ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уместное замечание. Жаль, Клер не успела парировать. Шон внезапно предложил:

— Хочешь, я покажу тебе замок?

— Как-нибудь в другой раз, — отказалась она.

— А он будет? — небрежно обронил Шон.

Клер передернула плечами.

— Возможно. Чего только в жизни не бывает.

— Это верно. Жизнь полна подводных течений. Кстати, ты знаешь, что здесь больше ста комнат? Будет где порезвиться не одной маленькой девочке.

— Великолепная перспектива, — улыбнулась Клер, едва не задохнувшись от бессильного гнева.

Если раньше у нее и возникали какие-то сомнения по поводу притязаний Шона на земли Макгрифи, то теперь они окончательно развеялись. Этот человек умел мстить с размахом, в этом ему нельзя было отказать. Замок, земли, дети...

— Так что ты посоветуешь? — не унимался Шон. Он оглядел громадный зал высотой в три этажа, стены которого были увешаны головами оленей, подстреленных в разные годы, и с энтузиазмом произнес: — Какие будут предложения: все модернизировать или сохранить в неприкосновенности?

— Для этого есть специалисты. Обратись к ним, они дадут тебе квалифицированный совет, — процедила Клер.

Не хватало еще ей собственными руками разрушать свою мечту!

— А как насчет моего совета? — обернулся к ней Шон.

— ?

— Ты ведь предупредила меня, что сделаешь все возможное и невозможное, чтобы вернуть закладную на землю, — пояснил он. — Вероятно, эту уверенность вселяет в тебя Гордон?

— А тебя это, как видно, бесит? — ухмыльнулась Клер, постукивая хлыстом по голенищу сапога.

— Вопрос в том, удастся ли тебе получить этот заем?

— Удастся, не сомневайся.

— Смелое заявление. Но на твоем месте я бы подстраховался, Клер.

— Уж не себя ли ты имеешь в виду? Может, одолжишь мне двадцать миллионов с беспроцентной рассрочкой на год и расстанемся друзьями?

— Если бы мой бизнес строился на сантиментах, я бы уже давно был без гроша в кармане.

— Ах да, твой бизнес! — демонстративно восхитилась Клер. — Как же я могла забыть, что это твой храм, и религия в нем не знает пощады. Но знаешь, Шон, этим словом всегда прикрывалось немало грехов.

— Согласен, — рубанул сплеча Шон. — Там, где деньги и власть, всегда хватает грязи. Только я в Сити давно не новичок, а ты, ввязавшись в борьбу взрослых мальчиков, уже совершила одну серьезную ошибку. В следующий раз блефуй с противником до последнего, а не выкладывай карты на стол.

— Я так полагаю, это и есть твой совет? — уточнила Клер.

— Да, — подтвердил Шон.

— Что ж, пришли мне счет за услугу.

— Я делаю это не ради денежного вознаграждения.

— А ради чего же?

— Чтобы уравнять наши шансы, — весьма неожиданно заявил Шон.

— Меня бы тронула подобная забота, если бы она исходила не от тебя, — с сарказмом заметила Клер и направилась к двери.

— Что ты делаешь? Уходишь? — опешил Шон.

— Угадал. — Клер удовлетворенно расправила плечи.

— Прямо сейчас?

— Опять угадал.

— И ты думаешь, что я тебе это позволю?

— Придется, я независимая женщина, Шон.

— И очень соблазнительная, несмотря на этот недостаток, — досадливо пробормотал он.

Клер почти удался ее незатейливый маневр. Она услышала грохочущие за спиной шаги по гравию, когда вскочила в седло. Красиво сбежать не удалось. Шон вырос перед ней и ухватил коня за уздечку. Его глаза сверкали, ноздри раздувались в бессильном гневе:

— Не дури! Двадцать миль через болото в грозу — не самое лучшее развлечение.

Клер замахнулась на Шона хлыстом.

— Все лучше, чем болтать здесь с тобой! Уйди с дороги, я не шучу!

Она изо всей силы вонзила каблуки в нетерпеливо фыркающего жеребца, тот, не привыкший к такому неделикатному отношению, возмущенно встал на дыбы.

