ЛитМир - Электронная Библиотека

Естественно, бывший жилой дом на окраине Чикаго, откуда выехали все квартиранты, должен вызывать толки. Ну, мы сдали нижний этаж семье глухонемых и рок-группе: ребята работали в стиле «хэви метл», репетировать привыкли в самое неподходящее время, так что никто не удивлялся странным звукам, доносившимся из дома.

Нашелся паразит, который отказался платить за квартиру и нагло предложил нам обратиться в суд. Само собой, огласка нам ни к чему; состоялся кратковременный визит к неплательщику одного из друзей Рауля, после чего мистер Паразит перед рассветом канул. С тех пор проблем у нас не было.

Наша команда поселилась на пятом этаже, четвертый и шестой битком набиты всякой всячиной: угольными брикетами, всевозможными приборами, кабелем, концертино, медвежьими капканами, старинными палашами, спасательными жилетами; на крыше мы оборудовали небольшой вертодром; но после того что случилось с нашим последним геликоптером, Бюро не горело желанием давать нам еще один. Можно подумать, аварии — такая уж редкость! Лично я считаю, что новая статуя Свободы даже симпатичнее старой (в этом месте моего повествования курсанты наконец-то проявили интерес, но я как раз его закончил).

Тем временем Ренолт, не сбавляя скорости и только чудом избежав столкновения, провел «РВ» между грузовиком и такси и по наклонному помосту съехал в подземный гараж. Джордж щелкнул тумблером на приборном щитке — бронированная дверь автоматически поднялась, пропустила нас внутрь и с внушительным звуком встала на место.

Слева — авторемонтная мастерская, справа — место для парковки; там уже заночевали блестящий черный спортивный автомобиль, старенький красный пикап, автофургон, гоночный катер (сушился на прицепе) и целая армия мотоциклов. Один свободный прямоугольник все же остался, его мы и заняли.

— Здесь еще кто-нибудь паркуется? — полюбопытствовал Кен, пригибая голову, чтобы выбраться наружу; свои и Тинины дорожные сумки он держал в одной руке.

— Нет, это все наше! — гордо ответил Джордж, вытаскивая из фургона свое увесистое, в тридцать футов банджо. — Никогда не знаешь, что и когда понадобится.

Я тронул пальцем свой брелок на ключах, и часть стены расступилась, открыв вход; мы прошли внутрь. В вестибюле два лифта: один — для жильцов, другой — для нас. Первый ходил только до третьего этажа; второй доставлял нас на крышу или в скрытое под гаражом бомбоубежище.

— Здесь водятся привидения? — поинтересовалась Тина.

— Всего лишь старый пират Пит — гроза океанов. — Рауль надевал на Амиго ошейник. — Вечно требует пиццу и пугает разносчиков.

— Почему вы не изгоните его куда следует?

— Конечно, он привереда, но местная ребятня обожает его проделки, особенно в канун Дня всех святых и в День очищения.

Дверь лифта бесшумно открылась на нашем этаже. А приедет чужой — она так лязгнет, что только держись. В нашем обиталище весь пол застлан ярко-алым плюшевым ковром — вовсе ни к чему, чтобы свежие пятна крови бросались в глаза. На обоях с абстрактным рисунком не так заметны следы пуль. На стене великолепный триптих — безмятежные японские пейзажи. Пара мягких кресел радушно ждет гостей, — естественно, при необходимости кресла окажут своеобразное гостеприимство — станут тисками.

Пока Джордж с курсантами стояли на страже, Джессика сдвинула среднюю часть триптиха и заглянула в открывшуюся нишу; я набрал комбинацию цифр. Рауль произнес простейшее заклинание против нечистой силы и заявил:

— Вроде бы оʼкей. Чужих следов не обнаружено. Ритм колебаний эфира прежний.

Минди вынула почту.

— У нас подписка кончилась на «ТВ-гайд».

Успокоив всех на сей счет, я взвел курок пистолета и, отперев дверь, толкнул ее ногой. В холле пусто; горит свет: электричества мы никогда не выключаем — ни днем ни ночью. Джордж тоже наставил на наше жилище пистолет, и под прикрытием Минди мы вступили в гостиную. Подождали немного, соблюдая правила техники безопасности. Рауль сунул голову в аквариум — потребовать отчета у рыбок.

