ЛитМир - Электронная Библиотека

— На тебе есть хоть что-нибудь магическое?

— Носки, трусы и улыбка.

— А куда ты спрятал жезл?

— В носки и трусы.

Ну да, разумеется. Какой же я болван! Джордж снял с ломившегося от книг стеллажа увесистый том с большой буквой «А» — наш путевой журнал — и разложил на столе орехового дерева. Рауль перелистывал книгу с фотографиями. Маг должен знать, куда телепортироваться, вот мы и покупали иллюстрированные путеводители всех крупных городов Северной Америки и некоторых — мира. Это буквально спасло нам жизнь, когда мы, например, решали загадку Семи Дверей.

— Ближайший город — Бирмингем, — объявил маг. — Около ста миль. Нет, погоди! Вот стадион в Хантсвилле.

Я взял у Тины чашку с гремучей смесью, в несколько глотков опорожнил ее и почувствовал, как у меня глаза полезли из орбит, а по всему телу пробежала судорога. Ничего тут нет магического — просто кофеин в таком количестве способен прожечь дырку даже в асбесте. Я отдышался и поблагодарил.

— Ну вот. Возьмем такси или купим автомобиль — что быстрее. Поехали!

Минди подала нам увесистый пакет с сандвичами. Я еще раз поцеловал Джесс. Потом все расступились, и Рауль стал энергично жестикулировать. Вспышка — и вот мы стоим под фонарем на углу улицы; рядом на кронштейне почтовый ящик, а напротив — магазин «Диксиленд». Утренняя заря только-только успела позолотить кромку неба над стадионом в Хантсвилле.

Щедро расплатившись с таксистом, мы с Раулем вошли в вестибюль больницы «Леди Милосердие», где боролся со смертью единственный уцелевший свидетель автокатастрофы. Благодаря фэбээровским значкам и угрюмой серьезности лиц мы легко преодолели медицинский кордон — сестра в приемной, врач в палате для критических больных. Очевидно, здесь считали, что водитель Сэм Мак-Гинти не дотянет до полудня.

Размахивая значком и всячески пуская пыль в глаза, я выторговал десять минут наедине с пациентом — он был без сознания. Сестра требовала объяснений: зачем это полиции понадобилось лицезреть умирающего? Рауль ответил: необходимо измерить длину его ног. Девушка смутилась и перестала загораживать нам вход в палату.

Больных оказалось шестеро, все в критическом состоянии. Аура у них человеческая. Наш парень занимал койку у окна. Табличка на стене заполнена сугубо медицинской терминологией, но мы с Раулем разобрались, что к чему. Мак-Гинти не повезло: обе ноги в гипсе; руки привязаны к распоркам и подняты чуть ли не к потолку; забинтован с головы до ног — похлеще самого Билли-Боба Джонса; к голове подведен шланг от кислородной подушки, а к шее и запястьям — от капельницы. Бедняга опутан проводами почище дешевого радиоприемника. На ближайшей тумбочке слегка попискивает монитор — бегут почти ровные линии: сердце, пульс.

Дверь не запиралась, пришлось вставить ножку стула, чтобы нам не помешали. Рауль тем временем задернул занавеску и извлек жезл. Когда я приблизился, он уже вовсю купал умирающего в волнах мягкого белого света. Признаки жизни на мониторе стали заметнее. Наконец Мак-Гинти вздрогнул, судорожно глотнул воздух, простонал и открыл глаза.

— Что происхо… — прохрипел он, когда мы отсоединили кислородную подушку.

Рауль склонился над кроватью; лицо его оказалось на уровне лица Сэма — единственного свидетеля.

— Все в порядке, Сэм. Ты в больнице и чувствуешь себя много лучше. Ты выкарабкаешься.

Мак-Гинти минуту переваривал новость и наконец выдавил из себя:

— Кто… вы… такие?

Я показал значок и увидел в его глазах привычную смесь тревоги и уважения — так на нас обычно реагировали южане.

— Я… арестован?

— Нет еще, — прорычал я своим обычным голосом «крутого парня». — Тебе это не грозит, если, конечно, не станешь увиливать от сотрудничества с нами в столь важном деле.

