ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этот момент он наконец-то отвлекся от огонька тлеющей сигареты и обратил внимание на свою спутницу.

Клер узнала в ней Лоран Жильбер, звезду французского кинематографа. И последнюю пассию лорда Ричмонда, как утверждали газетные источники. Судя по тому, как она защищала каждую пядь своей территории, это соответствовало истине. Стройная блондинка, чья прическа напоминала пышную хризантему, была в пурпурном облегающем платье. Тонкий атлас вызывающе обрисовывал дерзко торчащие груди, глубокий вырез позволял высокому спутнику насладиться видом сверху. На шее, в ушах, на запястье актрисы сверкали сапфиры, под цвет ее глаз. Экран утверждал, что они у нее небесно-голубые. Зритель любил ее хорошее свежее личико, и не важно, что сексуальный аппетит французской звезды стал притчей во языцех, главное, что она приносила огромные доходы киностудии. Дэвид тоже обратил на актрису внимание.

— Что за блондинка рядом с ним? — спросил он. — Такое впечатление, что я ее уже где-то видел.

— Естественно. Это Лоран Жильбер, визитная карточка французского кинематографа.

— Теперь ясно, откуда у меня это ощущение дежавю. А кто вторая дама? Она тебе знакома?

— Кого я только здесь не знаю, — обронила Клер. — Это маркиза Мэри Кларисса Венлейк. Она одна из бессменных членов попечительского совета оперного театра.

— Похоже, маркиза выманивает денежки у Ричмонда, — поделился своими наблюдениями Дэвид.

— Вряд ли он здесь с целью внести вклад в развитие оперного искусства, скорее ради карьерного роста своей любовницы, — холодно ответила Клер.

— Может, нам стоит... — начал было Дэвид.

Клер мысленно предугадала окончание этой фразы «избежать этой встречи».

— Нет, — покачала она головой. — Рано или поздно нам придется встретиться, так лучше пережить этот неприятный момент прямо здесь среди шума и суматохи.

Клер взяла Дэвида под руку и направилась в сторону Ричмонда.

Словно почувствовав опасность, мужская спина напряглась, Шон огляделся, выискивая источник возникшего дискомфорта, и застыл, так и не донеся сигарету до рта. В его глазах промелькнуло что-то похожее на замешательство, смешанное с изумлением, но, нужно отдать ему должное, он быстро справился с собой. Глубоко затянувшись, Ричмонд переключил внимание на леди Венлейк. И все же Клер могла поспорить на что угодно, что, пока она шла к нему, он сумел оценить в ней все — вплоть до высоты и остроты каблуков ее шелковых туфелек.

— ...Я всегда считала, что если хочешь послушать хорошую оперу, нужно ехать в Европу... — рассуждала маркиза Венлейк, упиваясь вниманием окружающих. Но при виде Клер ее глаза округлились от изумления, и, оборвав себя на полуслове, она страстно воскликнула: — Клер! Ты ли это?! Вот это сюрприз так сюрприз! Господи, детка, как давно мы... — Леди нахмурила подкрашенные выщипанные бровки. — Кстати, сколько же мы не виделись?..

— Шесть лет, — подсказала Клер, прижимаясь на долю секунды к подставленной нарумяненной щеке, а заодно краем глаза наблюдая за Шоном.

Он порывисто отвернулся, чтобы затушить сигарету в пепельнице. Окурок с безжалостной силой был воткнут в песок. Эк тебя пробрало, усмехнулась Клер.

— Да, время бежит. Чудесно выглядишь, дорогая. Похоже, Америка творит чудеса, — тем временем пропела маркиза. — Я как раз говорила Лоран и Шону, что этот вечер обещает стать незабываемым событием года. Это Лоран Жильбер, — представила леди Венлейк, взяв на себя инициативу знакомства, — наша гостья из Франции и самая яркая звезда европейского кинематографа.

Лоран улыбнулась, принимая комплимент с должным безразличием, однако не упустила случая прильнуть к могучему плечу Шона.

— Полагаю, с Шоном Ричмондом вас знакомить не нужно. — При этих словах глаза маркизы впились в Клер, наблюдая за ее реакцией. Возможно, несколько лет назад ее бы задел этот едва уловимый огонек злорадного любопытства, но жизнь закалила Клер. Подобные любезные уколы были для нее не в новинку. Она знала, что в течение предстоящей беседы каждый из них будет вести свою игру притворства. И Клер ответила с подчеркнутой любезностью, к вящему разочарованию дамы:

— Действительно, в этом нет необходимости, леди Венлейк. Мы с Шоном знакомы довольно давно.

