ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, — сказала она сдавленным голосом.

— Я не хочу в тюрьму, — содрогнулся Пончик. — Там такая ужасная атмосфера. А пища!

Заметив, что Лора незаметно передвигается к брошенному Пончиком веслу, Джо попытался отвлечь Памелу.

— Когда вы наняли гангстеров?

Памела довольно усмехнулась.

— Думаю, это была неплохая мысль. Раз их и так уже послали получить долг с Пончика, я договорилась, чтобы они заодно держали и меня в курсе своих поисков. Матисс их не интересовал, зато он интересовал меня, и они были рады убить сразу двух зайцев… так сказать.

— Убить? — слабо пискнул Пончик.

— Ты тюфяк, — недовольно заметила Памела. — Если бы ты только довел дело до конца, как мы договаривались, всем твоим бандитам было бы уже давно заплачено.

— Памела, ты ведь не всерьез говоришь это все, — обратилась к ней Лора. Она стояла совсем рядом с веслом, футах в шести слева от Памелы. — Разве не проще устроить в галерее несколько выставок работ, которые пользуются спросом. Можно иметь вполне законный доход, вместо того чтобы торговать подделками.

Памела тряхнула головой.

— Слишком поздно.

Но Пончик обиженно возразил:

— Мои картины пользуются спросом.

— Твои картины мещанские! — презрительно усмехнулась сестра. — Любительская мазня, отец в любом случае не позволит тебе их выставлять. Он отправляет тебя обратно в колледж, вернись только домой.

— Я не поеду в колледж. Я художник, а не канцелярская крыса.

— Тогда тебя вышибут из дому. И меня тоже, если я не докажу, что моя галерея процветает. — Памела покачала головой и прищурила один глаз, целясь в картину, которая представляла собой превосходную мишень. — Четверти миллиона, которую дает Келли за фальшивку, как раз достаточно, чтобы поправить дела в галерее. А Лора может владеть оригиналом сколько угодно, пусть только спрячет его подальше. И держит язык за зубами.

— Вас арестуют, даже если Лора согласится сделать по-вашему, — убежденно заявил Джо.

— Не думаю. — Но в голосе Памелы послышалась нотка неуверенности.

— Чарлз Келли — офицер полиции, — продолжал атаку Джо. — Он работает в отделе по борьбе с фальсификаторами произведений искусства.

— Ложь, — сердито перебила Памела. — Откуда вам это известно?

— Скажи ей о дяде Берте, Лора.

Лора, услышав импровизацию Джо, едва успела скрыть удивление, но вступила в игру:

— Это правда, Памела. Дядя Джо в прошлом тоже полицейский и отлично знает Келли. Когда-то они были напарниками. Это они разоблачили скандальный подлог картины Ренуара, принесший мошенникам миллион…

— Короче говоря, — оборвал Джо экспромт Лоры, — Келли провоцировал вас. Если вы продадите ему Матисса, вас и Гленна тут же арестуют.

— О-о, мне, кажется, дурно… — Лицо Пончика позеленело, он закачался и со стоном повалился на софу. Хрупкая картонная коробка расплющилась под его тяжестью в лепешку, и эклерный крем полез во все стороны. Внезапное падение брата явилось для Памелы неожиданностью. Она резко повернула голову, ее пальцы непроизвольно сжали пистолет сильнее, и он отклонился от первоначальной цели. Лора схватила весло и размахнулась. Джо вскочил на ноги и метнулся к Памеле, отбросив Матисса. Памела обернулась к нему, вскинула вторую руку, чтобы выровнять прицел, и палец, которые лежал на курке, дрогнул. Лопасть весла просвистела в воздухе и опустилась на предплечье Памелы, а пистолет, выстрелив, выпал из рук.

Джо повалился на пол. Лора вскрикнула, оттолкнула Памелу и бросилась на колени рядом с ним. Он лежал на спине, а на груди у него Матисс с пулевым отверстием в самой середине холста.

— О нет, Джо, пожалуйста, нет… — Слезы хлынули из глаз Лоры и заструились по лицу. Она онемевшими руками подняла картину, Джо пробормотал что-то невнятное. Всхлипнув, Лора отбросила полотно в сторону и замерла, ожидая увидеть на мужской рубашке алое пятно. Но ничего не увидела. Заливаясь слезами, она ладонью вытерла глаза и взглянула снова. Слезы тут же опять потекли, и все в ее глазах расплылось, сколько Лора ни моргала. Главное — не было ни крови, ни раны. Грудная клетка Джо поднималась и опускалась, а сам он жадно ловил ртом воздух.

— Ты жив! — воскликнула Лора.

