ЛитМир - Электронная Библиотека

Снимаю с себя ботинки, опускаюсь на колени, стаскиваю носок и заполняю его глиной. Получается… дубинка, обух, кувалда — как ни назови, а это самое древнее и проверенное из всех изобретенных человечеством видов оружия. Действует без осечки, бесшумно, всегда готово к использованию, бьет как кузнечный молот и способно даже убить — если в опытных руках, таких, как мои. Пробую дубинку на своей ладони — рука от сильного удара здорово ноет. Самого мощного оборотня огреть по черепу, вышибить у него мозги — и «уноси готовенького! Кто на новенького?».

— Оʼкей, действуем в обычном поисковом порядке, — распоряжаюсь я. — Но остаемся вместе! Разбиваемся на пары: я и Джесс, Джордж и Майкл!

— Подожди! — шепчет Джессика. — Здесь кто-то есть…

Занимаем оборонительную позицию. Напрягая зрение, вглядываюсь в джунгли, но лишь смутно различаю какую-то уродливую тварь: продирается через джунгли в нашу сторону… Явственно слышу топот многосуставчатых ножек…

— Что это? — Джордж сверлил глазами темный кустарник.

— Опять тарантул? — Отец Донахью взметнул «болеро».

Покатился камешек — и на нас из кустов стремительно бросился новый жуткий агрессор.

— Какой кошмар! — выдохнула Джессика, когда новоявленный монстр вырвался из листвы.

Излучаемый магическим небом серебристо-голубой свет позволял отчетливо видеть жирное, покрытое волосами туловище — паук ли, скорпион, таракан? Это дьявольское насекомое означает верную смерть, причем в нескольких измерениях…

Джордж кинул самодельное копье — промахнулся! Майкл ударил монстра «болеро», но тот не обратил на удар ни малейшего внимания. Не успели мы пошевельнуться, как из пасти насекомого брызнула струя мерзкой жидкости — прямо в лицо Ренолту. С душераздирающим воплем Джордж упал и стал царапать руками свою дымящуюся плоть… Вторую смертоносную струю чудовище плюнуло в меня, но мне удалось уклониться. Донахью забежал ему за спину и всадил в пятнистый панцирь свой тяжелый, острый крест. По сверкающему кресту потекла на землю ядовитая черная кровь и тут же воспламенилась… Майкл спрятался за кусты. Мутант лопнул, как пакетик с соком, и исчез в языках пламени… Потом на наших глазах, истекая жидким огнем, бросился в кустарник, и спустя мгновения мы услышали его дикий предсмертный хрип — уже далеко в джунглях… Вскоре все затихло.

Мы кинулись к Ренолту. Прикусив язык, чтобы не заорать, Джордж пытался дотянуться до своего походного вещмешка. Оттолкнув его руки, я вылил ему на лицо целую бутылку целебного снадобья. Послышалось шипение, кожа покрылась пузырьками, и он расслабился. Когда дым окончательно рассеялся и мы смогли разглядеть лицо друга — сами чуть не закричали от ужаса: оно приобрело отвратительный зеленовато-желтый оттенок, обожженная кожа покрылась струпьями, язвами… Но самое худшее — изменились глаза — стали абсолютно белыми…

— Я… буду жить? — простонал наш воин.

Я решил — надо с ним откровенно.

— Да. Но ты ослеп.

Он мужественно принял это известие.

— А лечебное зелье?

— Уже пробовали.

Он осторожно дотронулся до своего лица.

— Это… ужасно? — Голос его звучал совсем тихо.

— Ладно, видали и похуже.

— Никогда не играй со мной в кошки-мышки, Эд. Скажи: это погано, да?

Пришлось сказать ему это «да». Он решительно поднялся на ноги.

— Пошли, нам еще надо спасти мир!

Под охраной Донахью Джессика уже занималась делом: с гибкой веткой в руках ходила кругами по джунглям в поисках потайной двери, замаскированного входа… или, быть может, лифта… Это было бы здорово. Вдруг она остановилась.

— Будем копать здесь!

Мы принялись разгребать руками рыхлую почву — под ней открылся бетон. Подвели к этому месту Ренолта, и он несколько раз ударил по бетону подбитыми сталью каблуками армейских ботинок. Бетон стал трескаться — тоже оказался рыхлым… Все стали разгребать его и отбрасывать в сторону. Внизу — коридор отеля…

— Я останусь здесь! — Ренолт укрылся в кустарнике и замаскировался ветвями. — Закрою лаз и попытаюсь сбить оборотней со следа.

