ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этот раз Шон заехал за ней на великолепном серебристом «Бентли Континенталь» с шофером. Клер набросила плащ — в последние два дня в Лондон пришли дожди — и вышла на улицу.

— Куда мы едем? — спросила она, когда Шон устроился рядом с ней.

— Скоро узнаешь, — ушел он от ответа. — Поехали, Уильям.

Возможно, еще один клуб со спиртным, решила Клер. Она случайно обернулась назад и увидела черный джип. Через пять минут он все еще следовал за ними. «Бентли» свернул с Оксфорд-стрит на Нью-Бонд-стрит, проехал мимо магазина Картье и Королевского банка Шотландии... Черный джип следовал тем же курсом.

— У меня паранойя или нас преследуют? — поинтересовалась Клер.

— Всего лишь сопровождают, — спокойно ответил Шон.

Клер слегка развернулась к нему, иронично взметнув брови:

— Ты нуждаешься в защите?

— Как и каждый человек, наделенный властью.

— Нелегко же тебе живется.

— Рад, что ты начинаешь это понимать, — добродушно ухмыльнулся Шон.

Клер собралась перебросить мяч на его сторону, сказать что-нибудь лестное о его процветающем бизнесе, но тут в разговор влез шофер, и у нее пропала всякая охота иронизировать. Оказывается, два года назад на Шона было совершено вооруженное нападение. Пуля прошла навылет, задев ключицу. А ведь об этом не было ни одного упоминания в газетах.

— Но вначале сэр Ричмонд уложил одного типа из своего «глока». А потом и я подключился. Было жутко весело, — сообщил словоохотливый водитель, видимо находящийся с хозяином на короткой ноге. — А вот еще был случай...

— Уильям, следи за дорогой, — беззлобно оборвал его Шон.

Значит, с тех пор Шон обзавелся охраной. Сообщение о нападении так потрясло Клер, что она совершенно перестала следить за дорогой. Опомнилась, когда машина остановилась у знакомого дома. Шон привез ее на свою городскую квартиру.

— Так и знала, что ты выкинешь что-нибудь подобное, — раздраженно проговорила она, принимая его руку.

— Расслабься, Клер, ничего страшного тебе не грозит. Мы просто поужинаем в домашней обстановке, — Шон задержал ее пальцы в своих.

В голове Клер тут же вспыхнуло предупреждение об осторожности и необходимости держать дистанцию. Клер вежливо отстранилась, освобождая руку.

Квартира Шона была декорирована в современном стиле, лишь в гостиной по-прежнему висели портреты предков, как дань уважению и принадлежности к золотоносному кругу. Больше ничто не напоминало Клер о прошлом.

На столе стояли две свечи, бутылка шампанского, два прибора из тончайшего фарфора.

— Прикажете подавать? — Официант бесшумно появился из сверкающей хромом кухни.

— Да, — распорядился Шон.

Через десять минут они сели ужинать. Обед был составлен из любимых блюд Клер. Все, что Шон делал в последние дни, было предназначено для нее. Его внимание было полным и абсолютным, и это, безусловно, не могло оставить ее равнодушной. Но Клер не обольщалась, понимая, что за всем этим стоит. Это было точно рассчитанное наступление на ее чувства, осуществляемое со знанием дела. Сначала подали салат из свежего шпината с земляникой, на горячее — крошечные белые грибы с трюфелями и артишоками, фаршированные сквобы и дикий рис, золотистый от шафрана. Даже на десерт был любимый ею торт, пропитанный сливками.

Клер ела с аппетитом и с удовольствием пила выдержанное «Дом Периньон» из хрустального бокала. И со стороны, наверное, напоминала довольную кошечку. На самом деле ее рассудок не дремал, а анализировал разговор с Дэвидом, состоявшийся накануне днем. Дэвид положил перед ней довольно пухлую папку. Клер внимательно просмотрела досье на Шона и осталась абсолютно не удовлетворена.

— В этом минус всех досье — фактов много, а подробностей мало, — с сожалением заметил Дэвид в ответ на ее замечание, что они напрасно выбросили деньги.

— Налоговая декларация? — все же спросила Клер.

— Чист, как новорожденный младенец.