В следующую секунду Клер выбило из седла, как пробку из шампанского. Она совершила головокружительный полет, успела до смерти испугаться и почувствовать, как Шон сгреб ее в охапку, чтобы поддержать. Клер по инерции потянула его за собой, и они вместе рухнули на нескошенную траву. Но при падении Шон принял удар на себя, затем ловко перекатился, и Клер оказалась распластанной под ним. Все произошло так быстро, что у нее не было возможности ни соображать, ни сопротивляться. Какое-то время она просто переводила дух, глотая обжигающий легкие воздух, затем все чувства обострились. Она вдруг увидела темное небо с набухшими тучами, ощутила аромат клевера, запах мужского тела и его волнующую тяжесть. Вслед за этим пришло понимание, что они с Шоном лежат в позе, в которой люди обычно занимаются любовью. Клер удивило, насколько интимно, почти естественно переплелись их тела. Их бедра были тесно прижаты друг к другу, рядом с ее сердцем билось его сердце, и тело Клер живо отреагировало на это: возбуждение накатило волной, сознание помутилось.

— Клер? — едва слышно позвал Шон. — Ты в порядке?

Клер зажмурилась. Такого альковного, вкрадчивого, совращающего шепота ей никогда не доводилось слышать. Даже из его уст.

— Клер? — Шон чуть приподнялся и навис над ней.

— Кажется, — выдавила из себя Клер. Но глаз так и не смогла открыть.

— Тогда посмотри на меня, — попросил он.

Клер судорожно вздохнула и разомкнула тяжелые веки. Лицо Шона было в нескольких дюймах от ее лица. Ее поразило то мучительно-напряженное выражение, с каким он вглядывался в ее черты. Шон переменил позу и оперся на локти, чтобы ей было легче дышать. Глаза блеснули, словно черный жемчуг. Она почти забыла, какими влекущими могут быть эти синие глаза с черными крапинками. Его голова стала медленно наклоняться к ней. Клер ощутила теплое дыхание на своих губах. Шон собирался ее поцеловать. Она в отчаянии уперлась ладонями в широкую грудь и неожиданно ощутила под подушечками пальцев тугие камушки плоских сосков. Ее собственная грудь, прикрытая майкой и свитером, уже давно налилась в предвкушении ласк. Соблазн отдаться на волю чувств был велик. Ему все труднее было сопротивляться. В этот момент Шон сделал глубокий вдох, и хваленая выдержка Клер разлетелась вдребезги.

Не сознавая, что делает, она принялась ласкать его соски подушечками больших пальцев. Шон запрокинул голову и протяжно простонал. Этот беспомощный стон, вырвавшийся из сильного тела, только подстегнул Клер. Ей сразу же захотелось большего. Ее руки принялись лихорадочно гладить его плечи, шею, теребить густые волосы на затылке, снова и снова водить ладонями по мощным мышцам груди. Она не заметила, как Шон перехватил инициативу. В полной тишине, нарушаемой только их прерывистым поверхностным дыханием, он мягко отвел ее руки в сторону, вытянул майку из пояса и удовлетворенно улыбнулся, когда его рука добралась до холмика обнаженной груди. Шершавые пальцы поерзали по соску раз, другой, нежно и в то же время нетерпеливо сдавили мягкое полушарие... о боже! Клер затрепетала, чувствуя, как между ног разливается жар, и в этот миг ищущие губы Шона накрыли ее рот поцелуем.

Губы ее послушно разомкнулись, чтобы впустить его жаркий язык. Этот поцелуй был не похож на тот... в опере. Он вообще был не похож ни на один поцелуй... Шон упивался упругой податливостью ее губ. Его язык резко наступал, и, задержавшись в глубине рта Клер, медленно отступал, и снова наступал, обещая волшебное действие, что ждало ее впереди. Этот чувственный, дразнящий, соблазнительный танец был знаком Клер, но снова и снова она открывала для себя еще неизведанные эротические ощущения. Через этот поцелуй в нее вливалось и его жгучее желание, и зов к еще более пьянящим ласкам...

— Да, да, милая, давай, верни мне свою любовь! — проговорил Шон в каком-то исступленном самозабвении.

Клер так и сделала, но всего лишь на мгновение, пока перед глазами не мелькнула вспышка — она... юная... на дороге... посылающая вслед Шону Ричмонду проклятия! У нее внутри все похолодело. Желание резко пошло на убыль. Кровь, еще секунду назад бурно несшаяся по венам, начала стыть и превращаться в ртуть. Клер ухитрилась оторвать свои губы от губ Шона.

18
{"b":"154465","o":1}