ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В свободное время он водил ее в такие места, как отель «Беркли», где они, тесно прижавшись, медленно двигались под музыку, или в ресторан. Они ходили на выставки, посещали коктейли, ну и конечно же проводили уик-энды в Шотландии. Как-то раз, оказавшись возле старого замка, Клер призналась Шону, что хотела бы жить в этом месте, растить здесь своих детей. Он посмотрел на нее затуманенным взором, а потом впился в губы обжигающим поцелуем. Вскоре после этого Шон попросил ее руки. Клер удивило, что брат не одобрил ее выбора. Казалось, жених отвечал всем требованиям — был титулован, молод, богат. А если между ними и пробежала черная кошечка, как заметила Мадлен, так когда это было! В конце концов Уоррен дал свое согласие. Ему хорошо было известно, что если Клер чего-то хочет, то она своего добьется. А она хотела Шона Ричмонда так сильно, что стыдно даже вспоминать. Помолвка состоялась. Церемония получилась шумной! Разрыв оказался не менее громким...

Клер остановилась, едва почувствовала, что ее мысли пустились по запретному пути. Впрочем, этого следовало ожидать. Она ведь вернулась в Лондон, а вместе с ним ожили и тени прошлого. В психологии это называется «привязка к обстоятельствам». Да, она снова оказалась совершенно в другом мире, и к нему придется приспосабливаться. Клер рассеянно посмотрела в окно, стараясь определить, где находится. «Роллс-ройс» проехал по Пиккадилли, плавно повернул в тенистый переулок и, проехав еще триста метров, притормозил возле двухэтажного дома, утопающего в кустах роз.

Еще несколько минут ушло на то, чтобы шофер принес ее багаж, на выслушивание приветствия управляющего и его заверений, что обслуга приложит все усилия, чтобы миледи осталась довольна своим пребыванием в этом доме.

Оставшись одна, Клер первым делом осмотрелась. Было любопытно узнать, как компания оборудует жилье для своих нерядовых членов и гостей. Спальня была отделана в белых, кремовых и золотистых тонах в стиле барокко. Гостиная обставлена дорогой мебелью. Кабинет располагался рядом со спальней, там же находились компьютер и факс. Клер отметила, что сможет комфортно общаться со своим нью-йоркским офисом. На столе, возле огромной вазы с цветами, лежала записка от горничной. В ней говорилось, где находятся полотенца, халат, туалетные принадлежности, косметика. Приготовленные еда и напитки в холодильнике, кофе с корицей (как она любит) уже заложен в кофеварку. Есть гимнастическое оборудование — она может им воспользоваться. Шофер и она сама к услугам леди Клер целые сутки — она может вызвать их по внутреннему телефону.

«Вот это обслуживание! Не хуже чем в «Савойе». Несомненно, Дэвид оценил бы этот комфорт!» — отметила Клер, размышляя, чем заняться в первую очередь — разобрать багаж или принять ванну. Ее дилемму решил неожиданно зазвонивший телефон. Клер сняла трубку и привычно представилась:

— Клер Макгрифи.

Она собиралась добавить «Чем могу быть полезна?», но тут услышала голос Уоррена:

— Клер, как добралась?

— Прекрасно. Спасибо. Должна сделать тебе комплимент, ты умеешь заботиться об удобстве будущих партнеров.

— Рад, что тебя все устраивает, — сухо обронил Уоррен. — Как насчет поужинать в тихом семейном кругу? Скажем, послезавтра в семь.

— Отличная мысль, Уоррен.

— Значит, договорились. Ди будет рада повидаться с тобой.

— Я тоже, — эхом откликнулась Клер, сбрасывая с уставших ног шпильки.

Последовала короткая пауза.

— Клер, она в положении, — с горделивыми нотками сообщил брат.

Клер испытала легкий шок, все же это сообщение обрушилось на нее как снег на голову, но радость ее была искренней.

— О! Уоррен, какая приятная новость! Я так рада за вас.

Теперь ей, по крайней мере, стало понятно, почему Диана, столь щепетильная в вопросах этикета, не встретила ее в аэропорту вместо занятого Уоррена. За два года Клер и Ди виделись всего лишь один раз, когда молодожены посетили Нью-Йорк с недельным визитом. Теплых отношений между Клер и Дианой так и не возникло, слишком мало для этого было отпущено времени. Она только отметила про себя, что молодая графиня — миниатюрная ухоженная брюнетка с фарфоровой кожей, свойственной всем англичанкам, — выглядела замечательно и вела себя безупречно, как и подобает супруге пэра Англии.

