ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я серьезно. Давай поженимся?

Их взгляды встретились. Тут Клер сообразила, что Дэвид не шутит. Он действительно предлагает ей выйти за него замуж. И на какое-то мгновение она даже испытала замешательство, но вслед за этим решительно покачала головой.

— Нет, Дэв, забудь. Союз на публику — не для меня!

— Огорчила. Чем мы с тобой не пара? — В голосе Дэвида слышались нотки подлинного разочарования.

Вот тут Клер не нашлась, что возразить. Оба они были крупными специалистами по маскировке. Она умело изображала утонченную особу, мастерски играя роль иконы стиля, холодной сдержанности и сексуальной опытности.

Он с врожденным чувством достоинства и подлинным аристократизмом, не позволяющим распространяться об интимной сфере своей жизни, скрывался под маской плейбоя и разборчивого жениха. И обоим было удобно, что все вокруг считают их парой. «Ну и хватит об этом. Пора сменить тему», — решила Клер, что с блеском тут же и проделала, поддразнив Дэвида с нежной теплотой:

— Кстати, да будет тебе известно, роковые мужчины в наши дни не носят роз в петлицах. Старые джентльменские времена прошли. Все происходит само собой, без применения донжуанских уловок. Им не нужно посылать романтические послания, сверлить пронзительным взглядом насквозь, они при исполнении — борются за демократию, спасают мир от экономического спада, делают деньги, чтобы сделать еще больше денег, а злую шутку с нами играют наши женские инстинкты.

— Хочешь затеять философский спор? — хмыкнул Дэвид.

Клер передернула плечами.

— Зачем? Каждый из нас несет свой крест. Но раз уж ты сегодня в образе голубоглазого Пола Ньюмана закажу-ка я себе белужьей икры и бутылочку персикового шампанского. Тетушка Нэнси рассказывала мне, что мужчины шестидесятых всегда оплачивали счет, когда приглашали девушку на свидание.

Как и следовало ожидать, Дэвид расхохотался и тотчас подозвал официанта, томившегося в ожидании.

За ужином разговор, как водится, перескакивал с одного на другое, но неизменно возвращался к волнующим их темам. Дэвид прогнозировал мировой финансовый кризис, вернее, устанавливал временные рамки: когда тот наконец-то разразится и какие сферы затронет в первую очередь.

У Клер возникали трудности с проведением художественной выставки в Сохо. Молодые талантливые авангардисты вели себя капризно, шумно и непредсказуемо, как и положено богемной братии. Клер терпела, успокаивала, улаживала малейшие инциденты, постоянно напоминая себе, что часть выручки от выставки должна пойти в благотворительный фонд, озаботившийся проблемой детской смертности от столбняка в странах третьего мира.

— Представляешь, себестоимость вакцины от столбняка — семь центов, — рассказывала Клер, вертя на вилке салатный лист. — С упаковкой, транспортировкой, хранением и самой вакциной набегает полтора доллара. Абсурд, не правда ли — так мало нужно дать и так много сделать, чтобы спасти жизнь новорожденного ребенка.

— Полагаю, ты уже присмотрела парочку так называемых ультрасовременных картин и опять собираешься облегчить свой банковский счет? — скептически бросил Дэвид.

— Что поделаешь, в мире так много несправедливости, — огорченно вздохнула Клер. — Надеюсь, ты тоже что-нибудь купишь.

— Лучше я просто выпишу чек.

Именно в этот момент к их столику неслышно подошел официант. Потом, гораздо позже, Клер поняла — это судьба приняла его облик. Но в ту минуту ничего похожего ей в голову не пришло.

— Мисс Макгрифи, вас просят подойти к телефону Звонок из Лондона. — Клер и Дэвид перебросились удивленными взглядами. — Пожалуйста, следуйте за мной. Вы сможете поговорить из кабинета управляющего.

Через десять минут Клер вернулась за столик. На ее лице лежала тень задумчивости. Звонок оказался не только неожиданным, но и довольно странным.

— Кто тебя здесь разыскал? Твой братец-тори? — поинтересовался Дэвид, наполняя ее бокал.

— Нет, звонил Генри Дэнвер, — сообщила она, пригубив вино и поблагодарив Дэвида рассеянной улыбкой. — Судя по его словам, у нас возникли серьезные проблемы, угрожающие стабильности компании на рынке.

