ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Милдред Догэрти. — Норман даже не посмотрел в ее сторону, хотя обращался к ней. — Ты самая настоящая стерва и язва!

В этих словах не было и тени шутки или иронии. Все на полном серьезе.

— Неужто! — усмехнулась Милдред. — Тогда как ты этого раньше не замечал?

Норман с силой надавил на педаль, и Милдред уверенно подумала, что сейчас он уж точно знает, что делает. Джип рвался вперед с оглушительным ревом, подпрыгивая на каждой кочке и почти отрываясь от земли. Милдред так измолотило в этой безумной тряске, что, как ей казалось, на ней живого места не осталось. Она стиснула зубы, понимая, что когда-нибудь этот ужас кончится. В конце концов, когда она уже готова была заорать во все горло и даже выпрыгнуть на ходу, они свернули в сторону, джип вылетел из тени на яркое солнце и увяз в песке.

Милдред сидела не шевелясь, только продолжала отбивать зубами дробь. Постепенно звук работающего двигателя затих, уступив место надрывным крикам чаек, резвящихся на раскаленном солнцем песке, и шуму волн. Она почувствовала, что готова разрыдаться. Слезы уже щипали глаза. Как только она могла вообразить, что у нее может еще что-то получиться с этим человеком?

Норману всегда отлично удавалось скрывать свои подлинные чувства. И его нынешнее поведение лишний раз доказывало эту способность. Он достал из багажника одеяло и корзину с едой, и к тому времени, когда он открыл перед ней дверцу машины, в его поведении и выражении лица не осталось ни единого намека на ярость, выплеснувшуюся во время поездки.

Милдред чувствовала, как дрожат ее губы. Она с трудом вылезла из машины и хромая поплелась следом за Норманом. Дышала она неровно, со звучными всхлипами, руки и ноги тряслись, как у древней старухи. Только бы Норман не успел заметить! Она не должна этого показывать, должна заставить Нормана окончательно поверить, что она действительно стерва и язва. И чтобы убедить его в этом, ей нужно справиться с собой.

Бросив на него быстрый взгляд, Милдред швырнула сумку на песок и произнесла как можно более приветливым голосом:

— Как ты смотришь на то, чтобы остановиться здесь?

— Нет, пройдем немного дальше. — Его слова тоже прозвучали достаточно приветливо, и Милдред успокоилась — не до конца, но все же ей стало несравненно лучше.

Песок был чистым и мягким, словно сахарная пудра. Милдред чувствовала, как песчинки ласково щекочут ее ступни. Солнечные лучи нежно ласкали ее обнаженные руки и ноги. Шум прибоя, всплески теплой воды — все это сплеталось в незатейливую, но чудесную мелодию. Все чувства Милдред так обострились, что она показалась себе совсем другим человеком. Норман даже не думал прикасаться к ней, а ей казалось, что его пальцы игриво пробежали по ее телу; Милдред даже явственно ощутила мускусный запах его кожи, словно она уже блаженствовала в его объятиях.

— Вот мы и пришли.

Они обошли высокий кустарник и оказались прямо перед другим пляжем, скрытым от дороги нависающей скалой. В бухте, в паре миль от них, на фоне прозрачной воды четко вырисовывались белый песчаный берег и яркая зелень какого-то небольшого островка.

— Великолепно. — Голос Милдред слегка дрожал. — И вся эта роскошь принадлежит Мэри-Энн и Джастину? Какое прекрасное место!

Прекрасное место для соблазнения? Эта неожиданная мысль мелькнула в ее голове совершенно невольно.

— Да, — ответил Норман, — сюда никто, кроме них, не наведывается.

— Но тебе они разрешили приезжать сюда?

— Мне — да. — Он посмотрел на водную зыбь. — Отличное место для людей, которые хотят остаться одни.

— Звучит заманчиво.

— Я свожу тебя на остров, если хочешь, — любезно предложил Норман. — Завтра Джастин обещал дать нам лодку.

Она погружается в интригу все глубже и глубже. Но разве не для этого она здесь?

— Я бы не отказалась, — созналась Милдред. — Но ты не боишься, что Джастину и Мэри-Энн совсем не понравится, что ты повезешь меня туда?

— Нет. — По насмешливому тону Нормана было ясно, что он просто-таки читает мысли Милдред. — Они не станут возражать, если я… возьму тебя туда.

