ЛитМир - Электронная Библиотека

— «Сайгонское отступление»! — приказал я, готовясь к бегству: все равно всех их сейчас не достать.

— Какое тут отступление — дороги не видно, хоть глаз выколи!

Дженнингс ступила на середину аллеи; фигуру ее осветили отблески бушующего вдали пламени. Вокруг нее сыпались пули, но Минди спокойно стояла с луком в руках. Нарастающий рев моторов… Вертолет готовится взлететь и атаковать нас с бреющего полета. Вот дьявол! Где мои темные очки? Посмотрим… Край крыши загорелся ровным красным светом — моторы вертолета излучают потоки тепла… Минди пристроила к луку стрелу и застыла в ожидании.

Вижу — черные силуэты двух оборотней нацеливают автоматы в женскую фигурку на дороге. Возникает из тьмы еще один, с толстой короткой трубой в лапах, щелкает оптическим прицелом — зияющее дуло уставилось на нас… Минди пускает стрелу — раздается двойной взрыв: наручных часов, посланных вместе со стрелой, и самой ракеты, той, что в лапах оборотня. Великолепный симбиоз! Грохочущий огненный шар объял воющих монстров, подбросив в воздух покрытые шерстью тела… Взлетающий вертолет распался на части… Взрыв горючего, боеприпасов — прямо морской бой в Аду во время девятибалльного шторма, а не крыша. Тут уж не до пленных…

Наблюдая за грибообразным облаком дыма, поднимающимся в звездное небо, я почувствовал, что теряю обычную уверенность. Оборотни в шикарных бронекостюмах и с современным оружием… Невероятно!.. Очень может быть, что эти мерзавцы и в самом деле дерзнут разрушить Чикаго… И не исключено, что у них это получится…

— Эд, нам нужна помощь! — Ко мне подошла Минди.

— Да, согласен, — придется звонить.

— А кому ты будешь звонить? — слабо улыбнувшись, спросила Джессика.

Включив наручные часы, я настроил их на срочный вызов Главного штаба Бюро. Кого я собирался звать на помощь? Да всех до единого!

XI

— Кто вы такой, черт побери? — задиристо обратился ко мне гризлиобразный полицейский капитан, когда я входил в зал совещаний Сити-Холл.

— По делу! — отрезал я: безапелляционность против гризли.

С самоуверенным видом я прошествовал по проходу между рядами откидных кресел, заполненных низшими чинами из дюжины федеральных и городских организаций. В руке у меня письменное разрешение Горация Гордона рассказать этим людям все, что необходимо. Всю кошмарную правду.

Когда мы прибыли в Старую Башню, Гораций Гордон сам ждал нас. Док Робертсон со своей оперативной группой медицинской экспертизы изучили останки тех, кто атаковал нас на Стейт-стрит. Результаты получились самые неожиданные: люди, погибшие от наших пуль, — местные гангстеры. Оружие и обмундирование у них краденое. Вот так-то! Пилот боевого вертолета Джим Кериган, по кличке Бешеный Пес, — профессиональный наемник. Кого развеселят такие новости? «Свист» наносит нам удары всеми возможными способами. Самая тревожная новость: все наручные часы заведены на без пяти минут полночь. Дается время, достаточное… для чего? Для того чтобы покинуть город? Вот это и пугает.

Моя команда осталась посовещаться с другими отрядами Бюро-13, вызванными по поводу чрезвычайного происшествия, а я удостоился чести лгать шести тысячам опытных зрителей. Забавно! Расскажу вам, как это происходило. Итак… Поднимаюсь на возвышение, занимаю место на трибуне, открываю портфель. Взгляд мой падает на стенные часы: 9.10… И тут я вынужден несколько отвлечься — надо же сделать рекогносцировку.

Передо мной море угрюмых, решительных лиц; целая армия аккуратных костюмов. У всех мужчин от ушей до жестких воротничков рубашек тянутся малозаметные проводки: секретная служба Соединенных Штатов. Умные, крепкие ребята, фанатично преданные Америке, лучшие в мире стрелки.

Сбоку с достоинством рассаживается группа агентов ФБР: официальные голубые костюмы, галстуки в тон. Мы кивнули друг другу. Раньше мне приходилось иметь дело со Стэном и его ребятами, а они знали меня как «парня-который-вступает-в-игру-когда-всякое-дерьмо-портит-людям-жизнь». Что ж, это недалеко от истины.

