ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джесс, прикажи им отключить систему!

—  Они не могут. Главный компьютер вышел из строя; начальство не отвечает; они не в состоянии добраться до дублирующих компьютеров, пока здесь шныряют эти монстры, — мысленно ответила Джесс.

— Тогда скажи им, чтобы спрятались!

Через несколько мгновений сидящие за барьером пропали из виду. Опустив ствол «баррета», я нацелился на отдаленное средоточие контрольных пультов. Ба-бах! Бронированный барьер разлетелся на миллиарды осколков… Ба-бах! Кусочки электронной аппаратуры брызнули во все стороны, воздух наполнился искрами… Ба-бах! Дребезжащие звуки внутри замолкли.

Удовлетворенные, мы стали спускаться. Однажды в каком-то научно-популярном журнале я вычитал: если пульт управления ядерным реактором в контрольном помещении выходит из строя, автоматически подключается дублирующая система, берет под контроль происходящие в котле процессы и прекращает их. То есть достаточно выстрелить в пульт — и система отключается. Эта высокоразвитая технология на самом деле так примитивна!

Скатившись вниз по ступеням, я ударом ноги вышиб опутанную проводами дверь — и на нас градом посыпались пули… Мы пригнулись, под огневым прикрытием отца Донахью — с дробовиком в одной руке и огнеметом в другой — перешли на нижний этаж, перегруппировались и спрятались за кучей стальных цилиндров, Бог знает зачем сваленных тут. Может, в них прохладительные напитки держали — для начальства?

В десяти метрах от нас, у грузового отсека, волосатые оборотни соорудили вокруг грузоподъемника что-то наподобие редута из плит. Вместе с взрывчаткой они нашли уже и свои пистолеты, и теперь два особенно жутких на вид чудовища, не останавливаясь ни на минуту и нисколько не заботясь о том, что боеприпасы могут кончиться, поливали нас мелкокалиберными пулями. Неплохая, надо признать, тактика, иногда срабатывает. На их стороне явное преимущество — мы-то стреляли с опаской, боялись попасть в стенки котла. Ускорить ядерную реакцию они теперь бессильны, но, если из котла вырвется кипящая радиоактивная вода, она убьет все живое… Может быть, именно это они и планировали — взять нас с собой… Ну что ж, пораскинем мозгами.

Привлекая к себе внимание Джессики, показываю ей три пальца и делаю ими вращательное движение. Джесс кивает и передает мой знак остальным. Схватившись за горло, Донахью корчится от боли и падает за цилиндры.

— Черт побери! — гаркаю я свирепо. — Ружье заклинило!

— А у меня пули кончились! — заявляет Минди.

— О, моя нога! — вопит Джессика и опускается на корточки.

С дьявольскими усмешками на отвратительных физиономиях вервольфы перезаряжают оружие… Ну, придурки всегда есть придурки… Джордж, все еще прячущийся где-то наверху, среди балок, высовывается наружу и прицеливается из «мастерсона», стараясь посылать пули наискосок, чтобы не задеть обшивку котла. Оборотни исполняют пляску смерти, тела их дико дергаются — это крошечные, залитые серебром пульки решетят их, разрываясь на девять частей каждая. Джессика тарахтит своим «узи»; Донахью мечет огонь; Минди отрубает мечом головы чудовищ, а мои «магнумы» расстреливают все, что покрыто шерстью и подает признаки жизни… «Баррет» тоже работает без отдыха…

— Умри! — кричит Джессика, хватаясь за поблескивающее Ожерелье.

Внезапно в воздухе прямо перед ней появляется громадное, заросшее густой шерстью чудовище. Забавно! Как это она его обнаружила? Чувствую зловонное дыхание… Кажется, отсутствие зубной пасты погубит Америку (недурной, между прочим, сюжет для рекламного ролика в вечернем телефильме)… Вижу, как из горящей лапы сочится черная кровь… Чудовище вытаскивает из пробитого бронекостюма небольшой матерчатый чемоданчик и кидает его в нашу сторону. Ну а мы, конечно, бросаемся на пол и ждем взрыва… Но взрыва нет… Направляем оружие на издыхающего оборотня.

— Берем живым, будем допрашивать! — ору я.

Оружейные стволы тут же опускаются.

— На-под-дай… им!.. — хрипит монстр, отправляясь в Ад.

