ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кажется, пахнет отличной туалетной водой? Гуччи, Майкл?

Хитрая бестия! Ее не проведешь.

— Подарок от клиента, — буркнул Майкл, чувствуя, как предательски дернулся мускул у рта.

Фирменный одеколон ему подарила Джес, но увядающий роман спасти так и не удалось. Сам он никогда бы не потратил сотню баксов на пузырек пахучей воды. Лу это было известно.

— Ну-ну, — хмыкнула она с убийственным пониманием и развернулась к Дэну. Тот предусмотрительно вжался в спинку стула. — Надеюсь, благодарные клиенты расплачиваются не только дорогим парфюмом. Что скажете, капитан Фокси?

— Ну… гм, — забегал глазками вояка с агентурной кличкой Фокси, что значит Лис.

— Блестящее красноречие. — Лу допила пиво, потянулась гибкой лианой и поставила бутылку на стол.

— Нет, Лу, — опомнился Дэн, пытаясь реабилитироваться. — Я же тебе говорил, сейчас мы почти на мели… Майкл в последнее время…

Дэн собирался попутно пнуть Майкла, сказав: «Ударился в благотворительность», но строптивая девица не дала ему излить свое недовольство. Зеленые глаза предупреждающе сверкнули из-под рваной скошенной челки:

— Так, я чего-то не догоняю, мальчики. У вас что, лимит штатов? Я лишняя в этой обойме?

— Лу, это несерьезно… — Майкл попытался вызвать огонь на себя, но Лу быстро подрезала ему крылышки:

— Это очень серьезно, Майки! В конце концов, ты мне должен!

Когда Лу произносила эту фразу, а раньше она прибегала к ней с регулярной жестокостью, Майкл ни в чем не мог ей отказать. Ну почти ни в чем. Они были знакомы пять разных лет: шикарных, хороших, плохих и отвратительных. Они давно уже познали друг друга во всех смыслах и позициях. Они редко приходили к пониманию везде, кроме постели. Но их неразрывно связывал какой-то внутренний нерв. И… он действительно был ей должен. Однажды Лу спасла ему жизнь.

2

Это была одна из тех редких операций, где пути Центрального разведывательного управления и Федерального бюро пересеклись. Правда, как часто это случалось, действия двух ведомств оказались несогласованными. Ведь помимо вопросов безопасности страны каждый оперативный директорат руководился еще и собственными интересами. Все произошло на Карибах. Нет, не так, все началось с Карибов.

Зак Стоун, так звали его в тот раз. Солдат удачи, наемный убийца, внедренный в одну из террористических группировок, чтобы подорвать ее изнутри и при возможности уничтожить идейного вдохновителя — иорданского террориста Мохаммеда аль-Саркаби. После поражения Ирака тот скрылся на границе между Пакистаном и Афганистаном, и только крупная сделка заставила его пренебречь правилами безопасности, изменить свою внешность на «европейскую», сесть в самолет и отправиться на Антигву. А оттуда, присланным за гостем вертолетом, на частный остров мистера Джонатана Кребса, известный также по названию фешенебельного курорта Санто-Бьянко. Если Саркаби был террористом номер один, то Кребс считался одним из самых всемогущих торговцев оружием в мире. Тем не менее ФБР до сих пор так и не удалось выяснить никаких конкретных фактов о заключенных им миллиардных сделках. Кребс был умен, изворотлив, не доверял посредникам и имел надежную «крышу». У Майкла Хантера «крыши» не было. Он работал по второй комбинации, то есть в рамках установленной легенды должен был действовать на свой страх и риск. Никакого согласования, никакого прикрытия, никакой связи. Задача сложная. Не любому оперативнику даже пятого уровня допуска с четырьмя грифами секретности по плечу.

