ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ради Бога, Кенни, подставь что-нибудь под кран! Все выльется на пол.

Кенни схватил пустую бутылку и подставил ее под кран. Ничего не произошло.

— Как тебе это нравится? — спросил он Генри. — Эти подонки пришли и осушили к чертям собачьим целый бочонок сидра.

— Попробуй другой.

— Хорошо. Держи бутылку.

Кенни открывал кран за краном, а Генри каждый раз с надеждой подставлял бутылку. Когда они закончили, в пустую бутылку из-под виски не упало ни капли.

— Можешь считать меня кучей конского дерьма, если эти недоноски не выпили все до последней капли! — в бешенстве орал Кенни.

Он начал переворачивать бочки, они падали набок и со скрипом катились по цементному полу. Кенни с силой толкал их и без конца сыпал проклятьями, пока не выдохся. Генри плакал.

— Это бесполезно, Кенни, — всхлипывал Генри. — Сидра больше нет. Все бесполезно, — он вытер глаза и высморкался в рукав рубашки. — Прекращай, Кенни, не трави душу. Давай разбудим Лукаса. Это единственный выход. Пора ему еще раз сходить в Уайт-Ривер.

Он подполз к Лукасу и начал пинать его обеими ногами.

— Просыпайся, свинья, — командовал Генри. — Вставай, шевели своей задницей. Пора идти в Уайт-Ривер. Я говорю: вставай!

Почувствовав удары в спину и ниже, Лукас заворочался.

— Иди к черту, — пробормотал он.

Генри продолжал пинать Лукаса, Кенни пришел к нему на помощь.

— Вставай, ханыга! — орал Генри. — Вставай, ты, свинья, упившаяся сидром!

— Иди к черту, — опять буркнул Лукас.

— Ты слышал? — взвизгнул Кенни. — Что я тебе говорил? Посылает человека к черту в его собственном подвале.

— Это оскорбление, вот что это, — посочувствовал Генри. — Пни его посильнее, Кенни.

Наконец Лукас застонал, перевернулся на спину и попытался сфокусировать зрение на деревянных балках у себя над головой.

— Что на вас нашло, ребята, — заскулил он. — Пинаете так, будто готовы выбить из меня кишки.

— У нас кончилась выпивка, — сказал Генри. — Пора тебе еще разок сходить в Уайт-Ривер.

— Черт с ним, — сказал Лукас. — Заткнись и дай мне чего-нибудь выпить.

— Ничего нет, — заорал Генри, выходя из себя. — Ты что, не слышал, что я тебе сказал? Тебе пора идти в Уайт-Ривер. Пить больше нечего. Вставай.

— Хорошо, — сказал Лукас и попробовал сесть. — О Господи.

Последнее слово он простонал как молитву и снова упал на спину.

— Боже мой, — стонал Лукас. — Они снова здесь.

Он закрыл глаза серыми от грязи руками и заплакал.

— Где? — спросил Кенни. — Где они сейчас, Лукас?

Лукас одной рукой продолжал закрывать глаза, а другой показал на противоположную стену.

— Прямо рядом с тобой. Сзади тебя. Они везде. О, Боже!

Кенни внимательно посмотрел на стену.

— Я ничего не вижу, — сказал он. — Я вообще ничего не вижу.

— Они там, — рыдал Лукас. — Серые и зеленые. Их миллионы, они везде!

Он немного раздвинул пальцы и смотрел в образовавшуюся щель.

— Осторожно! — крикнул он и начал бить себя по ляжкам. — Осторожно! Они ползут прямо на нас!

— Я ничего не вижу, — кричал Кенни.

— Ты спятил, — кричал Лукас. — Напился и спьяну ни хрена не видишь! Ты нажрался как свинья. Осторожно!

Лукас перевернулся на живот и закрыл голову руками, но почти в ту же секунду вскочил на ноги, отбежал в угол подвала и забился туда, тяжело дыша.

— Они подо мной, — Лукас рыдал от ужаса. — Как раз подо мной, ждут, когда я лягу, и тогда они набросятся на меня.

Кенни и Генри склонились над тем местом, где сидел Лукас.

— Здесь ничего нет, — объявили они, осмотрев пол. — Вообще ничего.

— Пьяные ублюдки! — кричал Лукас. — Вы оба ослепли от пьянки!

Двое из четырех спящих мужчин проснулись от криков Лукаса. Они тупо осматривались по сторонам, пытаясь понять, где они находятся.

— Где бутылка? — спросил один из них.

— Осторожно! — кричал Лукас. — Наклони голову!

— Где эта чертова бутылка?

