ЛитМир - Электронная Библиотека

Оборотень пошатнулся, завалился на спину, я придавил его своим весом. Что дальше? Как мне поскорее закончить эту возню и телепортировать пожилую леди? Далеко ли мы от ОʼХара? Сколько времени осталось до того, как ракеты взорвут нас ко всем чертям? Я молотил монстра железным кулаком по носу, бил по острым ушам, разрывая барабанные перепонки, почти выдавил ему пальцем глаз — в общем, сосредоточил все внимание на голове: возможно, это единственная уязвимая часть его организма (если у него вообще есть уязвимые места).

Теперь эта игра уже не доставляла моему врагу удовольствия. Он выпростал лапы, приготовившись разорвать меня на части. Я едва успел уклониться, нагрудная часть бронежилета разорвалась, на животе появились три сочащиеся кровью царапины. Трижды проклятье! В такой близости от эпицентра эфирного разрыва уничтожено защитное заклинание на моей футболке! Спасаясь от огромного кулака, похожего на головной вагон скоростного поезда, я откатился подальше и зацепился за канат.

Нога чудовища стукнула об пол, мрамор треснул под ее тяжестью… Опять он тут, рядом! Жить без меня не может! И тогда я сделал то, что казалось мне в тот момент единственно разумным, — вцепился зубами ему в голень. В конце концов, любой ущерб, который ты наносишь противнику, даже минимальный, — очко в твою пользу. Крепко сжав челюсти, я ощутил железистый привкус крови… рот забит шерстью… Гадость какая!

Рассвирепевший вервольф пытался меня стряхнуть. Посмотрим, кто кого… Поднявшись во весь рост, я схватил волосатую руку и классическим приемом дзюдо перекинул монстра через плечо. Он ударился о пол, как мешок, заполненный влажными газетами, рекламирующими цемент, и тут же стал делать судорожные попытки встать. Что это он так вылупился… глядит мне прямо в глаза… Ну когда же все это кончится, не унялся еще?

Сильно дернувшись, оборотень, как мне показалось, стал вдруг как бы расплываться, таять… Все дело, видимо, в ранении на ноге, оно повлекло за собой какие-то странные изменения в его облике: шерсть сползает, обнажается кожа, челюсть укорачивается, исчезают клыки, уши становятся круглыми и розовыми…

Сдерживая дыхание, я вглядывался в своего врага… Наконец меня осенило — вспомнил легенды: человек, укушенный вервольфом, сам становится оборотнем… Так, может быть, и для того, чтобы вылечить оборотня, достаточно его укусить? Ну и чертовщина!

Охваченный ужасом, трансформирующийся оборотень попытался сбежать, но я поймал его. Пряча от меня физиономию, он, кажется, напрягался вовсю, пытаясь остановить превращение. Но это необратимо… Скоро подо мной оказался… обнаженный мужчина! Ну и выражение лица — прямо школьник, сбежавший с уроков!

— Как, неужели я вылечился? — радостно возопил он. — Все равно что вернулся из кошмарного сна!

Ага, злодей, теперь ты будешь рассказывать мне сказки?! Мои чувства, наверно, отразились на лице — он внезапно побледнел.

— Вы мне не верите, офицер? — Он изобразил слабенькую улыбку.

Откуда это он узнал, что я полицейский? Значит, помнит все свои действия в то время, когда был оборотнем!

— Не надо было попадаться, парень! — И я вложил в удар всю свою силу. — Подыхай, убийца!

Нос его съехал к уху, голова дернулась, изо рта выпали окровавленные зубы; он замер на полу… Что ж, получил по заслугам. Повернувшись, я перепрыгнул через канат и побежал к застывшей пожилой леди. Но тут из самого сердца эфирного вихря взметнулось что-то темное — и все затихло. У меня засосало под ложечкой — «Заклинание полета» потеряло свою силу… Отель падает…

Еще несколько шагов — и я добрался до леди. И тут же на меня накатило безумие: перед моим мысленным взором замелькали сцены из прошлой жизни… кадры из кинофильмов, телевизионной рекламы, отрывки из спектаклей… Глаза ее, полные ужаса, наблюдали за мной… Стараясь удержать колеблющийся рассудок, я проталкивался к ней через дикий хаос, сквозь строй фантастических видений: сцены из истории… карикатуры из мультфильмов… чего тут только не было! Но я упорно делал шаг за шагом… Добраться до нее — или умереть! Сердце бешено билось… Кожа вдруг болезненно стянулась, стали менять положение кости, отрастать волосы… О Господи Иисусе, я превращаюсь в оборотня!

