ЛитМир - Электронная Библиотека

В Медоулендс-Арена, в Нью-Джерси, вместе с ватагой орущих спортивных болельщиков я сошел с поезда, угнал со стоянки машину и по Джерси Тернпайк поехал на юг, к туннелю Линкольна, и обратно в Нью-Йорк-Сити. У грязноватого отеля на Десятой улице я остановил машину, спустился на служебном лифте в подвал и взломал подсобку; вскоре оттуда вышел мусорщик-негр.

Прислонившись к стене в начале узкого переулка, я пьяно выругался в адрес случайного прохожего и еще раз приложился к пустой бутылке из-под виски — извлек ее из бумажного пакета. Девяносто девять процентов содержимого вылилось на мою мятую и грязную одежду, оставшийся процент я гонял во рту, чтобы придать своему дыханию характерный запах. Возможно, глоток-другой и попал мне в горло, не больше. Напевая под нос непристойную песенку, я почесывался, словно меня закусали блохи, и ждал появления своих ребят.

Первым прибыл Джордж — на ходу выскочил из такси (здесь, на Манхэттене, никто не обратил на это ни малейшего внимания) и занял позицию на углу, у тележки с хот-догз. Тут только я сообразил, что рыжая продавщица в темных очках не кто иная, как Джессика. Она телепатически рассмеялась в мой адрес, а я мысленно снял шляпу — сработала Джесс отлично.

С шумом отодвинулась крышка люка, и из недр канализации вылез тощий работяга в грязном комбинезоне — Ричард, выключил фонарик на своей каске и как ни в чем не бывало присоединился к нам. А я и не подозревал в нем таких талантов! Мой восторг был прерван оглушительным ревом — к тротуару подкатил огромный мотоцикл, сверкающий хромированной сталью. За рулем сидела обильно татуированная особа в майке и джинсах, чьи прелести сочли бы чрезмерными даже для порножурналов. Из-за ее спины с мотоцикла сошел отец Донахью, в черной кожаной, на голое тело надетой куртке и хлопчатобумажных штанах в заклепках. Он с вывертом пожал ей руку, она хлопнула его по заду, и мотоцикл с треском и шумом умчался прочь.

Как только это достижение цивилизации скрылось из виду, на его прежнем месте припарковался длинный жемчужно-серый лимузин. Я стал следить за задней дверцей, но вопреки ожиданиям Минди в форме шофера вышла из передней. У тележки с хот-догз из нас образовалась живописная группа, все с удовольствием жевали хлеб с сосиской и не обращали друг на друга никакого внимания. Я взглянул на часы в витрине ресторана и дал мысленную команду Джесс начать телепатический сеанс связи.

«Все собрались?» — мысленно спросил я ее. «Нет», — раздался мягкий голос. (Ее мысленный голос всегда звучал для меня очень нежно.) «Кого нет?» — «Рауля». «Проверь тех, кто стоит рядом», — предложил я, намазывая сосиску горчицей и пачкая при этом рукав. Джесс переключилась на Минди. «Уже сделано. Его здесь нет». — «Проверь машины. Переулки». — «Я сказала — его здесь нет». Это означало, что Джессика прочесала весь район на максимуме своих способностей. Маг опаздывал, правда всего на несколько минут, но мне это не нравилось. «Спроси Джорджа, каким был его последний маневр». Она выполнила мой приказ и доложила: «Последний раз его видели, когда он, переодетый раввином, ехал в Бруклин на автобусе М-19». — «Далековато забрался. Подождем еще минут десять». — «Оʼкей».

Но Рауль так и не появился. Мы ждали его сколько могли себе позволить — целых полчаса, но безуспешно. Пора нам уходить отсюда, с тяжелым сердцем я решил, что нашего друга нет уже в живых. Меня утешала только надежда, что на тот свет он отбыл не один, а прихватил с собой целую кучу гадов. При первом же сражении, дал я себе клятву, мы отомстим за Рауля Хорту. Вздохнул, отогнал от себя грустные мысли — сейчас не время для скорби по убиенному товарищу: впереди нас ждет важная работа.

Дойдя до Тридцать третьей улицы, мы свернули на Третью авеню, — сюрприз: вся улица запружена солдатами, перегорожена козлами для пилки дров, бетонными треногами (противотанковые укрепления, пояснил Джордж)… Военные вертолеты кружат над десятиэтажным зданием, на крыше — вооруженные люди. На углу расположилась киносъемочная группа с камерами, микрофонами, осветительными приборами; тут же — девушки с карточками-шпаргалками, актеры, дюжина статистов. В режиссерском кресле, облаченный в бриджи для верховой езды, восседал молодой лоботряс, направо и налево раздавая команды и с нескрываемым раздражением выслушивая ответы.

