ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, Милдред, ты хорошо потрудилась. По возвращении…

— Когда я вернусь, вы, надеюсь, выполните свое обещание.

Сказав это, она повесила трубку, несмотря на то, что прекрасно знала, в какую ярость привело Фини такое окончание разговора. Но Милдред ничего не могла с собой поделать. Она его ненавидела.

В одном она была точно уверена: никогда в жизни она больше не позволит втянуть себя в такую мерзость. Она забудет о существовании Дагласа Фини, а он оставит ее в покое. Но если когда-нибудь, хотя бы еще раз, он попробует снова ее использовать, Милдред сможет постоять за себя. Теперь у нее есть надежное оружие против Фини. В случае чего она всегда сможет пригрозить, что проболтается о том, как Фини заполучил поместье Маркингтон. А уж этого ему хочется меньше всего.

Осознание того, что она имеет хоть какую-то силу, принесло ей некоторое утешение. В конце концов, Фини уже не представляет для нее большой опасности. По возвращении нужно будет сразу же найти себе работу, но только где-нибудь подальше, возможно, даже в Шотландии. Где-нибудь, где она больше никогда не встретится с Фини… И там, где никогда ее не сможет найти Норман, если вдруг узнает, по какой причине он потерял поместье Маркингтон.

Приняв душ и вымыв голову, Милдред оделась и сварила себе кофе. Она с удовольствием выпила две чашки ароматного напитка.

Трижды звонил телефон, но она не обращала на него внимания. Милдред повесила на дверь табличку с надписью «Не беспокоить» и немного позже, когда кто-то постучал в дверь и даже принялся ее дергать, она не двинулась с места. Возможно, это был Норман, но Милдред сейчас была не в силах разговаривать с ним.

Допив кофе, она хмуро посмотрела на часы. Она планировала уехать с более поздним паромом, но передумала: откладывать отъезд не стоит — ведь она уже все успела сделать. Если постараться, то можно уехать уже через полчаса. И тогда ей не придется мучиться весь день, дрожа от страха при мысли о встрече с Норманом… Но нужно поторопиться.

Не давая себе времени передумать, Милдред позвонила администратору и попросила, чтобы через пять минут к ней прислали портье. Когда она уже закрывала собранный чемодан, в дверь постучали.

— Входите, — крикнула Милдред, думая, что это пришел портье.

Но это был не портье. На пороге с ленивой улыбкой, облокотившись на косяк, стоял Норман.

В ушах Милдред застучали отбойные молотки, а сердце забухало где-то в самом горле. Он выглядел просто обворожительно в рубашке стального цвета и белых шортах. Она едва не застонала, когда вспомнила прошлую ночь. Ночь их любви. Все ее существо властно требовало кинуться к нему на шею, крепко обнять и прижать к себе. Она засунула руку в карманы.

— Надумала уезжать, Милли? Проходя мимо администратора, я услышал, как кто-то сказал, будто ты вызвала портье. — Он подошел ближе, окутав ее своим мучительно желанным и таким знакомым запахом.

— Я собираюсь доехать до Гваделупы на ближайшем пароме, чтобы осмотреть достопримечательности и пройтись по магазинам. Заночую там и улечу в Англию ранним утром, — пробормотала Милдред…

— Ты собиралась уехать, даже не попрощавшись?

Милдред набрала в легкие побольше воздуха.

— Я… искала тебя. — Лгунья! — обругала она себя.

— Ты не отвечала на мои звонки и не открывала дверь.

— Норман, я…

— А я собирался одолжить у Джастина лодку и свозить тебя на маленький остров. Давай, Милли, соглашайся. Это будет здорово. — Он приблизился к ней, взял прядь ее блестящих волос, выбившихся из прически, и нежно притянул к себе. Его губы были совсем близко. — От чего ты убегаешь, милая девочка? — ласково спросил он.

— Я… я не убегаю.

— А как же прошлая ночь?.. — Его голос стал хриплым. Милдред чувствовала на своей щеке его горячее дыхание. — О, Милли, прошлая ночь…

— Прошлая ночь осталась в прошлом, Норман. — Она почувствовала, как ее лоб покрывается испариной. — Пусть она будет для нас обоих приятнейшим воспоминанием.

— Но мы можем умножить число таких приятных воспоминаний. Я безумно этого хочу, моя дорогая. Ты обещала подумать над моим предложением. Ты… уже все решила?