— Звучит не слишком привлекательно, — отреагировал Дэвид, нахмурившись.

— Особенно если учесть обстоятельства, что я не могу распоряжаться своими акциями еще около полугода, — заметила Клер и вслед за этим поделилась своими сомнениями: — Странно, если симптомы настолько тревожны, то почему дивиденды исправно поступают на мой банковский счет?

— Обязательство перед вкладчиками — это та самая вещь, которую необходимо свято блюсти, если хочешь держать марку К тому же ты особенный клиент, — напомнил Дэвид. В нем тут же проснулся профессионал. — А в чем состоит интерес Дэнвера? С какой стати он звонит тебе посреди ночи? В Лондоне сейчас три часа.

— У него пять процентов льготных акций «Макгрифи компани». К тому же он старейший сотрудник, работавший еще с отцом. И один из пяти вице-президентов, кто голосует на совете директоров от моего имени все эти годы. В общем, его личный успех напрямую зависит от успеха компании. Так что его нетерпение я вполне могу понять.

Дэвид задумался. Видимо, он тоже не мог взять в толк, как в фармацевтическом гиганте, владеющем сетью магазинов здорового питания и аптеками, разбросанными по всей Европе, могут возникнуть серьезные трудности?

— Может, тебе стоит обсудить это с Уорреном, — наконец предложил он. — Насколько я помню, именно он глава компании и исполнительный директор, все решения замыкаются на нем.

— Мне тоже пришло это в голову, — кивнула Клер. — В первую очередь «Макгрифи компани» семейное предприятие и только потом открытое акционерное общество. В свое время ради его создания мой прапрадед ушел с государственной службы. Но Дэнвер попросил меня не посвящать сэра Макгрифи в наш разговор, по крайней мере, до тех пор, пока я не увижусь с ним.

— Не знаю, как тебе, а мне это не нравится, — прямо сказал Дэвид.

— Мне кажется, Дэнвер все преувеличил. Но в любом случае придется лететь, и как можно скорее.

Клер умолчала, что планировала эту поездку на начало следующего года. Она собиралась вступить в права наследства, поприсутствовать на одном из заседаний совета директоров, утвердиться в качестве держателя крупного пакета акций и снова вернуться в Нью-Йорк. Обходились же без нее все эти годы в совете правления, обойдутся и впредь. Так полагала Клер. Но жизнь, как водится, внесла в ее планы свои коррективы.

— На какое число будешь заказывать билет?

— Думаю, на эту пятницу. Раньше все равно не получится. Черт, как некстати эта поездка! — досадливо вырвалось у нее. — Мне столько всего нужно было сделать на следующей неделе — заказать пригласительные, найти флористов, нанять обслуживающий персонал для презентации духов.

— Патриция — квалифицированный заместитель, справится и не с таким, — успокоил ее Дэвид. — А вот что ты скажешь сэру Макгрифи? Мне кажется, он будет весьма удивлен твоим решением.

— Не думаю, что я должна ему что-то объяснять, — хладнокровно бросила Клер. — Шесть лет достаточный срок в наказание за грехи. К тому же светскому обществу, как и всем смертным, свойственна забывчивость. И более громкие скандалы не задерживались надолго в их памяти.

— Хочешь сказать, что за это время разбилось много красивых историй любви?

— Вот именно.

Несколько долгих секунд Дэвид молча смотрел на нее. А потом внезапно сказал:

— Вот что, я полечу с тобой. Когда еще у меня будет возможность взглянуть на твое шотландское поместье?

— Дэвид...

— К тому же у меня есть дела в лондонском филиале, — закончил он, многозначительно посмотрев на Клер.

Ее рука непроизвольно потянулась к колье. Дэвид, конечно, может считать, что ей нужен мужчина, который станет ее защищать, но Клер давно уже привыкла полагаться только на себя. С другой стороны, у нее не было никаких причин отказываться от его общества. Ну и тщеславие, если уж быть честной до конца, сыграло определенную роль. Ей хотелось доказать Старому Свету, что Макгрифи не так-то легко выбить из седла. Недаром на геральдическом щите ее древнего рода было начертано: «Я выживу вопреки всему!» А Дэвид как нельзя лучше подходил ее новому элегантному образу.

2
{"b":"154465","o":1}