— Отлично! — Она постаралась как можно веселее посмотреть на Нормана. — Тогда я готова. И почему это Уэллсы так тебя любят? Это явно неспроста. Ведь, насколько я знаю, вы старые знакомые. Так?

На мгновение он замешкался, но потом уверенно произнес, повернувшись к ней:

— Да. Хотя Джастина я знаю всего четыре года, но с Мэри-Энн… — тут его губы скривились в странной улыбке, — мы знакомы действительно давно. Очень давно…

Но Милдред уже не могла остановиться.

— Ты знал ее раньше, чем познакомился со мной?

— Да. — Он посмотрел на нее сверху вниз и внезапно медленно провел пальцем по ее дрожащей верхней губе. Чего только стоило Милдред спокойно принять эту мимолетную ласку! Ее сердце против воли болезненно сжалось. Итак, с Мэри-Энн он знаком уже много лет. И, возможно, даже встречался и с ней, и с Милдред одновременно. Спал с ними обеими… И еще со своей невесткой Дженис…

С большим трудом Милдред прогнала эти мысли, резавшие ее сердце точно острым ножом.

— У Джастина и Мэри-Энн еще есть кто-нибудь?

— Ведь на самом деле тебе это совсем не интересно, Милли? — циничным тоном спросил Норман. — И не стоит притворяться… особенно передо мной. Единственная персона, которая тебя интересует по-настоящему, — это ты сама. Расскажи мне… — Он нагнулся, расстелил на песке одеяло, сверху опустил корзину с едой и расставил высокие бокалы для вина. Стянув с себя рубашку, Норман продолжил фразу: — Расскажи мне все о себе. Как ты живешь, дорогая моя? Все идет по плану? Потому что я уверен: ты ничего не делаешь без плана!

— Конечно, у меня есть план. — Милдред почувствовала, как задрожали ее руки при виде раздетого до крошечных плавок Нормана. — У меня есть цель, и я знаю, как ее достичь.

— Ты в этом уверена, Милли? Ну да ладно, рассказывай подробней. Ты ведь думала исключительно о карьере и стремилась вверх с завидным упорством, когда работала в «Ожерелье». С твоим напором ты вполне могла достичь изрядных высот. Но Мэри-Энн ты сказала, что работаешь секретарем.

— Я в отпуске, Норман. — Милдред неторопливо расстегнула ремень, дернула молнию и спустила юбку, бросив ее на одеяло рядом с солнечными очками. Стараясь не встречаться взглядом с Норманом, она продолжила: — Ты слышал, как я сказала Джастину, что не желаю разговаривать о работе… и даже думать об этом… пока я здесь. Неужели не слышал?

Она взялась за край своей футболки и потянула ее вверх. В то короткое мгновение, пока ее глаза не закрыла плотная ткань, она смогла заметить, что Норман с удовольствием разглядывает ее ноги. Отлично, удовлетворенно подумала Милдред. Кажется, все идет как надо.

Несколько мгновений спустя футболка легла рядом с юбкой. И хотя Милдред чувствовала невероятное напряжение, она заставила себя закинуть руки за голову и томно потянуться, словно только что проснувшаяся кошка.

— Ммм, — протянула она, — как хорошо…

Не ожидая, что на это скажет Норман, она развернулась и пошла вдоль пляжа. В животе снова началась противная толкотня, словно там кто-то возился. Да, она явно не подходит на роль роковой женщины… Одно дело рядиться в соблазнительное бикини и выставлять тело напоказ, но совсем другое — суметь повести себя так, чтобы заставить Нормана сгорать от желания. Дразнить мужчин — занятие довольно опасное, но дразнить Нормана Ллойда — это все равно что выскочить с красной тряпкой наперерез быку…

— Ты изменилась, Милли.

Она не услышала, как он подошел. Резко повернув голову, она заметила, что Норман быстро идет прямо за ней, но не остановилась.

— Изменилась? Ты о чем? — равнодушно спросила она.

Норман замедлил шаг, чтобы идти бок о бок с ней.

— Трудно сказать наверняка, но, по-моему, раньше ты была такой худенькой, угловатой… Надеюсь, ты простишь меня за то, что я так пялился на тебя. Просто трудно было удержаться, да к тому же мне показалось, что тебе это нравится. Ты действительно чего-то хочешь?

11
{"b":"154462","o":1}