По залу мчались какие-то призрачные велосипедисты… Я бросился вперед, из последних сил сопротивляясь космическому энергетическому шторму. Меня чуть не разорвало на части, но я все же ухитрился нацепить медный браслет на ее запястье… «Домой! — приказал я отчаянным мысленным воплем. — Домойдомойдомой!»

И старая леди исчезла, забрав с собой пространственный вихрь. Из-за всполохов эфирных ветров я потерял равновесие и рухнул на мраморный пол. Победа! Чикаго спасен! Победа! Ура! Однако ликование мое постепенно испарялось: в полу появились трещины, развалилась будка билетера… Проклятый отель, громыхая и сотрясаясь, набирая скорость, всей тяжестью падал вниз. Что ж, я всегда знал: когда-нибудь моя работа убьет меня. А такая смерть… будет хотя бы быстрой.

Нет, минуточку! Ведь здесь проводился конгресс по оккультным наукам… Ощутив прилив энергии, я огляделся по сторонам. Теперь, когда лунный камень исчез, стали видны шкафчики с магической утварью, протянувшиеся вдоль противоположной стены. Вот только пол пляшет под ногами… Стараясь сохранять равновесие, я обследовал содержимое шкафчиков: кристаллические шары… книги… пирамиды, ножи… карты Тарот, дискеты… а вот и коврики! Но я давно уже лишился темных очков, а без них как узнать, какой настоящий, а какой — подделка? Набрал полные легкие воздуха и выкрикнул «Заклинание власти», перекрывая треск ломающегося бетона. Лежащий в самом низу коврик чуть шевельнулся… Или показалось? А может, и нет! Я выдернул его, не заботясь о том, что остальные коврики попадали на пол.

Рухнула дверь, вылетели окна — ворвались ледяные порывы ветра, пошла разрываться арматура… Выбираясь из обломков бетона, я продолжал поиски. Вот целая коллекция великолепно орнаментированных кинжалов, — надеюсь, они чистые… Сделав на ладони зигзагообразный надрез, я сжал кулак, чтобы капли крови падали на коврик.

— «Одну для ткача…» — Кап… — «Одну для художника…» — Кап… — О, черт, что там дальше? Ага, вот: — «Одну для тебя…» — Кап… — «И три для меня». — Кап, кап, кап.

Все на месте, как было… стою себе… Здание уже разрушается на части… Я гневно топнул ногой по коврику:

— Лети, черт тебя побери!

Тканое полотно вдруг напряглось, подпрыгнуло и зависло на уровне колен. Схватив другой коврик, я крепко обвязал им талию. О Боже, кажется, сработало!

Занавески объяло пламенем, неизвестно откуда взявшийся стальной стержень проткнул и разрушил стену, приблизившуюся ко мне на опасное расстояние…

— А ну, вынеси меня отсюда!

Мягко колыхаясь, коврик стал подниматься как по ступенькам.

— Давай прямо в окно! — распорядился я. — И не надо тратить конский волос!

Мы двинулись. Посыпались осколки стекла — и я оказался в черном, усеянном звездами небе. Когда коврик набрал скорость, я пожалел, что со мной нет Ренолта — такой полет не оставил бы его равнодушным. А коврик я решил назвать Бегунком. Держась за свой импровизированный ремень безопасности, наблюдал, как падает здание: обломки вновь соединились, и вся десятиэтажная громадина понеслась к земле… Черт! Неужели на аэропорт ОʼХара? Или на Чикаго?

— Нет, милый! — вдруг услышал я.

Джесс?!

—  А кто же еще, милый?

В голове у меня все перемешалось… Наш мысленный разговор продолжался.

—  Как я счастлив, Джесс!

—  Я тоже очень люблю тебя. И спешу сориентировать в текущих событиях. Тина и Рауль жезлами отвели эту чертову домину подальше от населенных пунктов.

—  Молодцы! Куда?

Джесс сообщила и это, и я, наконец успокоенный, поудобнее устроился на своем коврике. Меня ожидает захватывающее зрелище — вид крушения с этакой высоты… За мчащимся вниз отелем тянулся, как за кометой, огненный хвост. Здание, как нож, вошло в облака, с оглушительным треском развалилось надвое, и две огромные каменные глыбы продолжали стремительное падение.

142
{"b":"154469","o":1}