ЛитМир - Электронная Библиотека

— А это не имеет значения, — печально, монотонно говорила Джессика. — Точное местонахождение Бюро не интересует атакующих. — Теперь они знают — мы явились из Чикаго. Они замыслили разрушить весь город — весь: каждое здание, всех людей; уничтожить любой камень, каждое дерево. Им важно убедиться: добрались до нашей основной базы.

Наступила мертвая тишина.

— Но штаб может базироваться и не в Чикаго! — взорвался Ренолт. — Ведь он перемещается!

— Вот и объясни это разумным оборотням! — проворчал Рауль.

— На какое время намечена атака? — Я задыхался от возбуждения.

— В полночь.

— Завтра? На следующей неделе? — с надеждой осведомилась Минди.

К сожалению, Джессика, взглянув на стенные часы, дала самый неутешительный из всех возможных ответов:

— Сегодня. Через четыре часа.

«Тик-так, тик-так, тик-так…» — ясно услышали мы стенные часы.

X

Спустя несколько минут после звонка в местное отделение ФБР армейский вертолет забрал нас из мотеля «Ленивая восьмерка». Нарушая все законы гражданской авиации, вертолет доставил команду к складу Лейк-Сити, а оттуда новенький сверхзвуковой лайнер американских военно-воздушных сил перевез ее в Чикаго. Даже Ренолт не довез бы быстрее. В пути мы дозвонились до Бюро путешествий: заказали билеты на поезд до Нью-Йорка и арендовали самолет до Лондона, продиктовав наши подлинные имена. Мы надеялись сбить «Свист» со следа: недооценивать разум этих безумцев — значит рыть могилу самим себе.

Послал я и шифрованную радиограмму в Главный штаб — детальный доклад о нашем открытии и об опасности, нависшей над Чикаго. На девять назначено особое совещание в Старой Башне, в деловой части города, — у нас есть двадцать минут, чтобы осмотреть развалины дома: может, обнаружим улики или выживших монстров. Телепатическая информация — это, конечно, здорово, но если захватим пленного и выбьем из мерзавца хоть какие-то сведения — постараемся сорвать подлый план до его осуществления, конечно, если нас не подобьют во время перелета. К счастью, в воздухе никто не атаковал и мы прибыли по расписанию. Это показалось мне подозрительным.

Летное поле аэропорта прямо потемнело от скопления репортеров. Пришлось связаться со службой охраны — выбрались окольными путями, через ангары, а там взяли такси.

Еще за квартал мы увидели толпы народа и полицейские машины с мигалками: пожарники поливали водой развалины нашего уничтоженного дома. Остановившись на углу, мы расплатились с таксистом и дальше пошли пешком; никто не говорил ни слова. Вот оно, наше обиталище: мраморная облицовка здания почернела от сажи; не уцелело ни одного окна; исчезла крыша… До боли ясно: от дома остались только стены…

Выпрямленные плечи, угрюмые лица… на нас оглядывались, в толпе любопытствующих зевак нам невольно давали дорогу. Телевизионщики снимали с разных точек страшные разрушения; еще около дюжины видеокамер работали в толпе. Рауль взмахнул рукой — телекамера вспыхнула и прекратила съемку. Что-то неразборчивое пропела Тина — все камеры в толпе с хлопками открылись, кассеты с пленкой посыпались на землю. Невдалеке стояла санитарная машина: это приводили в чувство наших арендаторов, надышавшихся едким дымом. К счастью, никто не получил серьезных травм. Бюро оплатит медицинские расходы, возместит убытки, подыщет пострадавшим новые квартиры. Но даже если этой ночью мы выживем, а здание восстановят — не сомневаюсь: больше арендаторов не будет. Чересчур это опасно, черт побери!

Сотрудники ФБР провели нас через полицейский кордон, а Джессика с помощью телепатии приказала капитану пожарной службы дать нам провожатого — усталого, потного пожарника. Прокладывая путь между наваленными в кучу брандспойтами, заградительными барьерами, лужами и пеной, мы вошли в еще не остывшее разрушенное здание. Страшная картина… Дом выпотрошен полностью. Взглянув вверх, я едва различил звезды в густом дыму, курящемся от тысяч язычков пламени. Огромные куски бетона громоздились один на другом, догорали обломки мебели. Стояла страшная жара, дым такой плотный, что хоть жуй. Хорта отрегулировал температуру, Тина очистила воздух. Отец Донахью перекрестил развалины. Замыкал процессию Джордж со своим банджо.

