ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подошла к шкафу Эллисон и открыла дверцу. Нелли посмотрелась в зеркало, прикрепленное к обратной стороне дверцы.

— Видишь, Нелли. Что я тебе говорил?

Теперь он был как раз позади нее и тихонько подул на ее волосы на затылке. Нелли видела в зеркале его отражение: он стоял за спиной стройной, симпатичной девушки.

— Мужчина не может чувствовать себя хорошо без женщины, — прошептал Лукас. — Пошли, Нелли. Мне чертовски одиноко без тебя. Кровать холодная, как не знаю что.

Нелли плавным жестом провела по волосам.

— Хорошо, Лукас, — сказала она. — Когда ты говоришь, тебе не может отказать ни одна девушка. Подожди снаружи, пока я переоденусь. Я быстро.

Пока Нелли говорила, ее пальцы нащупали прочный шелковый ремешок от халата Эллисон, который висел на дверном крючке, она улыбалась, подтаскивая стул к шкафу. Только со второй попытки ей удалось перекинуть ремешок через балку, которую закрывал шкаф.

— Перестань так топать, Лукас, — она хихикнула, — прямо как жеребец. Через минуту я буду готова. Оденусь, как манекенщица в одном журнале.

— Черт возьми, Нелли, мужчина не может ждать вечность такую красотку, как ты. Давай, выходи.

— Я о чем-то хотела спросить тебя, Лукас, — отозвалась Нелли. — Но не могу вспомнить точно о чем. Что-то о ребенке.

— Такие девушки, как ты, всегда думают о тысяче вещей сразу, — крикнул в ответ Лукас. — Ну, давай же, пошевеливайся.

В ту короткую секунду, когда Нелли оттолкнула стул и ремешок Эллисон Маккензи еще не оборвал ее жизнь, Нелли Кросс вспомнила.

«Селена!» — беззвучно прокричала она. Это Селена ждала ребенка от Лукаса.

ГЛАВА XVI

Вскоре после шести часов вечера Констанс Маккензи вошла в свой дом на Буковой улице. Она не почувствовала трагедию, когда осмотрела гостиную. Она просто ужасно разозлилась. Ничего не было сделано. Окурки со вчерашнего вечера не были выкинуты из пепельниц, подушки на диване лежали как придется, а на полу валялись два журнала, причем в том же положении, что и в предыдущий день. Ковер на полу не был пропылесосен с того дня, как это в последний раз делала Нелли Кросс, и выглядел просто ужасно. Констанс раздраженно прошла на кухню и чуть не разрыдалась, увидев царящий там беспорядок. На столе стояли тарелки с засохшим белком от яиц, раковина была полна грязной посуды. Мусор не был вынесен, а на электроплите стоял наполовину заполненный стеклянный кофейник. «Проклятая Нелли, — пробормотала Констанс, забыв, что каждый раз, приходя с работы, она заставала свой дом в идеальном порядке, — за весь день палец о палец не ударила!»

Констанс, весь день мечтавшая о прохладной ванне и свежей одежде, бросила сумочку и перчатки на холодильник. Она сняла фартук Нелли с крючка на шкафчике для швабр и стала набирать в раковину воду.

Бифштекс, картофель по-французски и зеленый салат, подумала Констанс. Видимо, это и будет на ужин для Эллисон и Майка. Для другого просто не остается времени. Кстати, об Эллисон, где это ребенок? Констанс ясно ей сказала, что она должна прийти домой пораньше, чтобы переодеться и принять ванну, пока не пришел мистер Росси, приглашенный на ужин к семи тридцати. Констанс взглянула на часы над плитой. Шесть тридцать. Ну, ужин немного задержится, здесь она ничего не может поделать. Никто не может ожидать от нее быстрого приготовления ужина, когда на кухне такой развал.

В семь часов Констанс поднялась на второй этаж и, проходя в свою комнату, спокойно посмотрела на полуоткрытую дверь в комнату Эллисон. Комната была пуста, постель Эллисон до сих пор не прибрана, на полу валялась смятая пижама.

«И почему этот ребенок не может делать то, что ей говорят?» — зло подумала Констанс. И почему Нелли Кросс не убрала в доме? У Нелли было в распоряжении целое утро. Она пришла, когда Констанс еще не ушла на работу. У нее был весь день на то, чтобы навести порядок. Констанс раздраженно передернула плечами. Это лишний раз доказывает, что не надо полагаться на других. Если хочешь, чтобы что-то было сделано для твоего удовольствия, лучший способ сделать это самой.