— Когда ждете первенца? — поинтересовалась Клер.

— Ко Дню благодарения. Уверен, что будет мальчик, — сказал Уоррен как о чем-то само собой разумеющемся. Как будто у лорда Макгрифи не могла родиться девочка.

Клер улыбнулась.

— А как Ди себя чувствует?

— Держится молодцом, хотя по утрам ее мучает токсикоз. Да, Клер, чуть не забыл. Я заказал для тебя билеты на завтрашний вечер в оперу, — сменил тему Уоррен, видимо посчитав, что прежняя исчерпала себя. — Их должны были доставить вместе с утренней почтой.

Клер прошла ногами в чулках по мягкому ворсистому ковру в прихожую и увидела конверт. У брата был годовой абонемент в Ковент-гарден и конечно же арендуемая ложа.

— Нашла, очень мило с твоей стороны. — Клер придержала трубку ухом, возвращая билеты на место.

«Мадам Баттерфляй». Мечта!

— Не стоит благодарности. Ты ведь прилетела с Дэвидом Гордоном?

— Да. Мы прилетели вместе.

— Это серьезно?

— Трудно сказать, — туманно отозвалась Клер.

— Газетная молва утверждает иное, — намекнул брат.

— В отличие от их уверений мы никуда не спешим, — настояла на своем Клер, не собираясь посвящать Уоррена в нюансы их отношений. — Кстати, Дэвид хочет побывать в Шотландии. Надеюсь, ты не против?

Уоррен был не против. «Это ведь и твой дом, Клер», — любезно сказал он, после чего распрощался, сославшись на деловую встречу.

Клер почти достигла ванной, когда вновь раздался звонок. На этот раз ее мобильника.

— Клер, золотко, это я, — напористо, в своей манере прощебетала Мадлен. — Ты сейчас где?

— Я в Лондоне, как и обещала, а вот где ты, моя дорогая? Вчера перед вылетом я не смогла тебе дозвониться.

— О! Я улетаю в Нассау вместе с Джимми!

У Клер подкосились ноги. Добро пожаловать в Британию! Один сюрприз приятнее другого, а ведь она здесь еще и трех часов не провела!

— Дорогая, мне ужасно жаль, что мы не сможем встретиться в ближайшее время, — продолжала тараторить Мадлен, захлебываясь от восторга. — Но ты же понимаешь, я не могла отказаться. Это же Джимми Уайтни! Мы проведем целый месяц на его яхте!

— Ты возвращаешься к нему?

Джимми и Мадлен встречались три года — и все это время то сходились, то расходились. В данную минуту, похоже, на их улице горел зеленый свет.

— Ну... — протянула графиня Глочестер. — Он позвонил и спросил, не хотела бы я попытаться восстановить наш союз. Мы решили провести несколько недель наедине, чтобы нам никто не мешал. Джимми арендовал небольшой остров на Мальдивах. Ты не сердишься? Я тебя не подвела?

— Что за глупости. Я надеюсь, что вы проведете замечательный медовый месяц.

— Это будет третий по счету, — безоблачно констатировала Мад.

— Пусть это вас не смущает, — от души посоветовала Клер. — Передай Джимми привет.

— Непременно. А ты своему Дэвиду. Он прелесть. Если у меня ничего не получится с Джимми, я прилечу в Нью-Йорк и отобью его у тебя.

И эта туда же! Клер рассмеялась.

— Холостой выстрел, подруга!

Мадлен восприняла ее смех и слова за уверенность в чувствах партнера.

— Кстати, раз уж я вспомнила о Нью-Йорке. Как отнеслась тетушка Нэнси к этой поездке?

— Я пообещала ей вернуться раньше, чем она успеет соскучиться, — сказала Клер.

Они еще пару минут поболтали, а затем распрощались, пожелав друг другу удачи.

«Ну надо же, снова Джимми Уайтни!» — усмехнулась Клер.

И снова Мадлен влюблена и очарована. И снова будет предаваться любви на песчаном берегу под знойным солнцем. Впрочем, оно и к лучшему. Подруга практически потеряна для плодотворного общения, ведь Мадлен, когда влюблена, слышит только себя. А значит, от нее будет мало толку. Тут уж ничего не поделаешь. Любовь для Мадлен всегда была игрой, в которой она весьма преуспевала. Все эти годы она благополучно лавировала в море многочисленных романов, как коротких, так и достаточно продолжительных, но неизменно мало что значащих для нее. У Клер все сложилось иначе.

6
{"b":"154465","o":1}