ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вопрос показался всем очень интересным. Тут же нашлось множество ответов:

— Потому что они еще не понимают своего положения и не умеют сравнивать.

Это напомнило Гектору его урок 1.

— Потому что грустные дети быстро умирают, и мы их больше не видим. Выживают только веселые.

— Потому что они обрадовались, увидев Гектора.

Тут все расхохотались, и Мари-Луиза сказала Гектору: вот видите, так оно и есть!

А потом одна кузина (она была слишком хорошенькой, и поэтому Гектор старался не очень часто смотреть на нее) произнесла:

— Просто им известно, что к ребенку, который улыбается, люди относятся добрее.

И все решили, что это самое лучшее объяснение, а кузина посмотрела на Гектора с улыбкой, и он подумал, а вдруг это для того, чтобы я был добрее к ней. Но за столом, к счастью, собралась вся семья, и уж она-то помешает им наделать глупостей.

Разговор о детских улыбках напомнил Гектору историю одного из коллег-психиатров. Когда тот был ребенком, люди из другой страны захватили Гекторову и решили, что всех жителей с фамилиями, которые им не нравятся, следует умертвить. С этой целью они увозили их всех на поезде далеко-далеко, туда, где никто не мог увидеть, какие ужасные вещи с ними делают. У коллеги Гектора была как раз плохая фамилия, и его заперли в лагере вместе с другими детьми в ожидании поезда, который отвезет их на смерть. Но поскольку он все время улыбался и веселил окружающих, даже тех, кто охранял лагерь, взрослые забрали его и спрятали, и он не уехал вместе с остальными.

Итак, вот что должны знать все дети, желающие выжить: к улыбающемуся ребенку относятся добрее. Даже если это правило и не всегда срабатывает.

Было уже поздно, к тому же острые блюда вызывали жажду, поэтому Гектор немало выпил и почувствовал усталость. Все распрощались, и Мари-Луиза проводила Гектора к машине, которая привезла его из отеля. Это был маленький грузовичок-вездеход, такой же, как у Жан-Мишеля, с шофером, одетым не так, как водители в стране Гектора: на нем была только тенниска, расклешенные книзу брюки и резиновые шлепанцы. Имелся и телохранитель — очень молодой, но с большим револьвером. Проходя мимо них, чтобы сесть в машину, Гектор почувствовал, что они пили ром, но в здешних краях это был, вероятно, хороший способ избавиться от страха на дороге. Он помахал на прощание Мари-Луизе и ее родным, столпившимся на крыльце, чтобы проводить его, а потом автомобиль умчался в ночь.

Гектор чувствовал себя довольно счастливым: он подумал, что сможет поделиться с Кларой множеством интересных историй — то, что с ним происходило в этой стране, вполне годилось для пересказа.

Гектор захотел было поговорить с шофером и телохранителем, спросить, счастливы ли они, но слишком устал и потому сразу уснул.

Ему приснилась Инь Ли, и это доказывает, что понять сны психиатра не сложнее, чем сны обычных людей.

Гектора лишают спокойной жизни

Он не то чтобы проснулся, но в какой-то момент ему почудилось, что машина остановилась, хлопнула дверца, кто-то закричал. Однако Гектору снилось, будто они вдвоем с Инь Ли плывут на маленьком кораблике по морю, возвращаясь в его страну, и ему не захотелось покидать свой сон.

Как выяснилось, это было большой глупостью.

Потому что когда он окончательно проснулся, ему показалось, что водитель и телохранитель теперь другие. Некоторые говорят, что с непривычки чернокожих можно перепутать, тем более ночью, однако это неправда. Гектор ясно видел, что это другие люди, и пытался сообразить, в чем дело. И второе, что он хотел понять: почему машина продолжает двигаться. Ведь его гостиница недалеко от дома Мари-Луизы, времени едва хватило бы на один небольшой сон, а они все еще ехали.

Если бы Гектор совсем проснулся или был похитрее (потому что Гектор был довольно умным, но совсем не хитрым), он бы догадался, что происходит. Вместо этого он спросил: «Куда мы едем?»