— Не осталось ни одной, — раздраженно крикнул Генри.

— Я ничего не вижу, — сказал Кенни. — Ничего.

— Где чертова бутылка?

— Нет ни одной.

— Ничего не вижу.

— Они покрыты илом, зеленым илом.

— Я пойду за выпивкой, — сказал Генри. — Черт с Лукасом, сам пойду. Дай мне денег.

Генри начал рыться в карманах. Он тщательно ощупал каждый шов в своей одежде, но ничего не нашел.

— У меня нет денег, — сказал он Кенни.

— У меня есть, Генри, — сказал Кенни, шаря по карманам. — У меня всегда найдутся деньги для моего друга Генри Маккракена. — В поисках прошло еще несколько минут, и он сказал: — Кажется, мои дела так же плохи, как и твои. Нет ни цента.

— Может, у него есть, — сказал Генри, указывая на невнятно бормочущего что-то Лукаса.

Генри и Кенни подошли к Лукасу и начали его обыскивать, но и его карманы были пусты. Их проснувшиеся приятели тоже начали шарить по карманам и, ничего не найдя, стали обыскивать двух продолжающих спать.

— Надо достать что-нибудь выпить, — сказал Кенни. — Давайте, ребята, выворачивайте карманы. Просыпайтесь же. У нас кончилась выпивка.

Обшарив собственные карманы, они начали обыскивать друг друга.

— У тебя есть деньги, — один обвинял другого. — Наверняка заныкал. Давай доставай. Один за всех, все за одного. Выкладывай свои денежки.

В конце концов, они насобирали шесть центов.

— Ну, слава Богу, — сказал Генри. — Я сам пойду в Уайт-Ривер. Черт с ним, с Лукасом. Сам пойду.

Он поднялся на ноги и схватился за стенку.

— Да, вы можете рассчитывать на меня, ребята. Я пойду прямо сейчас.

Он аккуратно положил шесть центов в карман.

— Я возьму виски и пару коробок пива, — сказал он Кенни. — До завтра мы продержимся.

— Осторожно! — кричал Лукас. — О, Господи!

— Где эта чертова бутылка?

— Давай, Генри. Я подсажу тебя в окно.

— Я возьму три коробки пива. Так будет лучше.

— Лучше по коробке на каждого, — посоветовал Кенни.

— Гоните их в окно! — приказал Лукас. — Быстрее!

Генри ушел. Оставшиеся, все, кроме Лукаса, уселись на пол и стали его ждать. Лукас не вылезал из своего угла, он хныкал и время от времени смотрел вокруг сквозь пальцы. И каждый раз, открывая глаза, Лукас кричал: «Осторожно!» и снова закрывал их ладонью.

— Что-то Генри задерживается, — сказал один из мужчин.

— Может, решил остаться в Уайт-Ривер и напиться, — сказал другой.

— Если я что-то ненавижу, так это сукиных сынов, которые не делятся.

Один из приятелей, сидевший чуть в стороне от остальных, начал медленно двигаться в конец подвала. Его звали Энгус Бромлей, и он смутно припоминал, что на одной из низких балок им была припрятана бутылка. Он потихоньку перемещался в стороне от других, и никто не замечал его передвижений. Все по-прежнему обсуждали измену Генри Маккракена, который к этому времени отсутствовал в подвале уже около восьми минут.

— Жадный сукин сын этот Генри.

— Наверное, очень занят там, в Уайт-Ривер.

— Встретил какую-нибудь шлюху, вот в чем дело. И занят там с ней. На наши деньги.

— О, Господи! — стонал Лукас. — О, Господи, помоги мне!

— Этот сукин сын Маккракен ушел, чтобы напиться.

— Вся его чертова семья пьет. Каждый из Маккракенов — алкаш.

— На наши деньги.

Энгус Бромлей наконец добрался до нужного места и теперь задумчиво смотрел на широкую балку у себя над головой. Медленно встав на цыпочки, он стал шарить руками по балке и через минуту нащупал горлышко квартовой бутылки. С превеликой осторожностью он спустил это сокровище вниз и поднес к глазам.

— Прекрасно, — промурлыкал Энгус, нежно, как женщину, пахнущую дорогими духами, держа бутылку за бока. — Прекрасно. Прекрасно.

Он поднес бутылку ко рту. Пробка, неосторожно оброненная Энгусом, покатилась по полу.

Услышав звук падения пробки на цемент, Кенни резко повернул голову и увидел пьющего Энгуса.

— Смотрите! — кричал он остальным. — У него бутылка!

21
{"b":"154461","o":1}