Констанс приняла душ и переоделась так же энергично, как и делала все остальное. На обратном пути в гостиную она прикрыла дверь в комнату Эллисон. В случае, если Майк захочет воспользоваться ванной комнатой, она совсем не хотела, чтобы он видел неубранную постель ее дочери. Когда Майк в семь тридцать пять позвонил в дверь, Констанс встретила его с таким видом, будто за день не сделала ничего тяжелее маникюра. В одной руке у нее был шейкер для коктейля, в другой сигарета. На кухне в большой, глубокой сковородке шипел картофель, на холодильнике, в ожидании, когда его украсят, стоял салат.

— Ты, случайно, не встретил по пути Эллисон?

— Нет, — ответил Майк. — Не встретил. А ты сказала ей о причине нашего небольшого вечера?

— Нет. Я просто сказала, что ты придешь в полвосьмого и что я бы хотела, чтобы ока пришла пораньше.

— Возможно, у нее есть дела поинтереснее и она забыла о времени.

— Возможно, — согласилась Констанс. — Давай для начала выпьем. А потом я позвоню Кэти Элсворс. Эллисон, должно быть, у нее. Ну и денек, — она наполнила два бокала и вздохнула. — Жара. На работе невозможно заниматься делом и, вернувшись домой, застаешь жуткий беспорядок. Нелли не сделала ничего из того, что должна была сделать, а Эллисон не смогла сделать мне одолжение и прийти домой вовремя. Пожалуй, я позвоню Кэти.

Этот вечер Майк запомнил на всю жизнь.

— Алло, Кэти? — сказала Констанс в телефонную трубку. — Послушай, Кэти, будь добра, скажи Эллисон, чтобы она шла домой. Она опаздывает уже на час.

— Но, миссис Маккензи, — возразила Кэти. — Эллисон у меня нет.

— Нет? — У Констанс холодок пробежал по спине. — Ну и где же она тогда?

— Поехала на пикник с Норманом Пейджем, — сказала Кэти, которой Эллисон доверяла все свои секреты и которая теперь спокойно предавала ее, так как ни о каких отношениях между ними больше не могло быть и речи. — Она уехала сегодня утром, миссис Маккензи, — добавила Кэти.

— Нелли Кросс была еще здесь, когда ты уходила сегодня утром, Кэти?

— Да, она еще была, миссис Маккензи. Эллисон была сегодня очень зла с Нелли. Ока была зла на всех. Она назвала Нелли сумасшедшей старухой.

— Спасибо, Кэти, — сказала Констанс и швырнула трубку на рычаг, но почти в ту же секунду снова подняла ее и попросила оператора соединить ее с домом Эвелин Пейдж.

— Ваш сын еще не вернулся домой? — спросила она, как только Эвелин подняла трубку.

— А какое вам до этого дело? — быстро спросила Эвелин, разозленная тоном Констанс.

— Это мое дело, потому что он увез куда-то мою дочь, — сказала Констанс. — Он увез ее на пикник, и один Бог знает, где они.

— На пикник! — взвизгнула Эвелин так, будто Констанс сообщила ей о том, что Эллисон и Норман отправились на вечеринку к наркоманам. — Норман и Эллисон на пикник? Одни?

— Я ни на секунду не допускаю мысли о том, миссис Пейдж, — саркастически отвечала Констанс, — что ваш сын, получив шанс увезти куда-то мою дочь, пригласил еще кого-нибудь.

— Одни? — повторила Эвелин, в ужасе от тех видений, что возникали у нее перед глазами при одном этом слове. — Норман наедине с Эллисон?

Констанс бросила трубку.

— Ну? — спросила она Майка, который удобно расположился в легком кресле и пускал дым в потолок. — Ну и что ты обо всем этом думаешь?

— Я думаю, нам надо перекусить, — спокойно сказал Майк, — а ужин Эллисон мы должны поставить в духовку, чтобы он не остыл. А потом, пока она не придет, мы можем поиграть в шашки или послушать пластинки. Когда же она придет, мы ее покормим и будем вести себя так, будто ничего не произошло.

— Она где-то в лесу с Норманом Пейджем, — вскричала Констанс.

Майк успокаивающе посмотрел на нее.

— Ну и что? — спросил он.

— Что! — кричала Констанс. — А вот что! Откуда мы можем знать, чем они там занимаются? Я не для того работала, как каторжная, ради ее воспитания, чтобы она бегала с парнями в лес, вот что! Этого не будет! — она топнула ногой и выбросила сигарету в пустой камин. — Я просто не вынесу этого!

62
{"b":"154461","o":1}