Что это значит — «наподдай им»?.. Долго гадать не приходится — матерчатый чемоданчик пухнет, растет, лопается… и разрывается надвое… Оттуда появляется монстр-урод (как будто они все не уроды), каких мы еще не видывали: ростом футов пятнадцать, четыре толстенные ножищи, шесть мощных рук с когтями, из луковицеобразной головы торчат отростки-щупальца, усеянные острыми шипами. Оборотень-осьминог? Действует ли на него серебро?

—  Выстрели и увидишь! — молча подначивает Джессика.

Выпускаю прямо в грудь этой твари последние четыре пули из «баррета», вовсе не уверенный, что она заметит мои выстрелы. Теперь ясно: серебро этому студенистому чудищу нипочем. Тогда подходит совсем близко отец Майкл и бьет зверя по морде деревянным прикладом дробовика, — дерево всегда губительно для нечистой силы… Щупальца со свистом рассекают воздух и отбрасывают отца Донахью в сторону. Тот ударяется о какой-то механизм и сваливается на пол; по лицу его течет кровь. Дерево тут тоже бессильно…

Минди взмахивает кистью — и в груди зверя застревает нож; она швыряет еще парочку звездчатых пластин. Ничего себе! Джессика перчит его девятимиллиметровыми пулями… Нет, ни свинец, ни серебро, ни дерево, ни фосфор не действуют: движения чудовища, может быть, немного замедлились, и все, а металл только прирастил ему вес.

— «Кадиллак из Севильи»! — предупреждает Джордж и ставит «мастерсон» на автоматическую стрельбу.

Но яростный поток пуль лишь утопает в туловище этого невиданного морского беса… Что же еще можно сделать? Ах, вот что! Подползаю к стонущему святому отцу и стаскиваю с него сутану, грудь его облегает куртка с карманчиками на лацканах: каждый снабжен номером и заполнен боеприпасами. С тех пор как мы сражаемся с оборотнями, отец Донахью запасает снадобья против них — целую коллекцию собрал, вот молодчага!

Это вам не свинцовые пилюли или какие-нибудь стальные пульки, а средства, самой природой предназначенные оказывать губительное воздействие на всякую нечисть: проклятые листья действуют на волков, отравленная кора — на драконов; ну и еще там много всего полезного: соль, серебряные опилки, чесночный порошок, шипы дикой белой розы, древесные опилки, корень мандрагоры, толченые крылья летучей мыши, сухой кал дронта, внутренности тритона, измельченный тулий, порванные в клочья счета из налоговой инспекции и растворимый кофе (натуральный, если из кофе удалить кофеин — не подействует).

Минди отрубила одно из щупалец, и тут отрубленная конечность со свистом обвилась вокруг ее талии и стала сжимать… В плоском карманчике я обнаружил тоненькую брошюрку и пробежал перечень нечистой силы: землеройка… скунс… крот… О, черт! Осьминог в списке где-то поблизости от октопуса… А что, октопус — родственник осьминога? Неужели наше чудовище на самом деле осьминог? Или моллюск? Одно ли это семейство? Существует единственный способ проверить… Самоотверженно выдернув чеку зубами, Джордж метнул в колышущееся тело разрывную гранату. Монстр поймал ее щупальцем и отбросил назад. Ренолт вовремя отскочил в сторону — всего лишь взорвались настенные часы… Тут же брызнули фонтанчики воды, кое-где показались языки пламени, и спокойный голос принялся уговаривать нас как можно быстрее бежать к ближайшему выходу…

Совершенно мокрый от волнения, я перебрал всю коллекцию магических снадобий и наконец нашел — пепел куста черники, вырванного левой рукой девственницы и сожженного в определенный день недели. Уклоняясь от хлещущего щупальца, Джессика уронила «узи»… Чудовище ухитрилось зацепить ее левую ноту. Я схватил ружье, зарядил пеплом черники и выстрелил. Зверь завопил от боли и запустил когти в кровавое месиво — свою грудь… Удача! Одинокое щупальце разжалось, освобождая Минди; зверь свалился на пол… Очень медленно его тело стало смягчаться… уменьшаться в размерах… истончаться… пока не превратилось в небольшую… маленькую… крошечную… золотую рыбку.

Я опустил ружье. Что за чертовщина? Шутка сумасшедшего? Осматриваю поле битвы — ни одного человеческого трупа, только кошки и собаки… Я чуть не задохнулся… Такое чувствуешь… ну если в темноте тебя огреют по голове кулаком. Все ясно: нас надули! И тут часы начали тикать!

135
{"b":"154469","o":1}