ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я хочу забрать Эльзу. Иначе я превращу твою жизнь в ад! С этими словами Фрэнки бросил трубку.

Сара решила пока не возить Эльзу в детский сад, чем привела воспитательницу Керстин в полный восторг.

– Не беспокойтесь, – ответила она по телефону, – вы можете оставить Эльзу дома, никаких проблем, ведь я знаю, в чем дело. А если решите снова привести ее, пожалуйста, позвоните заранее, и все будет в порядке.

В ее голосе снова слышался торжествующий смешок, что привело Сару в бешенство, потому что теперь Эльза будет у нее на шее целый день.

О том, чтобы учиться дальше, не могло быть и речи. Сара бросила писать свою магистерскую работу, и потолок буквально рушился ей на голову.

Утром Эльза не спала дольше чем до половины седьмого. Она сразу же отправлялась в спальню родителей, трясла Сару и спрашивала:

– У тебя есть что посчитать?

Сара с трудом поднималась. Она придумывала для дочки задачки, просила, чтобы та почитала вслух, или задавала ей маленькие письменные упражнения. Стоя под душем, Сара спрашивала Эльзу, которая сидела на крышке унитаза и с нетерпением смотрела на нее:

– Если у тебя на день рождения торт, который состоит из двенадцати частей, и к тебе приходят трое гостей, сколько штук получит каждый ребенок?

– Три, – быстро выпалила Эльза.

– Почему три?

– Потому что я тоже буду есть торт. Это же логично! А значит, нас четверо и каждый получит по три кусочка.

Эльза была непобедима.

В то время как она ежедневно делала огромные успехи и впитывала как губка все, чему учила ее мать, самой Саре было трудно выдержать постоянное сидение в квартире. Она считала ситуацию невыносимой и с трудом могла заставить себя хоть что-то приготовить. Для нее стоило огромных усилий даже разогреть для Эльзы равиоли.

– Слушай, – однажды после обеда сказала она Эльзе. – Мне нужно ненадолго выйти. Чтобы кое-что купить.

– Отлично! Я пойду с тобой, – сказала Эльза, захлопнула книгу и вскочила на ноги.

– Нет. Ты останешься здесь.

– Почему?

– Потому.

– Как это «потому»?

– Ах, Эльза! – вздохнула Сара. – Неужели ты не понимаешь? Я не хочу, чтобы Фрэнки подстерег нас и украл тебя. Вот этого я боюсь. Поэтому ты должна остаться дома. Здесь, по крайней мере, ты в безопасности.

– Я укушу его, если он придет.

– Нет. Но если ты что-то услышишь у двери, то сразу же звонишь в полицию, о'кей?

Эльза кивнула:

– О'кей.

Сара ушла. С улицы она увидела, что Эльза стоит около окна и машет ей рукой.

«Моя умница», – подумала она, и у нее чуть ли не разорвалось сердце при мысли, что приходится держать дочку взаперти.

Она купила детские книжки, игры и загадки для Эльзы, а себе немного бумаги для рисования и карандаши. Если уж у нее нет возможности учиться, она хотела хоть чуть-чуть порисовать. Потом она побродила по универсаму «KaDeWe», поборола искушение купить пуловер, который показался ей красивым, как мечта, долго ковырялась в книжном отделе и в конце концов выпила чашку кофе в ресторане. Она сидела за маленьким столом у окна, смотрела на город и думала о том, что не может вспомнить, когда в последний раз проводила послеобеденное время одна. И в этот момент в ней проснулся страх, и она почувствовала угрызения совести. Все это обрушилось на нее, словно лавина, которая хоронит под собой ничего не подозревающего лыжника.

Эльза была одна. Ей всего три года, вернее, почти четыре, но разница была не столь уж большой. Она была умной, но не знала всех опасностей этого мира. В квартире могло случиться что угодно. И кроме того, существовал еще Фрэнки. Фрэнки, который, наверное, только и ждет такой возможности.

Сара вскочила, побежала через универмаг и с трудом нашла лифт, на котором могла попасть на этаж, где припарковала машину. На пятом этаже дверь лифта почти бесшумно открылась. Сара попыталась вспомнить, где оставила свою машину. Она должна быть где-то на противоположной стороне. Куда ей идти – направо или налево, чтобы обойти центральную часть, по которой проезжали машины?

И вдруг она сообразила, что парковка выглядит иначе, чем несколько часов назад. Она была практически пустой. Через четверть часа универмаг закроется, в нем почти не осталось посетителей, и на этом, верхнем, этаже парковки уже никто не ставил машины. Сара была одна.