Первые ряды каждого квадрата кресел занимают военные — оперативные работники, одетые по форме: разведка армейская, воздушная и морская. Отдельно сидят командиры «зеленых беретов», морских пехотинцев, воздушных десантников. Двое джентльменов и дама ведут себя весьма непринужденно — такая у них манера. Эти ребята хорошо натасканы: не нервничают никогда, не боятся ничего. В разваливающемся на части самолете, начиненном динамитом, спокойно заканчивают карточную игру и совершенно обнаженными прыгают с парашютом на вражескую территорию. Они сотворены из льда, причем крепкого.

У окна устроилась в одиночестве симпатичная леди в легком цветастом одеянии; на ее табличке — правительственный мандат агента ЦРУ. По закону, действовать внутри границ Соединенных Штатов этой организации не разрешается, но разве закон для них помеха?

Присутствует также весь верхний эшелон полиции штата, чикагской городской полиции, конторы шерифа и пожарной команды. Уверен — где-то здесь и офицеры Национальной гвардии, и капитаны пограничной береговой охраны.

В углу зала, развалившись, расположилась целая компания отборных негодяев, подонков общества — из тех, с кем мне, к сожалению, часто приходится сталкиваться: бродяги, поденщицы, проститутки, сутенеры… Вертлявый курносый мальчишка дополняет впечатление: перед вами целое преступное семейство (даже с отпрыском). Почти физически ощущая их немытые тела, я при взгляде на них чуть не начал чесаться, спасаясь от воображаемых блох. Конечно, впечатление это поверхностно и превратно: половина из них — агенты разведки, остальные — добровольные служащие транспортной полиции под кодовым названием «Кэтс». [96]Эти ребята слонялись по темным переулкам и сточным канавам, высматривая, где готовится преступление; их задача — предотвращать криминал. Тут уж не до наглаживания воротничков; бороться с преступностью — это вам не являться в лучшем виде перед начальством; такие вещи не для них, иначе они не попали бы в группу «Кэтс». Черт побери, да чтобы попасть в эту группу, надо дожидаться своей очереди и сдавать кучу экзаменов! Мальчишка этот наверняка не мальчишка, а карлик, обладатель черного пояса, знаток боевых искусств; уверен, в рукопашной он не уступил бы Минди.

Размышляя таким образом (не забудем, что я стою на трибуне), я заметил рядышком у двери одинокую фигуру в мятом голубом костюме: небрит, курит сигару; в облике чувствуются сила и властность. Будь я проклят, если хотя бы догадываюсь, в каком таком государственном учреждении он служит. Казначейство? Какая-нибудь секретная служба вроде нашей? Пойдем напролом:

— Кто вы такой?

Верзила вынул изо рта сигару и, перед тем как ответить, какое-то время пристально смотрел на ее горящий кончик, явно тасуя в уме возможные варианты, как колоду карт.

— Управитель, — наконец выговорил он. — Стульев хватает?

Я кивнул и прогнал его прочь, а в уме сделал заметку: когда вернусь домой, обязательно сожгу свою лицензию частного детектива. Только уже слишком поздно… Но пора начинать мое сообщение.

Разложил бумаги, обернулся: на стене за мной висит огромная карта Чикаго и его пригородов. Склонившись к нижней планке, я поднял карту повыше, чтобы стали видны слова «четыре миллиона» — их выгравировала Минди раскаленным мечом. Невольно я взглянул на свои руки: да, остер ее меч…

— Из-за чего мы все собрались здесь, — отчетливо произнес я в микрофон, — так это из-за четырех миллионов жителей великой земли Чикаго.

Именно так наш великий мегаполис, эту чертову лавочку, называют местные жители. Все, кто сидят в этом зале, должны знать: я не желторотый юнец, не залетная птица, гоняющаяся за славой, а коренной житель, старожил — моя семья, все друзья мои здесь же, неподалеку.

У кого-то вопрос — поднимается маленькая рука. Терпеть не могу всякую официальщину, но в этой ситуации как еще предотвратить скандал и панику…

вернуться

96

«Кошки» ( англ. «Cats»).

126
{"b":"154469","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анекдоты до слез и без отрыва
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Ницше: принципы, идеи, судьба
Тайна дома Морелли
Чапаев и пустота
Чёрт из табакерки
Избранница хозяина Бездны
Пережить развод. Универсальные правила
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков