ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он заряжен?

Майкл ответил:

— Он всегда заряжен, — и только потом понял, как двусмысленно прозвучал его ответ. Впрочем, сейчас его волновали совсем другие вещи.

Майкл не мог со стопроцентной уверенностью сказать, как дальше повернутся события и сколько времени Розмари будет находиться здесь — может, сутки, а может, и больше. Поэтому, покидая посреди ночи уютный коттедж, он оставил новенький (читай — не засвеченный) сотовый телефон для связи, предупредив Розмари, чтобы она звонила по нему только в случае необходимости. Напомнил ей, чтобы она не пользовалась кредиткой, а оплачивала все продукты и покупки наличными, покидая коттедж как можно реже. В конце он успокоил женщину:

— Все будет хорошо. Доверьтесь мне, Розмари.

Он видел, что она хотела что-то сказать, но в последний момент сдержала себя и только кивнула.

В машине Майкл прослушал еще одну запись, сделанную Дэном: У Каррадо явно снесло крышу, когда он отчитывал Баркера. Плохие парни ведь думают, что жертва никуда не денется и будет играть по их правилам. Но Майкл не мог им позволить одержать верх. На кон была поставлена его профессиональная репутация. Пришло время диктовать свои условия.

Он выждал до утра, чтобы взвинтить нервы противнику и тем самым деморализовать его еще больше, затем набрал номер Каррадо.

— Думаю, у нас есть повод встретиться, — сказал он, уверенный, что возражений не последует. — Я жду вас в доме Розмари. Да, и прихватите с собой вашего Кинг-Конга, у вас появится к нему ряд вопросов.

Оставшееся до встречи время Майкл использовал с толком. Засунул в микроволновку упаковку попкорна (тот умел взрываться в нужное время), раздвинул мебель, освобождая пространство для маневра, опустил жалюзи, чтобы создать в гостиной полумрак. В коридоре, напротив, открыл дверь настежь, чтобы солнечный свет проникал в гостиную со стороны черного хода. Апофеозом подготовительной операции стало большое зеркало, которое Майкл установил так, чтобы оно с определенной точки слепило глаза. В карман джинсов Майкл пристроил баллончик с дезодорантом, позаимствованный в ванной Розмари.

Да, у него под рукой всегда было оружие, и он хладнокровно пускал его в ход. Потому что бывают особые ситуации, когда закон не работает, и, чтобы исправить положение и восстановить истинную справедливость, приходится действовать вне закона. Но оружие, как и убийство, чаще всего создает проблему, а не решает ее. Этому Майкла учили в спецшколе. К этому же призывал и голос разума. И хотя те годы, что он прожил на положении нелегала, оставили на его душе налет цинизма, Майкл Хантер предпочитал обходиться без крови там, где это было возможно.

Ну и конечно же, взявшись режиссировать предстоящий спектакль, он был уверен, что не позволит ни одному действующему лицу отступить от сценария ни на йоту.

Ровно в одиннадцать к дому Розмари подъехала машина Каррадо. Через минуту в дверях появился он сам в сопровождении Баркера. Вид телохранителя радовал своей неординарностью. Лицо от удара о подушку безопасности опухло и кое-где приобрело синюшный оттенок, на запястье виднелся унизительный след от замка наручников. Но поза а-ля Рембо осталась неизменной. Бывший рейнджер мрачной глыбой застыл в дверях — ни протиснуться, ни подвинуть. Впрочем, это и не входило в планы Майкла. Наоборот, ему импонировало, что охранник жаждет взять реванш и только ждет команды хозяина «фас»! А тот не спешил форсировать события. Повисла пауза. Флюиды ненависти тяжелыми сгустками расползались по дому, все сильнее отравляя пространство. Майкл чувствовал их каким-то звериным инстинктом, всякий раз просыпавшимся в минуты опасности. Зрачки его хладнокровно сузились, и это тоже было связано напрямую с боевыми рефлексами. Но по его раскрепощенной, даже ленивой позе вряд ли бы можно было догадаться об этом. Скорее охотно верилось, что он несказанно рад этой встрече.

Каррадо тем временем по-хозяйски расположился в кресле, и мышцы его лица привычно напряглась в дежурной улыбке.

— Так чего вы добиваетесь, Хантер? — Это был правильный вопрос. Но за ним последовал неверный вывод: — Хотите разбогатеть?

