ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К концу беседы Клер уже не знала, на кого больше злится — на Уоррена, что он оказался таким недальновидным управляющим, или же на Шона, который задумал осуществить свою месть столь низменным способом.

9

Где-то в горах раздался тихий рокот грома, созвучный ее мыслям. Клер вздрогнула от неожиданности и осознала, что стоит у узкого окна бойницы и смотрит вдаль, туда, где на фоне затянутого тучами неба резко выделялись угольночерные башни заброшенного замка. Картина была тревожной. Так же неспокойно было и у Клер на душе. Это случалось с ней и раньше перед надвигающейся грозой. Внезапно, поддавшись безотчетному порыву, Клер подхватила перчатки и сорвалась с места.

Вскоре она уже неслась на Альтаире к Уркхарту через небольшую освещенную тусклым светом долину. Она не сдерживала жеребца. Ее пламенные волосы развевались на ветру, щеки горели, а губы безотчетно улыбались. Вскоре замок уже высился перед ней во всем своем великолепии. Темные зарешеченные бойницы как всегда смотрели на мир с подозрительностью и высокомерием. Привязав лошадь у статуи Зевса, Клер осторожно пересекла подъездную аллею и заглянула в окно. Она разглядела в темноте тяжелую мебель, покрытую белой тканью, массивный камин, картины в позолоченных рамах. Замок казался пустым и как будто вымершим, и Клер неудержимо захотелось заглянуть внутрь.

Она толкнула дверь, и, к ее изумлению, та подалась. Лунный свет прочертил дорожку, освещая только малую часть холла, и от этого все вокруг показалось Клер таинственным и прекрасным. Когда-то ей очень хотелось здесь жить, растить своих детей, передать им не только имя предков, но и любовь к этому краю. Ей всегда нравилась мысль о надежности, даруемой домом, о большой и дружной семье. Потом ей пришло в голову, что скоро она станет тетей. Интересно, кто это будет, девочка или все же мальчик? Лучше бы ему родиться мальчиком, иначе Ди будет рожать до бесконечности. Но в следующий миг Клер уже ни о чем не могла думать. Ее сковал животный страх. Чьи-то сильные руки обхватили ее сзади, крепко сжали и потянули в темноту.

— Какая честь! Неужели сама леди Макгрифи пожаловала в гости? — раздался над ухом насмешливый глубокой баритон Шона.

Этого с лихвой хватило, чтобы страх Клер улетучился, испарился, сменившись куда более сильным и беспокойным чувством. Но поскольку воспользоваться хлыстом она не могла, то изо всей силы впечатала каблук сапога в ногу Шона.

— Ого! Потухший вулкан взорвался! — Шон беззаботно рассмеялся, отпуская ее на свободу.

Клер резко развернулась и, сердито сверкнув глазами, отбросила прядь волос со лба.

— Ну ты и чудовище! Надо же так меня напугать!

— Помнится, ты называла меня и похуже. — Он ухмыльнулся, беззастенчиво разглядывая ее с головы до ног.

Клер обдало жаром. Небритый, он выглядел еще более мужественным и опасным. Шон стоял перед ней с голым торсом, в одних облегающих потрепанных джинсах и тяжелых рабочих ботинках. Плечи достигали в ширину добрых двух футов. Мускулы рельефно бугрились под бронзовой кожей. Черные курчавые волосы, росшие на груди, практически скрывали плоские соски и, сужаясь, спускались вниз к животу. Клер поймала себя на том, что с невольным восхищением разглядывает этот крепкий, соблазнительный в капельках пота торс, и в ней вспыхнул гнев на себя. Вот идиотка! Стоит и таращится на прелести Ричмонда, как несмышленая старлетка вместо того чтобы дать ему достойный отпор. Клер вздернула подбородок.

— Что ты здесь делаешь?

— А как ты думаешь? — Глаза Шона сияли от неприкрытого удовольствия.

— Я не собираюсь играть в загадки, — высокомерно бросила она.

— Ладно, не буду томить тебя неизвестностью: я у себя дома, Клер.

Из всех возможных вариантов этот был самым последним, который мог прийти ей на ум. Клер растерялась.

— Ты хочешь сказать, что замок принадлежит тебе?