Оба негра впереди подпрыгнули на сиденьях и чуть не ударились головой о потолок, а автомобиль резко вильнул в сторону. Они обернулись к Гектору и уставились на него, сверкая белками выкаченных от изумления глаз, а тот, что за рулем, воскликнул: «Черт возьми!» Второй же вытащил большой револьвер и подрагивающей рукой направил его на Гектора. В этот момент Гектор увидел, что оба они в полицейской форме. И тогда он понял, что произошло.

Ему еще раньше все объяснил Марсель. Вам уже говорили, что украсть автомобиль, не имея ключей, сложно, и потому грабители предпочитают сделать так, чтобы вы остановились и сами отдали им ключи. В этой стране нашлись бандиты, которые придумали хороший способ: они переодевались в полицейских! Когда полицейские делают вам знак остановиться, вы, естественно, подчиняетесь, потому что иначе придется заплатить большой штраф и вас даже могут подстрелить. Поэтому ночью на дорогах иногда появляются фальшивые полицейские заграждения или, точнее, настоящие заграждения, но с фальшивыми полицейскими, которые на самом деле грабители. А раздобыть форму несложно, потому что практически у всех есть брат или кузен, служащий в полиции, который может одолжить китель или фуражку, если он не на службе (кителя хватало, потому что в этой стране и настоящие полицейские могли носить какие угодно брюки и любую обувь, даже старые кеды).

Итак, Гектору все стало ясно. Эти двое фальшивых полицейских на передних сиденьях, притворившись настоящими полицейскими, остановили, по всей видимости, машину, высадили шофера и телохранителя, возможно, хорошо им врезали, а потом уехали по-быстрому, даже не заметив, что на заднем сиденье кто-то — Гектор! — спит.

Увидев нацеленный на него пистолет, Гектор испугался, но не сильно. Он знал, что бывают очень жестокие люди, особенно среди бандитов, которые убивают просто так или стреляют со страху, но поскольку он никогда с ними не сталкивался (у Гектора всегда была довольно спокойная жизнь, как и у большинства его ровесников на родине), то не мог поверить, будто с ним может случиться что-то плохое, хотя и сознавал, что такая вероятность не исключается.

В это время бандит, сидевший на месте телохранителя, очень быстро заговорил по мобильному телефону. Гектор не все понимал, потому что язык походил на язык Гектора, но все же отличался от него: это был местный вариант, который появился в те давние времена, когда люди из Гекторовой страны решили, будто здешние края принадлежат им. По его тону Гектор догадался, что бандит позвонил шефу и тот хочет, чтобы Гектора привезли к нему. Он подумал, что это не так уж плохо, поскольку мама (как и ваша, возможно) часто повторяла Гектору, что лучше обращаться к Господу Богу, чем к его апостолам.

Однако позже, когда он увидел шефа, Гектор засомневался в том, что мама всегда права.

Шеф смотрел на Гектора, не произнося ни слова и с таким выражением, словно перед ним стул или какой-то пакет, который занимает много места и неизвестно, что с ним делать. А в это время те двое объясняли шефу, что произошло, и голоса у них были слишком тонкими для таких высоких негров. Вы уже поняли, что они боялись своего шефа, а ведь они и сами бандиты. Представляете, что за птица был этот шеф! Как, впрочем, и два его приятеля, сидевшие с ним за столом, когда привели Гектора.

Они находились в большом доме, который когда-то был красивым, но теперь обветшал. Гектор заметил в соседней комнате на большом диване перед телевизором нескольких чернокожих красавиц в нарядных обтягивающих платьях и серьгах. Они выглядели так, словно только что вышли от парикмахера. Время от времени одна из них поднималась и с усталым видом подходила к двери, чтобы взглянуть на Гектора или послушать, о чем говорят мужчины, но Гектор старался на красавиц не смотреть, потому что ему сейчас было не до развлечений.

Шеф был одет лучше своих подчиненных, он говорил на языке Гектора без местного акцента, и Гектор догадался, что он из тех бандитов, о которых рассказывал Марсель: из тех, что приезжают сюда, потому что местная полиция не очень хорошо справляется со своими обязанностями.

14
{"b":"154454","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лампёшка
Игра колибри
Тёмная грань любви
Парк Горького
Отбор наоборот, или Папа, я попала!
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Королевская гончая
Подземелья Кривых гор
Талорис