— Боюсь, мы не договоримся, — сухо отозвался Майкл. — Я слишком дорого стою.

Холеное лицо миллионера сделалось деловито-серьезным. Последние слова Майкла он воспринял как начало торга.

— Насколько дорого? Я готов рассмотреть ваше предложение.

— А как вы полагаете, сколько может стоить эта запись?

Майкл включил диктофон. Каррадо покрылся мертвенной бледностью. Их разделяло всего лишь полтора метра. Оптимальное расстояние для внезапного нападения. Само собой, Майкл держал под присмотром и Баркера.

— Откуда у вас эта запись?

— Это называется «обделаться», — сказал Майкл. — Вам следует сменить начальника охраны, Каррадо.

Вслед за этим произошло то, чего Майкл с нетерпением ждал. Каррадо ринулся к диктофону, наивно полагая, что это единственная запись. Коротким ударом, практически без замаха Майкл ткнул замухрышку в живот. Тот рухнул на пол и сжался в комок, хватая воздух ртом. Тут в бой наконец-то вступили основные силы. Ревя как бык на корриде, Баркер набросился на Майкла. Завязалась отличная драка! Обстоятельная, технически грамотная, со всем арсеналом приемов. Кулак у рейнджера был тяжелый, но пришлось пропустить пару прямых ударов, поманеврировать в пространстве, чтобы дать противнику возможность извлечь оружие. Вот тут Майкл его недооценил. У Баркера под курткой прятался первоклассный револьвер, способный наделать много шуму. А у Майкла в запасе был всего лишь баллончик с дезодорантом. Но Лу не зря придерживалась мнения, что главное не оснастка, а умение пользоваться оружием. Классным приемом, достойным войти в анналы боевого искусства, Майкл выбил револьвер из руки противника, периферийным зрением проследив за точно рассчитанной траекторией его падения у ног корчившегося от боли Каррадо, и не мешкая выпустил струю из баллончика прямо в перекошенное от ярости лицо Баркера. Коридор тут же наполнился сладким дурманящим ароматом, отборной бранью и беспорядочной пальбой. Это как по расписанию начал взрываться возмущенный попкорн в микроволновке. Временно лишившись зрения, равновесия и ориентации в пространстве, Баркер ринулся в комнату, сметая все на своем пути. В этот момент солнечные лучи заиграли в зеркале яркими бликами (зеркало тоже делало свое дело!) и ослепили Каррадо. Чутьем он осознал, что из темного коридора на него надвигается опасность, но решил, что она исходит от Хантера. Скорее машинально, чем осознанно, подчиняясь инстинкту самосохранения, Каррадо схватил револьвер и дал очередь. В нескольких сантиметрах от уха Майкла просвистела пуля, он быстро ушел из-под обстрела, благоухающий дезодорантом Баркер — не успел. Шальная пуля прошила бедро. Охранник как подкошенный рухнул на Каррадо и придавил его своей массой.

— Во-о-от, а теперь пришло время удивлять по-настоящему! — с удовлетворением заметил Майкл.

Его нижняя губа неприятно ныла, все больше наливалась кровью. Рубашка висела лохмотьями. Надо думать, что сейчас у него не лучший вид. Но его оппонентам куда больше не повезло.

Каррадо сидел на стуле, обмотанный скотчем. Лицо его посерело, словно на плечи ему уже положили каменную плиту. Понимает, что положение у него незавидное, но старается собрать остатки самообладания. Породу таких людей Майкл успел изучить во время службы. От него потребуется лишь небольшое усилие, чтобы в психике миллионера произошел слом.

Баркер лежал на кушетке и, прижимая к ране пропитавшееся кровью полотенце, глухо стонал сквозь стиснутые зубы. Ранение мешало трезво оценить ситуацию. Впрочем, и здесь все было известно заранее. Типичные черты таких типов — трусость и изворотливость. Они пытаются выжить в любых условиях.

— Итак, Каррадо, что мы имеем в активе? — Майкл развернул стул и уселся верхом, лицом к спинке. — Запись, где вы недвусмысленно даете отмашку своему телохранителю избавиться от Розмари Лопес и ее дочери с целью получить страховку за имитированную вами же кражу собственного имущества. И покушение на охранника.

27
{"b":"154463","o":1}