Слепец, вооруженный палкой… Включу его в список героев — вместе с Горацием и Эдди Мэрфи. Мы с Майклом пожали ему руку, Джесс обняла, мы спрыгнули вниз и оказались возле занавешенного окна, в конце коридора с длинным рядом дверей. Ну и пейзаж! На ковре вышиты символы «Свиста», у каждой двери сервировочный столик: тарелки, бутылки… со сладкими ликерами. С дверных ручек свисает дамское нижнее белье… Что они там изучали, на этом конгрессе по оккультным наукам?

Номеров на дверях нет, только таблички с именем президента. Отлично, значит, на этом этаже и проходил конгресс! Взявшись за ручку, понял — дверь не заперта… Заглянул внутрь и увидел… океан… Донахью вломился в комнату, где простиралась голая пустыня. Джесс попала в Альпы: на лугу спокойно пасутся ко… «Кони?» — «Нет, не кони!» Да козы, конечно же козы, а не коровы (как в популярной русской детской песенке, мы ее слышали от Тины). Мы захлопнули двери. Сколько измерений и областей одновременно занимает это злосчастное скитающееся здание?

Двери вели нас в никуда, и мы все трое осторожно пошли по коридору вперед, каждую минуту ожидая нападения. В сердце вражеской крепости атака всегда возможна. Заворачиваем за угол и сталкиваемся лицом к лицу… с пожилой женщиной: опирается на посох, голова у нее седая.

— А вот и ты! — в один голос вскричали эта женщина и Джесс.

Женушка моя конечно же схватилась за свисающий с шеи амулет, а та вытянула вперед кулак и разжала — в нем скрывался огромный перстень с печаткой. Обе застыли неподвижно — грянул молчаливый бой… Вдруг раздался сухой, жесткий треск, вокруг телепатов стали возникать сверкающие искры… Несколько минут — и их уже окружал целый вихрь статических зарядов: страшная масса духовной энергии, только разного качества, вырвалась на свободу… Донахью собрался было приблизиться к ним… остановить, пока не поздно!

— Не подходи! Убьет!

Майкл нахмурился, и «привычно пальцы… толстые прикоснулись к кобуре»… [101]пустой…

— Пошли! — произнес я.

Нелегко же дался первый шаг, отдаляющий меня от жены… Вот тут и появилось подкрепление — двое монстров, в бронежилетах, с автоматами М-16. Безоружным, нам оставался только известный старый трюк: мы подбежали к монстрам и встали так близко от стволов, что автоматы не могли бы причинить нам вреда. Оборотни опешили — такие цирковые фокусы им явно незнакомы… С таинственной усмешкой факира на сцене ночного варьете я нанес одному увесистый удар своим первобытным орудием (помните — носок?), а отец Майкл запустил в морду другому Библию в стальном переплете. Кости их затрещали одновременно, и оборотни опрокинулись на спину. Мы лупили их, пока они не перестали шевелиться, а потом быстренько стащили с них бронежилеты, пистолеты, ленты с патронами… да еще у каждого по гранате. Вот здорово! Старые добрые лимонки, еще не использованные!

Распростертые на ковре, оборотни стали подавать признаки жизни — слабо постанывать: просто избить оборотня не значит его прикончить. Ну, агенты Бюро-13 свое дело знают. Мы с Донахью оттащили тела за угол, запихнули в туалетную комнату, засунули каждому монстру в рот по гранате, сорвали чеки, хлопнули дверью и отбежали… Страшно загрохотало, рвануло пламя… Мы бежали со всех ног… Посмотрим, как скоро очухаются наши безголовые — в прямом и переносном смысле — жертвы…

Пока мы бежали по коридорам, я проверил оружие: настоящее армейское, работает что надо — заряжено теми самыми пулями, что, попадая в плечо, гуляют по всему телу, пережевывая и кроша плоть, и выходят из бедра. А я-то надеялся, что пули фосфорические, трассирующие или разрывные… А еще лучше — благословенное серебро… Но и эти сгодятся.

Возле кабины лифта мы увидели на стенде красивое объявление — распорядок мероприятий конгресса. О лунном камне — ничего…

Вдруг слышим — центральный лифт музыкально звякнул… Мы разом обернулись: двери плавно разошлись в стороны, и за ними объявилась шайка оборотней с топорами и пистолетами — этак десятка два.

вернуться

101

Измененная строка из «Песенки о комсомольской богине» Булата Окуджавы: «Но привычно пальцы тонкие прикоснулись к кобуре».

140
{"b":"154469","o":1}