Она пошла налево. Быстро, твердыми шагами, хотя еще никогда в жизни не чувствовала себя такой беспомощной. Было тихо, как на кладбище, только ее шаги гулко раздавались в пустом помещении.

Связка ключей упала на пол. Сара вздрогнула и остановилась. Здесь кто-то был. Она была не одна. Кто-то наблюдал за ней, ждал ее. Наверное, возле ее машины. Где-то хлопнула дверца автомобиля. Сара осмотрелась по сторонам.

Никого.

Ее охватила паника. Она почувствовала себя в ловушке и, повинуясь невольному порыву, поспешила назад к лифту. Если ей повезет и лифт еще здесь, она сможет уехать до того, как этот «кто-то», прятавшийся за колонной, успеет выскочить на лестничную площадку.

Лифта не было. Она начала бить рукой по кнопке, молясь, чтобы ей хоть чуть-чуть повезло, чтобы ее спасли в последнюю секунду. Ее бросило в холодный пот. Секунды проходили, словно бесконечные минуты. Подъехал лифт, дверь открылась. Сара бросилась в него и нажала на кнопку какого-то этажа. «Ну давай же, – мысленно умоляла она, – ну давай, дверь, закрывайся, закрывайся быстрее!» Лифт закрывался бесконечно долго, как в замедленной съемке, и когда Сара подумала, что все уже позади, кто-то вставил ногу в дверь.

Сара вскрикнула, когда дверь лифта открылась.

В руке у Фрэнки был нож.

Сара стояла неподвижно и боялась даже дышать. Дверь снова закрылась, лифт поехал. Но Фрэнки нажал кнопку аварийной остановки, и он остановился между этажами.

– Теперь у нас есть немного времени, ангел мой, а то ты со мной совсем не разговариваешь.

Он приставил нож к горлу Сары и всем телом прижался к ней. Она даже не могла рассмотреть его лица, настолько он был близко.

«Он убьет меня…» – вертелась у нее в голове одна-единственная мысль.

– Возвращайся ко мне, Сара, – прошептал он. – Мы все изменим. Я брошу наркотики и перестану пить. Мы снова будем жить вместе, как нормальная семья.

– Нет, – ответила она и удивилась, откуда у нее взялись силы и мужество, чтобы сказать это.

Прикосновение холодного лезвия ножа пугало ее. Она попыталась вытянуть шею, чтобы не чувствовать его, но ей это не удалось.

– Я не могу жить без тебя! Я только сейчас понял, как ты мне нужна! – выдохнул Фрэнки ей в лицо. Его дыхание было кислым, словно блевотина.

– Не получится, Фрэнки, это невозможно, – прохрипела она.

«Он убьет меня… Он убьет меня…» Она не могла думать ни о чем другом.

– Я прошу прощения, ты слышишь? Я извиняюсь! Я прошу прощения!

– С ножом в руке? – Она даже засмеялась.

– Я сожалею! Неужели этого недостаточно? Может, мне упасть перед тобой на колени?

– Ты должен оставить меня в покое. Вот и все.

Сара увидела, как в его глазах блеснула ярость, и поняла, что сейчас последует взрыв.

– О'кей! – Он ухмыльнулся. – Как хочешь. Мне терять нечего.

– Помогите! – закричала Сара. – На помощь!

Фрэнки зажал ей рот рукой.

– Проклятье! Заткни пасть!

Этажом ниже послышались голоса. В лифте что-то щелкнуло, и он поехал вниз. Фрэнки понял, что времени у него не осталось, и пригрозил Саре ножом.

– Не особенно радуйся! Я еще доберусь до тебя!

Когда дверь открылась, он с быстротою молнии проскочил мимо изумленных людей, стоящих перед лифтом, и исчез в универмаге.

Сара упала без сознания.

Позже она узнала, что ее забрала машина «скорой помощи». Чье-то незнакомое лицо склонилось над ней, кто-то спросил, как ее зовут и что, собственно, произошло. Это, очевидно, был врач, который держал ее за руку и сделал ей какой-то укол. Он хотел знать, не плохо ли ей, и попросил ее громко считать до десяти. Пока они ехали, он подключил ее к электрокардиографу и посветил фонариком ей в зрачки. Больше она ничего не помнила.

22
{"b":"154453","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Крылатые качели
Капитализм в комиксах. История экономики от Смита до Фукуямы
Есть, молиться, любить
После ссоры
Хакерская этика и дух информационализма
О да, босс!
Если завтра не наступит
Лекции по русской литературе XX века. Том 2
Собаке – собачья жизнь