— Вот мы и дома! — фыркнула Тина Бланко.

С неба прямо на нас обрушилась дымящаяся толстая доска.

— Ну и свалка! — Минди мечом отбросила в сторону весившую никак не меньше ста фунтов обугленную деревяшку — она распалась на части, а те, шипя тлеющими углями, шлепнулись в пенный сугроб.

—  Эд, — мысленно обратилась ко мне Джесс.

— Да? — вслух откликнулся я, носком ботинка откидывая уцелевшую тарелку, — стильный был сервизик.

— Пират Питер исчез.

— И нельзя его за это осуждать. — Джордж прикладом отодвинул в сторону обгорелые половицы. — Какое уважающее себя привидение станет жить в таком бардаке?

— Не в этом дело, — тихо отозвался отец Донахью, содрогаясь от гнева. — Здесь изгоняли нечистую силу.

Я уже открыл рот, чтобы спросить почему, зачем, но потом догадался сам: мы намеревались захватить пленных — и они тоже. Но готов поспорить на кругленькую сумму: старый пират, живший в нашем подвале, задал монстрам хорошую трепку, прежде чем они схватили его и отправили в Великую Бездну, откуда никто не возвращается. Их телепат явно выудил из нас в Хадлевилле куда больше, чем мы могли вообразить. Ну что ж, кто бы ни был этот ясновидец — он, она или оно, — умрет он первым.

— Придется представить этим бандитам еще один счет, — буркнула Минди.

Тина горячо поддержала эту мысль. Ее наполовину потерявший энергию жезл мерцал яркими огоньками. Я толкнул ее — пусть прекратит игры с жезлом, слишком много свидетелей. Лицо Рауля просияло — он вытащил из-под тлеющих обломков неповрежденный фолиант. Но как только маг коснулся книги, она рассыпалась, превратившись в кучку пепла.

— Поиск улик окончен! — скомандовал я, отряхивая руки. — Сделаем полное обследование: псионическое, воздушное, магическое. Подключаем приборы!

Приборы включены, заклинания произнесены, жезлы задействованы… Надеясь сделать много открытий, мы не обнаружили ровным счетом ничего: «Свист» безукоризненно заметает следы. Убирая в карман сканер, я огорченно вздохнул.

— Пошли!

Когда мы покидали… нет, не дом, а обугленную коробку дома, Джордж вытащил из кучи мебельных останков сломанную дверь туалетной комнаты и приладил ее в покрытом сажей дверном проеме. Все! Группа «Тунец» вышла из своего жилища в последний раз… Усталые и злые, мы решительно двинулись сквозь толпу изумленных репортеров — они тщетно пытались затолкать в свои камеры ролики с отснятой пленкой. Направляясь в город, команда свернула направо. Нет никакого смысла брать такси — до Старой Башни всего несколько кварталов.

Шум и суета остались позади, в этот час улицы Чикаго совершенно пустынны. Может быть, где-нибудь еще резвятся приезжие, но жители Среднего Запада предпочитают рано ложиться спать. Где-то вдали одинокой совой трясется по улице рейсовый автобус. Из канализационных люков поднимаются струйки пара. Тихо как — можно расслышать щелканье светофоров, когда меняют красный свет на зеленый.

— Святой забой! — крикнул кто-то. — Это они!

Мы обернулись: на той стороне улицы стоит «дальнобойный» трейлер, дверцы кузова открыты; нам видны спины — мужчины и женщины грузят в трейлер какие-то коробки. Аура у них человеческая, и я расслабился. О дьявол! Что это? Группа хроникеров?

— «Забой»? — повторила с улыбкой Минди.

Донахью пробурчал:

— Прости, Господи, это ведь какой-то шахтерский термин, да?

— Я их не ощущаю, — сдавленным голосом произнесла Джессика.

В этот момент вся группа развернулась в нашу сторону и открыла автоматный огонь. Трассирующие пули так и летали в воздухе. Донахью отбросило к стене, у Тины из левой руки потекла кровь, а меня что-то ударило в живот. Дотянувшись, Минди ухватилась за ремень и оттащила меня на тротуар, за припаркованную машину. Под моей щекой оказался твердый, прохладный бетон… Лопнули стекла окон; пули крошили кирпичную стену за нами. Стоящие на улице машины задрожали от ударов крупнокалиберных пуль. Встав на карачки, я вытащил оба «магнума» и чуть не задохнулся от запаха бензина.

124
{"b":"154469","o":1}