варила. Она перестала плакать. Во взгляде ее показалось что-то властное.

— Я сделаю все, что ты захочешь! Клянусь тебе! Клянусь моей честью. Я не буду отрубать им головы. И не буду добивать их. Клянусь тебе. Моей честью. Только остановись. Вернись обратно.

Капитан подумал, что ему несказанно повезло, что в тот момент рядом были лишь два его преданнейших солдата.

Девочка оценивающе смерила его взглядом.

— Ну точно — вся в мать! — пробурчал Тракрайл.

— Как сказал бы капрал Лизентрайль, если бы был здесь, тот, кто возьмет ее в жены, будет храбрее даже льва, — добавил Нирдли.

— Моей честью, малышка, — яростно подтвердил Ранкстрайл, — моей честью. И хоть я и простой наемник, никому и в голову не придет усомниться в ней.

Эрброу продолжала смотреть на него своим серьезным взглядом маленького эльфа.

— Эй, малышка, — вмешался Нирдли, — смотри, с честью наемников лучше не шутить!

— Точно, — подтвердил Тракрайл, — короли и кавалеристы могут и не сдержать подобной клятвы, а вот разбойники и наемники своей честью дорожат больше всего на свете: ведь у них, кроме чести, и нет ничего!

— Уж мы то знаем. Мы знаем, что такое разбойник и что такое наемник. Сейчас мир заполонили орки, и мы — наемники, но мы не всегда…

Капитан повернулся к Нирдли и взглядом приказал держать язык за зубами.

Раненый орк тоже заметил девочку и попытался повернуться к ней.

— Я сделаю все, что ты пожелаешь! Клянусь тебе моей честью, только отойди оттуда, — еще раз попросил капитан.

Эрброу не двигалась с места. Орк стал подползать к ней.

— Кусать, ням-ням, — сказала Эрброу, указывая на раненого орка.

— Она хочет, чтобы мы предоставили ему средства к существованию, — перевел Тракрайл.

— Не говори глупостей, — не выдержал капитан. Чаша его терпения переполнилась. — Я не могу тратить воду и еду на пленных орков, понимаешь? Нам самим не хватает. Это было бы преступлением! Да представляешь ли ты, как трудно будет моим солдатам охранять пленников? И не могу же я заставить моих воинов разводить кур, чтобы накормить орков!

Девочка сделала еще один шаг к орку, который уже всем телом повернулся в ее сторону.

— Ладно, я сделаю все, что захочешь, — прошипел капитан, — клянусь честью. Даю слово. Я дам им чистой воды и что-нибудь поесть.

— А малышка похлеще, чем ее мама, — заметил гном.

— Ага, ее мать хоть выучилась говорить, перед тем как поставить нас на колени. А девчонке хватает для этого и половины алфавита.

Капитан проорал своим солдатам приказ обезоружить раненых орков и отвезти их в Далигар, где они будут содержаться под стражей в тех же шалашах, что построили для осады города. Также он приказывал снабдить их чистой водой и какой-нибудь едой.

На мгновение армия замерла в растерянности. Но вскоре солдаты пришли в себя и довели до сведения Ранкстрайла свое несогласие с полученным приказом, причем в настолько красочных выражениях, что тот позволил себе напомнить всем присутствующим, что это он является капитаном легкой кавалерии и что он не привык повторять свои приказы дважды или терпеть тех, кому пришла в голову мысль не подчиниться им.

Наконец ему удалось подойти к девочке и взять ее на руки.

— Я дал тебе мое слово. Это полный идиотизм, но я дал тебе мое слово, — потемнев от ярости и страха, сказал капитан, чтобы успокоить малышку.

Девочка кивнула и, не отрывая от Ранкстрайла своих голубых глаз, протянула ему разноцветную деревянную лодочку.

Капитан, вне себя от раздражения, посмотрел на игрушку. Тогда малышка засунула руку в карман, вытащила из него куколку, погладила ее и с легким вздохом тоже протянула капитану.

— Нет, спасибо, не надо, — ответил тот, отказываясь от игрушек и надеясь, что никто, кроме Нирдли и Тракрайла, не видит эту сцену. — Ты не обижайся, но они мне не нужны.

Эрброу упрямо сунула игрушки ему в руку.

— Ты папа, — решительно сказала она, — ты холосый папа.

143
{"b":"154451","o":1}