— Это действительно необходимо? — удивилась Тина.

Минди хмыкнула.

— Знаешь, кого мы здесь однажды обнаружили?

— Сама понимаешь, что нет, — с деланным безразличием откликнулась русская чародейка.

— И никто не знает. Но оно нас всех чуть не слопало.

— О Господи!

Рауль наконец вытащил голову из воды: высохла моментально, но на ухо намотались водоросли. Ладно уж, промолчу…

— Порядок! — отрапортовал Рауль.

Все облегченно вздохнули.

Волоча за собой поводок, Амиго направился на кухню — уж конечно, к плошке с едой. Несколькими секундами позже раздался грохот, плошка покатилась и ударилась о холодильник. Джордж, словно по сигналу, вскинул автомат на плечо и пошел туда.

— Ящик с песком не забудь проверить! — бросила вслед Джессика.

Дверь кухни захлопнулась; что это Джордж там делает? Наверняка полез в холодильник… В доме преобладали прямоугольные контуры, если не считать гостиной, где всю северную стену занимал причудливой формы кирпичный камин в роскошной подкове, образованной тремя необъятных размеров кушетками. Столовая, кухня, кладовая, прачечная, арсенал и дверь запасного хода выходили на восток. Южная стена, без окон, скрывала от посторонних глаз библиотеку Рауля, компьютер новейшего класса, гимнастический зал и склад трофеев. В западном направлении — коридор, куда выходили двери индивидуальных спален. Мы только недавно сломали перегородку между жилищем Джессики и моим — получились подходящие апартаменты для медового месяца. Бог знает только, где тут разместить детскую…

—  Ты о чем это, Эд, милый? — тут же уловила мои мысли жена.

—  Да так, родная, ничего, не тревожься.

— Не хватает только сауны, — заметил Кен.

Не говоря ни слова, Рауль коснулся ногой плинтуса (в стене сдвинулась потайная панель, открывая взору идеально отполированную вертикальную трубу) и важно провозгласил:

— Правда, она ведет всего лишь в бассейн с подводным массажем.

Кен осторожно вернул панель на место.

— С чего начнем, сэр?

— Прежде всего сопоставим даты. — Я вышел в библиотеку и полистал астрологический календарь: точно — через два дня летнее солнцестояние.

Тина Бланко устроилась на кушетке, положив ногу на ногу — белое шелковое платье поднялось, открыв очаровательные колени.

— Ацтеки обожествляли солнце. Книга мертвых обладает наибольшей чудодейственной силой во время солнцестояния, — напомнил я всем.

— Здорово он рассчитал! Стибрил книгу за несколько дней до того, как она войдет в полную силу. — Это Джордж появился из кухни, открывая на ходу банку с пивом.

— Не всегда следует полагаться на очевидное. — Рауль поскреб ухо, снимая водоросли, и укоризненно взглянул на меня.

— Хочет пустить нас по ложному следу? — гадал Кен. — А сам думает воспользоваться книгой… ну, через несколько месяцев, когда мы вымотаемся и утратим бдительность?

— Теоретически такая возможность существует. — Я зашагал по комнате размышляя. — Но мне не попадался наркоман, который медлил бы и занимался подсчетами, вместо того чтобы сразу же вколоть себе дозу. А этот тип — наркоман: фанатик, одержимый магией.

Достав из встроенного шкафа вешалку, Джессика убрала кобуру и вставила тазер в гнездо для подзарядки.

— Или он уверен, что, если даже мы его выследим, все равно не успеем помешать, — заключила она.

Пренеприятная мыслишка… Не дай-то Бог! Прекратив глубокомысленную ходьбу, я хлопнул в ладоши, призывая к вниманию.

— Ладно, ребята, времени в обрез! Разделяемся на три группы. Мы с Джессикой просмотрим сообщения обо всех выходящих из ряда вон происшествиях в стране.

— Неглупо, — одобрил Кен.

— Рауль и Бланко, вам, магам, и книги в руки. Ищите в соответствующей литературе все относящееся к Книге мертвых — достоянию древних ацтеков. Попытайтесь восстановить по крупицам ее содержание. Выяснить бы, что, собственно, у этого бандюги на уме… Тогда и попробуем ему помешать. И вообще, должны же мы знать, что, черт возьми, происходит!

72
{"b":"154469","o":1}