— Именно. Я купил его в начале года, — подтвердил Шон. — Видишь ли, в прошлое Рождество скончался последний наследник поместья, печально, конечно, что столь славный род угас, но, как говорится, нет худа без добра. Уркхарт выставили на торги, а я как раз искал возможности вложить свободные средства, ну и когда узнал, что замок продается со всем имуществом, сразу же приказал своему поверенному оформить сделку, — сообщил Шон едва ли не дружелюбно. Казалось, его забавляет ее растерянность. — Правда, я пока в сомнениях, стоит ли превращать замок в семейное гнездо или лучше устроить здесь отель и проводить презентации и конференции в охотничий сезон?

После этих слов перед Клер встал выбор — уйти или остаться. Внутренний голос настойчиво советовал ей задержаться и вытянуть из этой ситуации все, что можно. Тем более что и Шон вроде бы расположен к откровенности.

— Ну а что привело сюда тебя? — невинно поинтересовался Шон.

— Просто захотелось прогуляться верхом, — беспечно бросила Клер, решив задержаться.

— На ночь глядя? Перед грозой?

— Ты же знаешь, меня никогда не останавливали подобные мелочи.

— Это да. Но приятно осознавать, что, хотя ты и стала другой, пристрастия у тебя все те же. — Шон пробежался взглядом по ее спутанным ветром волосам, задержался на пышных бедрах, туго обтянутых бриджами, затем с фальшивой озабоченностью огляделся по сторонам: — Ну а где же твой Дэвид Гордон? Не пора ли ему появиться?

Это заявление вызвало у Клер короткий смешок.

— Брось, Шон. Ты отлично знаешь, что я здесь одна. Ты ведь наблюдал за мной с той самой минуты, как я привязала своего жеребца, не так ли?

— Доверяй своей кельтской интуиции, Клер, и избежишь многих ошибок, — пространно намекнул Шон в свою очередь.

— Сейчас она настойчиво подсказывает мне, что твой выбор пал на этот уик-энд не случайно, — заметила на это Клер.

— Я собирался увидеть тебя, раз уж ты отказалась поужинать со мной, — признался он, нимало не смутившись.

— Странно, вроде бы я не афишировала свой приезд.

— Афиш нет, но билеты продаются.

Клер приподняла бровь.

— Все просто. Ты сказала, что твой уик-энд занят. Я предположил, что после стольких лет ты захочешь навестить поместье, просмотрел списки пассажиров, заметив там ваши с Гордоном имена, я распорядился подготовить самолет. Завершив неотложные дела, я вылетел сюда.

— Удобно. Частный самолет, отдельная посадочная полоса, незаметные слуги, в любую минуту готовые выполнить твое распоряжение.

— Да. Большие деньги дают некоторые преимущества. — Шон с непробиваемым спокойствием отреагировал на ее едкое замечание. — К тому же я люблю чувствовать себя комфортно в любой обстановке.

— Это очевидно. — Клер скользнула по его бронзовому торсу глазами.

Его вид вызывал у нее совершенно непристойные мысли, и Шон, черт бы его побрал, прекрасно это понимал. Иначе в его голосе не было бы столько тонкой иронии:

— Мне захотелось размяться на сон грядущий. Когда ты появилась, я колол дрова, чтобы протопить камин.

— А-а-а, да-да, где-то я слышала, что именно это незатейливое занятие снимает физическое напряжение, — съязвила Клер, теперь уже намеренно с пристрастием оглядев крепкие бицепсы Шона.

Ничего, ему тоже не повредит понять, что мужчины в ее жизни существуют не только на глянцевых обложках. Шон усмехнулся, но Клер с удовлетворением отметила, как напряглись мышцы его живота.

— И когда же ты собирался нанести мне визит?

— Ну я не предполагал ничего официального. Мы могли бы случайно увидеться, скажем, на старом мосту или на берегу озера, словом, в одном из твоих любимых мест, которые ты так любезно демонстрируешь своему гостю.

Клер одарила Шона одной из своих лучших улыбок для вечеринок с коктейлями.

— Мне льстит твое внимание, Шон. А есть хоть что-нибудь, что тебе неизвестно?

— Многое. Например, что связывает тебя с этим Гордоном. Вы любовники?

— Ты переходишь всякие границы! — свысока бросила она.

— Странно, а мне казалось, я на своей территории.

17
{"b":"154465","o":1}