Ребята одобрительно закивали головами: то, что надо. — Бюро часто пользовалось этим приемом. Наша организация и в самом деле владеет кинокомпанией в Лос-Анджелесе: съемка фильма — великолепное прикрытие, все подозрительное можно списать на специальные эффекты. Даже агентов-новичков поражало, что почти все знаменитые «фильмы ужасов» не что иное, как реальные поединки Бюро-13 с силами зла, — представляете, сколько денег экономилось на костюмах, гриме, декорациях и прочем? Создать такую ленту… Да на это уходили годы! Но невольные свидетели — праздные зеваки — сразу же напрочь забывали о солененьком инциденте, он просто выпадал у них из памяти, выскакивал из головы, или его приписывали причудам Голливуда. Мы сами однажды использовали этот прием: под видом телевизионной бригады («Программа новостей! Дорогу!») проникли на зараженную упырями гонку яхт в Малибу-Бич.

Ну а теперь наш непрезентабельный вид вызвал среди солдат на баррикадах некоторое волнение. Они затихли, когда мы показывали капралу свои удостоверения агентов ФБИ. Пока он их разглядывал, винтовки его товарищей непреклонно вскинулись прямо на нас — приятно видеть профессионалов за работой. В конце концов капрал подозвал сержанта, и тот, не удостоив взглядом наши удостоверения, осведомился: какая у нас любимая еда? «Тунец», — коротко удовлетворил я его любопытство. Он, кряхтя, принял ответ и сквозь многочисленные оборонительные кольца повел нас к главному входу: через вращающиеся двери с толстыми стеклами ничегошеньки не видно — затянуты плотной тканью. По одному нас ставили в центр вращающейся секции, на середине вращения двери останавливались, яркий желтый свет заполнял пространство, высвечивая нас, казалось, изнутри.

— Слыхал об этом кое-что, — прошептал Ричард. — Молекулярный сканнер. Теперь им известно все, что у нас с собой, что мы ели на обед и, наверное, даже какого цвета у нас нижнее белье.

Джесс собралась сострить на сей счет, но вдруг осеклась и сникла. Вполне понимаю ее: все мы сознавали ужасную пустоту — зияющее, страшное пустое место между Андерсоном и Дженнингс. Видит Бог, без юмора в этой жизни не обойтись, но в данный момент шутки более чем неуместны — просто неприличны.

За дверью всех нас обыскали и отобрали оружие — вернут позже, сообщил лейтенант. Лишнее свидетельство, что нам еще не вполне доверяют. Будь у них представление, как работают агенты Бюро, вообще никогда бы не доверяли: в наших руках обыкновенная скрепка, дверная ручка превращались в смертельно опасное оружие. Фойе представляло собой лабиринт, составленный из мешков с песком, увенчанных проволочной спиралью. Гадкая это штука — все равно что бесконечно скрученное лезвие бритвы: стальная полоска способна разрезать кожаные перчатки, как будто они сшиты из туалетной бумаги.

Медленно передвигаясь, мы достигли наконец приемной — пулеметного гнезда с огромной электрической пушкой системы «гатлинг» пятидесятого калибра. На сей раз у нас опять потребовали удостоверения агентов Бюро — мы повиновались. На пустых пластиковых прямоугольниках — результат соединения техники с магией — только по мысленному изъявлению нашей воли проявлялись наши фотографии, отпечатки пальцев, номер удостоверения, настоящее имя. Очень редко мы ими пользовались. Женщина в форме полковника положила их на сверкающее стекло, вделанное в черный металлический ящик.

От нечего делать я мельком оглядел помещение: так это и есть наш Главный штаб? Стальные брусья, опутанные электрическими проводами, закрывают вход в боковые коридоры. Пара средневековых арбалетов — гигантских самострелов футов шесть толщиной, оснащенных стрелами длиной так футов десять и весом, наверно, фунтов двести, — защищают главный вход от нежелательных визитеров. Тайком я глянул в свое увеличительное стекло и обнаружил невидимое пятно, стоящее с базукой у стенного шкафа — этакого чулана с метлами, ведрами, тряпками и прочим. Фью-у! Дайте мне задание штурмом взять эту крепость — откажусь.

11
{"b":"154469","o":1}