— Сомневаюсь. Скорее, умело прячет концы в воду. Но сейчас меня беспокоит другое. Дэнвер сообщил мне, что на бирже появилось несколько новых игроков, они активно скупают наши акции, несмотря на то что они на два пункта повысились в цене. Особенно в этом преуспела компания «Трейд инвестментс». В реестре Ричмонда она не значится, но кто помешает ему действовать через подставное лицо?

— Думаешь, он планирует захват «Макгрифи компани»?

— Вряд ли ему это по силам. У нас с Уорреном контрольный пакет акций. Хотя пятнадцать процентов дадут ему автоматическое право получить место в правлении. Не понимаю, чего он добивается, если, конечно, за всем этим стоит именно он.

Клер не могла ответить на этот вопрос ни тогда, ни сейчас. Она поставила чашку на стол, подняла глаза. Шон смотрел на нее каким-то странным, не поддающимся определению взглядом. Этот взгляд вызвал у нее смутную тревогу. В нем не было знакомых искорок вожделения или шутливых всплесков заигрывания, здесь было что-то другое.

— Знаешь, Клер, чем больше я узнаю о тебе нового, тем больше ты меня интригуешь, — внезапно признался Шон, загасив недокуренную сигарету.

— Возможно, отдавая дань прекрасному полу, тебе не стоит опираться на стереотипы, — непринужденно отозвалась она.

— Возможно, — согласился Шон. — Еще кофе?

— Нет, спасибо. — Клер бросила салфетку на стол, покинула кресло и танцующей походкой подошла к окну.

По стеклу струйками сбегали капли дождя. Набухшее свинцовое небо прорезали всполохи молний. Как тогда в замке, подумала Клер. В ушах зазвучал голос Шона: «Давай, верни мне свою любовь!» Нет, ему не нужна ее любовь. Была бы нужна, он не стал бы ждать так долго... целых шесть лет. С его стороны это было чем угодно — самоутверждением, способом завоевать женщину, доказать свою власть над ней, — только не любовью. Кому, как не ей, знать, что по натуре Шон собственник. А затем ему понадобится что-то новенькое. Новый вызов, новые, более трудные высоты, новые препятствия для преодоления. Он не может без этого жить.

— На следующей неделе я лечу в Японию, — донеслось до нее. — Полетишь со мной? День переговоров, а потом я буду совершенно свободен. Посмотрим Токио, монастыри, Золотой дворец, Мияджиму, съездим в Киото.

— А как же Китай?

— Китай подождет.

— Тебя, наверное, вдохновляет власть над людьми, — с сарказмом бросила Клер.

— Время от времени. А тебя над мужчинами?

— Ну куда мне до тебя.

Шон приблизился к ней. Его шаги заглушил мягкий ковер. Но Клер как всегда кожей ощутила его близость. Она инстинктивно напрягалась, готовая сопротивляться, если он, отбросив щепетильность, попытается применить силу. Этого не произошло. Его руки нежно скользнули по ее плечам, сомкнулись спереди и привлекли Клер к груди. Горячие мягкие губы приникли к изгибу шеи. Все было до боли знакомо — этот запах, чувственные прикосновения, легкие покусывания, нежные руки, мускулистое тело. Именно это и делало Шона особенно опасным. Не страшная жестокость, а невероятная нежность.

Он развернул ее к себе. Она не сопротивлялась, только чуть запрокинула голову, пытаясь унять волнение в крови.

— Так что же происходит между нами, Клер? — тихо и серьезно спросил Шон: — Только не лги ни мне, ни себе. Весь этот жар не может исходить от меня одного.

— Не будь смешным, — прерывисто проговорила она.

Ее рот так и остался открытым, ее последние слова еще висели в замкнутом пространстве, когда губы Шона впились в Клер властным поцелуем. То ли от неожиданности, то ли от внезапного желания, но она пылко ответила на поцелуй. Но тут же отстранилась и высвободилась из его объятий. Ее губы сложились в насмешливую гримасу.

— Кажется, ты начинаешь злоупотреблять ситуацией, Шон.

— Всего лишь использую ее в свою пользу, — ответил он с довольным блеском в глазах.

— И у тебя это здорово получается, очень здорово. — Клер сделала шаг назад, потом еще один, увеличивая расстояние между собой и Шоном. — Ужин при свечах, непринужденная беседа, меню, составленное с учетом моих предпочтений, прогулки за город, джунгли из орхидей. Должна признать, у тебя богатый арсенал соблазнителя.

25
{"b":"154465","o":1}