И вдруг Майкл получил приказ сопровождать Саркаби в поездку на остров в качестве одного из телохранителей. Это был первый случай за полгода, что он провел в горах, когда ему удалось подобраться к Саркаби так близко. Естественно, сделка касалась оружия. По слухам, это были кассетные бомбы, неразорвавшиеся в Ираке после молниеносной победоносной войны. И их было такое количество, что, получи их Саркаби в свое пользование, трагедия 11 сентября показалась бы детской шалостью. Майкл не мог этого допустить. Он должен был найти способ обезвредить Саркаби. Лучше всего для этого подходила вилла Кребса. Она располагалась в гористой местности, курортная зона находилась на противоположной стороне. Сообщение осуществлялось с помощью вертолетов, но были и две охраняемые дороги, прорубленные сквозь джунгли. Майкл не заметил никакой охраны, пока вертолет заходил на посадку. Похоже, обитатели этого рая чувствовали себя в полной безопасности. Это было на руку Майклу, как и то, что в джунглях можно было незаметно раствориться после выполненного задания. Но не успели Саркаби с Кребсом завершить деловые переговоры и выпить по бокалу шампанского, как события стали развиваться по незапланированному сценарию. В воздухе зависли два вертолета без опознавательных знаков, и из рупора раздался голос:

— Это ФБР. Сложите оружие и выходите из дома по одному. Вилла окружена. Повторяю…

Повторить фэбээровец не успел. Раздалась автоматная очередь. Парень полетел на землю с простреленной головой, и бронежилет не спас. С вертолетов конечно же открыли ответную стрельбу. Они теперь зависали так низко, что едва не задевали кустарники, пытаясь приземлиться. Охранники Кребса вступили в бой, чтобы им помешать. Тут Майкл увидел, как из джунглей на помощь федералам цепью выдвигается отряд в камуфляжной форме. В следующий миг завязалась перестрелка на два фронта. Майкл понял, что другого шанса у него не будет, и ринулся на поиски Саркаби. Шум лопастей винта он услышал на полпути к вилле. Майкл резко развернулся, осененный догадкой. Один из вертолетов Кребса набирал высоту, взметая волну над ветвями кустарника. Майкл четко различил внутри кабины Саркаби и Кребса.

Эх, сейчас бы мне российский реактивный противотанковый гранатомет, с горечью подумал Майкл. Снял бы их одним махом! Но «глок», который был у него в руке, мог уложить два десятка боевиков, мог стрелять даже забитый песком и под водой, а для стрельбы по вертолету он не годился.

Неужели вся операция насмарку? Сейчас вспорхнут в небо, и ищи их потом свищи, может, опять в горах, а может, в джунглях Северной Африки! Перед глазами встало суровое лицо Большого Босса и немой укор в его глазах. Да, это провал! Год работы коту под хвост. Все летит к чертям! Да и сам Майкл, похоже, скоро отправится в преисподнюю. Вокруг него свистели пули, с борта двое охранников, высунувшись по пояс, тоже поливали огнем так, что только успевай поворачиваться. И тут Майкл заметил рядом с бассейном под розовым цветущим кустом гранатомет. Майкл воспрянул духом. Жить стало веселее. Эта штука собьет и авиалайнер на взлете. Сунув пистолет за ремень брюк, он короткими перебежками добрался до снаряда, затем взвалил гранатомет на плечо, встал на колено и попытался найти равновесие. Оружие не было слишком тяжелым или неудобным, но из-за отсутствия системы самонаведения за точность ручаться было трудно. Тут нужен был или огромный опыт, или чистое везение. А везение сегодня вроде бы было на его стороне. Самое главное, чтобы вертолет завис хотя бы на тридцать секунд в одном положении. У Майкла была только одна попытка! Только одна. Прикрыв слезившиеся от палящего солнца и гари глаза, Майкл следил за целью и выжидал. Но в тот момент, когда он собрался нажать на спусковой механизм, раздавшаяся рядом с ним автоматная очередь вспорола керамическую плитку бассейна мириадами осколков. Абсолютно рефлекторно Майкл обернулся в ту сторону, откуда исходила опасность, и увидел одного из приспешников Саркаби. Он истекал кровью, но, как преданный пес, пытался защитить своего хозяина, даже умирая. Все верно, тот, кто умрет за веру, попадет сразу в рай. Поэтому весельчак Муса Фенди, который никогда ему не доверял и всегда вертелся поблизости, сейчас целился в Майкла из автоматического пистолета девятого калибра, а у Майкла не было ни малейшей возможности себя защитить. Тут и дохнуло с поднебесья погребальным холодом. Майкл увидел, как ствол автомата ужасным неподвижным зрачком смотрит ему прямо в переносицу. До забвения оставались какие-то мгновения — вспышка, полет пули и все!

3
{"b":"154463","o":1}