— Конечно, жив, — простонал Джо, но едва он приподнялся на локтях, как та упала на него, и он снова опрокинулся навзничь. Лора обняла Джо и прижала его голову к своей груди так крепко, что у бедняги перехватило дыхание. Превозмогая жгучую боль, он почувствовал, как тело Лоры сотрясается от беззвучных рыданий. Она села и положила его голову к себе на колени.

— Тебя не убили, — тихо выговорила она сквозь слезы. — Тебя даже не ранили.

Джо поморщился и осторожно освободился из ее объятий.

— Я этого не сказал.

— Но… — Лора напряглась, ее глаза снова наполнились слезами. Рыдая и всхлипывая, она ощупала его тело. — О нет, ты ранен, ранен, — бормотала она. — Куда попала пуля? Где болит? Пончик, набери номер «скорой»!

— Здесь нет телефона, — глухо откликнулся с софы Гленн.

— А я? — простонала Памела, которая полулежала на полу, прижимая к груди руку. — Ты, кажется, сломала мне руку.

— А ты ранила Джо! — прорыдала Лора, бросив на Памелу яростный взгляд.

— Только в большой палец ноги, — успокоил раненый.

По носку белой теннисной туфли Джо расплывалось красное пятно.

— О бедный, — воскликнула Лора, помогая ему сесть. Не переставая плакать, она поцеловала его мокрыми от слез губами, обняла и принялась укачивать, как ребенка. Слезы продолжали литься, давая выход чувствам. Лоре казалось, что ее несет словно щепку по водосточной трубе и она не может остановиться, да впрочем и не очень желает.

— Я люблю тебя, Джо, бедненький Джо, милый Джо…

— Пожалуйста, не называй меня бедненьким. Но самое начало я готов послушать снова.

— Я люблю тебя, — повторила Лора, всхлипывая. — Я так люблю тебя, что никогда с тобой не расстанусь. Ты поедешь к черту на кулички, и я вместе с тобой, нравится тебе это или нет. — Она глубоко прерывисто вздохнула. — Кто-то же должен за тобой присматривать.

— Похоже, что так. — Джо через силу улыбнулся и поцеловал ее в губы, в щеки, соленые от слез. — Лора, мой ангел-хранитель…

— Я люблю тебя.

— Это лучший бальзам для моей раны. Скажи еще раз.

— Я люблю тебя. — Все еще продолжая плакать, она вдруг начала смеяться. Сердце ее, кажется, вот-вот готово было выскочить. — Люблю тебя.

— Тогда почему ты плачешь? — нежно спросил Джо, обхватывая ее лицо ладонями и большими пальцами вытирая мокрые блестящие дорожки.

— Потому, что я тебя люблю. — Из ее губ вырвался сдавленный вздох. — О Кене я не плакала. Не могла.

— Никогда?

Лора покачала головой.

— Он убил всякое чувство, которое я, возможно, когда-то к нему испытывала. И с тех пор не верила, что сумею когда-нибудь полюбить снова. — Она потупилась, длинные ресницы опустились на мокрые розовые щеки. — Пока не встретила тебя, Джо. Я так сильно люблю тебя. Очень, очень люблю…

— Лора, — прошептал Джо, крепко прижимая ее к себе. — Я тоже люблю тебя, но мне кажется, — он снова быстро поцеловал ее в дрожащие мягкие губы, — ты плачешь сейчас не только оттого, что я ранен. По-моему, ты наконец оплакиваешь Кена…

Правда ли это? Лора уткнулась лбом в крепкое плечо Джо. Слезы утомили ее, мысли рассеивались, но на сердце в то же время просветлело, и совесть успокоилась. Кен Бойл в конце концов оставил ее — его призрак унесло потоком запоздалых слез.

— Но тебе я никогда не дам уйти, Джо, — прошептала она. — Никогда. Кажется, он понял ее.

— Я обещаю тебе то же самое, любимая. В этом мы всегда будем заодно.

В больнице им предстояло еще уладить дела с полицией. Ранение Джо объяснили случайностью.

Пончик испросил для сестры снисхождение: конечно, никто не думал, что Памела всерьез намеревалась убить Джо.

Наконец Джо и Лора на минутку остались наедине. Они сидели в перевязочной, медсестра вышла, чтобы принести обезболивающее, прежде чем разрешить Джо покинуть больницу. Пуля Памелы только поцарапала большой палец ноги. Оказалось вполне достаточным просто промыть и перевязать рану. А Памела направилась на рентген с подозрением на трещину в лучевой кости. Полиция обещала ей вызов в суд за неосторожное обращение с огнестрельным оружием.

33
{"b":"154464","o":1}