Милдред чувствовала дрожь его пальцев, болезненно отдававшуюся у нее внутри, видела тень беспокойства в глазах. Неужели он действительно хочет начать все снова? Нет, должно быть, она ошибается. Норман Ллойд не способен испытывать по-настоящему сильные и глубокие чувства. Ей это было известно лучше, чем кому бы то ни было.

— О, я подумаю об этом, — уклончиво ответила Милдред, — если ты действительно этого хочешь…

— Единственное, чего я хочу сейчас, так это провести с тобой сегодняшний день. — Он еще ближе притянул ее к себе. — Всего один день. — В его хриплом голосе слышалось откровенное желание. — Это все, что я прошу. Только один день…

Только один день…

Милдред хотела ответить «нет» — и не смогла. Потому что ее противником в этой дуэли был не только Норман, но и ее собственное сердце, сладко тающее под его взглядом, ее непослушное тело. С собой она справиться не могла… О, пальцы Нормана! Как нежно ласкают они ее волосы. Он прижимается все крепче, и все сильнее звучат голоса их обоюдного желания…

— Хорошо. — Милдред не узнала своего голоса. — Я останусь. — Да, это сказала она. — Но ты привезешь меня в отель к пяти часам, чтобы я успела на паром?

— Честное слово благородного человека. — Норман сделал преувеличенно серьезное лицо.

Прежде чем Милдред успела высказать, что она думает по поводу его благородства, перед ними возник портье.

Норман не дал тому и рта раскрыть.

— Вот. — Он протянул ему чаевые. — Планы изменились, — объяснил он, — леди пока останется здесь.

Как только сияющий портье скрылся за дверью, Норман обернулся и внимательно посмотрел на полосатые брюки и шелковую блузку Милдред.

— Даю тебе десять минут на переодевание во что-нибудь более удобное, пока я схожу к себе за плавками и закажу нам обед. И на этот раз, — бросил он через плечо, и Милдред прочитала в его глазах нескрываемое желание, — мы оба останемся довольны. Встретимся через десять минут у выхода.

Она все-таки влипла. Милдред словно окаменела, прислонившись к косяку. Ну почему она позволила Норману так легко уговорить себя? Почему сделала так, как хотел он?

О, она знала ответ, и знала очень хорошо. Когда он притянул ее к себе, возбуждая прикосновением своего тела, она сразу потеряла голову. Похотливая кошка, зло подумала Милдред, вот ты кто. Стоит ему тебя разок потискать, и ты раскисаешь. На что ты годна? И во что выльется новая встреча?

— Все это на сегодняшний день наше благодаря Джастину.

Норман заглушил мотор лодки и, когда звук стих, потерявшись в шелесте волн и свисте бриза, спрыгнул на мелководье. Милдред сняла сандалии и вылезла из лодки вслед за ним. Как только они вышли на берег, она вновь обулась и стала глядеть, как Норман втаскивает лодку на песок. Убедившись, что лодка закреплена надежно, он достал корзину с едой и пошел по белому песку в сторону кокосовых пальм.

— Джастин довольно давно построил небольшой домик на берегу, — произнес Норман, входя в тень пальмы. — Они с Мэри-Энн захаживают в него не часто. Поэтому иногда сдают его молодоженам, которые хотят провести здесь медовый месяц…

Милдред слушала его вполуха. Ее не отпускала какая-то странная, непонятная ей самой тревога. Она словно ждала чего-то. Но чего? Милдред не могла догадаться, однако ясно ощущала какую-то фальшь в поведении Нормана. Она была почти неуловимой: еще чуть-чуть — и Милдред вообще ничего бы не почувствовала. Однако даже сейчас она не могла с уверенностью сказать, что именно казалось фальшивым. Норман все время держался беззаботно и дружелюбно. Но это только внешне.

Милдред нахмурилась и прикусила губу. Ну почему тревога не отпускает ее? Что такое могло произойти за то время, что они были порознь? Ну конечно же, она просто все выдумала из-за грызущего ее душу сознания вины перед ним! Господи, ведь по дороге сюда ей даже показалось, что Норман смотрит на нее ледяным взглядом, от которого мурашки пробегали по коже. Но, должно быть, это всего лишь обман зрения. Ведь минуту спустя Норман ласково взял ее руку и запечатлел нежный поцелуй на запястье.

18
{"b":"154462","o":1}