— И добавь: довольно неплохо. — Губы Шона раздвинулись в улыбке, но глаз она не зажгла. — Временами мир тесен, не правда ли, Клер?

— Пожалуй, — в тон ему отозвалась Клер.

Стоя в двух шагах от него, она уловила свежий, чуть терпкий древесный аромат его одеколона. Впрочем, у Ричмонда всегда был отменный вкус. Клер решила, что пора привлечь внимание к Дэвиду:

— Позвольте представить вам моего близкого друга Дэвида Гордона. Его семья одна из самых уважаемых на Восточном побережье.

Дэвид склонил голову в легком поклоне, льняные волосы блеснули в лучах хрустальных люстр.

Дальше началось самое интересное. Мужчины обменялись коротким рукопожатием, и между ними завязался разговор. Что-то похожее на разведку боем:

— Кажется, мы уже встречались, мистер Гордон?

— Да, в прошлом году. В Давосе.

Клер отметила, что слышит об этом впервые.

— Что привело вас в Англию, дела или удовольствия? — снова спросил Шон.

Вопрос был коварный, но не такой уж неожиданный, Дэвид легко его обошел.

— Я бы сказал, удачное сочетание того и другого.

— И долго вы собираетесь здесь пробыть?

— Все зависит от обстоятельств.

— Понимаю... — протянул Шон и перевел взгляд на Клер. Его взгляд недвусмысленно пробежался по ее губам, по покрытым золотистым загаром плечам, по груди, целомудренно прикрытой белым кружевом. И опять вернулись к губам цвета пиона.

Клер немедленно изобразила на них улыбку, означающую: «Смотреть можно, трогать — нет!» Разумеется, от мадемуазель Жильбер не укрылся этот молчаливый диалог. Но, как настоящая профессионалка, она не растерялась.

— Знаете, в прошлом году мне пришлось дважды побывать в Нью-Йорке на съемках, и оба раза я возвращалась оттуда совершенно опустошенная. Этот город действует на меня, как энергетический вампир.

— А меня, напротив, он заряжает энергией, — сказала Клер.

— И поэтому ты провела там так много времени? — сухо поинтересовался Шон.

— Нет. Просто сюда меня ничто не влекло, — с улыбкой парировала Клер.

Дэвид сразу счел нужным вмешаться:

— А сейчас вы снимаетесь, мадемуазель Жильбер?

— Нет, но у меня на ближайшее время большие планы. Правда, мне не хотелось бы говорить об этом, пока не будет подписан договор, — предупредила пепельная блондинка. — К тому же съемки начнутся только лишь в сентябре, а до этого времени я собираюсь пожить в Лондоне. Похоже, здесь будет весело. Поло, парусная регата, скачки...

— Вы любите скачки? — оживился Дэвид.

— Нет, у меня другие пороки, — откровенно намекнула звезда. Притронувшись к запястью Шона, она томно проворковала: — Дорогой, тебе не кажется, что нам пора занять свои места?

— Да, мне тоже нужно еще отыскать своего супруга, — спохватилась леди Венлейк.

Она было направилась прочь, но на миг задержалась и с притворной нежностью коснулась руки Клер повыше локтя:

— Да, Клер, буду рада, если ты навестишь меня. С мистером Гордоном, разумеется, — закончила маркиза, бросив кокетливый взгляд в Дэвида.

Дэвид рассыпался в благодарностях, ввернув замысловатый комплимент. А затем, проводив даму мимолетным взглядом, озабоченно посмотрел на часы:

— Дорогая, думаю, нам тоже пора занять свои места, если мы не хотим пропустить увертюру.

— Да, конечно. — Клер рассеянно улыбнулась. — Приятно было повидаться, Шон.

Этой упоительной, пронзительной минуты она ждала долгих шесть лет! Чтобы вот так намеренно небрежно бросить ничего не значащие слова на прощание и уйти не оглядываясь. В ту же секунду, словно в наказание за излишнюю самоуверенность, Клер ослепила яркая фотовспышка. Элиша Браун все же подкараулила желанную добычу.

— О! Сцилла и Харибда рядом! Возьмитесь за руки и улыбнитесь!

8
{"b":"154465","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как рассказать ребенку об опасностях
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться
Eat. Большая книга быстрых и несложных рецептов
Женить некроманта с двумя детьми
Неправильная
Очарование женственности
Смутное время
Магия утра для высоких продаж
Спроси меня как. Быть любимой, счастливой, красивой, богатой собой