— Что… мне нужно делать?

— Сэм, можешь ты рассказать нам о том, как все случилось? — Рауль убрал удостоверение в карман, но так, чтобы был виден уголок, — этот психологический прием помогал нам сохранять превосходство над допрашиваемыми.

— Вы… об этой аварии?

— Да, о ней.

Сэм Мак-Гинти лихорадочно соображал.

— Почему же?.. А, вспомнил: вонючка… то есть скунс… Да, точно, скунс выбежал на дорогу. Я вывернул руль, чтобы его не раздавить, и врезался в дерево, — вдохновенно врал наш водитель. — Дальше не помню…

— Ты хороший игрок в покер, — почти ласково произнес Рауль. — Но перед визитом сюда мы заглянули в участок и видели интересные снимки. Автобус аккуратно разрезан пополам, как будто по нему прошлись круглой пилой.

Наш собеседник и глазом не моргнул.

— Не представляю, о чем вы говорите.

— А края оплавлены! — гаркнул я. — Оплавлены! Мак-Гинти, ты знаешь, что такое лазерный луч?

По выражению его лица я понял, что да — знает. Наверно, Алхимик воспользовался особым заклинанием или управляемой молнией — в любом случае это должно было напоминать гражданскому человеку лазерный луч.

— Так вот. Иностранные шпионы выкрали с нашей базы… — я попытался вспомнить название местного гарнизона, но так и не вспомнил и выпалил наудачу, — с форта Вашингтона, образец новой лазерной винтовки. Пентагон хочет вернуть его.

— Сэм, — проникновенно добавил Рауль, — Америке нужна эта винтовка!

Водитель был потрясен.

— Неужели комми?

— Вот именно.

Умение красиво лгать — составная часть нашей работы.

— Тогда ладно. — Патриотические интонации сделали его голос тверже. — Я не хотел говорить, потому что боялся: вдруг меня упрячут в психушку… Но ради Америки…

— Мы имеем общее представление, — пояснил Рауль. — Расскажи просто, что сам видел. Нам важны любые подробности.

Подвешенная рука больного дрогнула, — он пытался сосредоточиться, лицо его сморщилось от умственного напряжения.

— Значит, так… Дело было в четверг, около полудня. Я вез старшеклассников в Сэйертон, и вдруг на дороге появился этот псих. На такого сразу обратишь внимание… понимаете, на нем было кимоно, а на голове аквариум…

Мир вокруг замер. Стало так тихо, что я слышал собственное дыхание, не говоря уже о слабом гудении мониторов.

— Круглый такой аквариум, вроде шлема в космическом скафандре? — запинаясь, уточнил Рауль.

— Ну да. Прямо как в кино. Стоит, значит, этот парень, под мышкой книга и тычет в меня пальцем, а из руки у него вылетает белая молния и режет автобус пополам — точно ножом из каленой стали. И ни тебе толчка, ничего… Меня вроде как повело… а потом… взрыв… Бензобак вспыхнул. — Мак-Гинти жалобно улыбнулся. — Помню, задняя часть автобуса покатилась назад, на кукурузное поле, а передняя — дальше по шоссе.

— Так он был в шлеме и в кимоно? — Я решил удостовериться, правильно ли расслышал. — И держал под мышкой книгу?

— Большую красную книгу? — тихонько подсказал Рауль.

— Точно. — Мак-Гинти пожал плечами. — Я понимаю: это вроде как бред, но книга была похожа на Евангелие. Кстати, как там команда? Что говорят ребята?

Я растерялся.

— Какая команда?

— Ну футбольная. Парни, которых я вез в Сэйертон, на летние сборы. — В глазах водителя мелькнуло подозрение. — Если вы копы, как же вы не слышали о «Пумах Хантсвилла»? Слушайте, они же победили почти во всех матчах! Наши парни — футболисты что надо!

Я откашлялся.

— За них не беспокойся, Сэм.

Мак-Гинти вытаращил глаза и стал вырываться.

— Дерьмо собачье! Вы не из Федеральной службы! Вы — комми! На помощь! На помощь! Вражеские агенты! Шпики! Помогите!

Я заткнул ему рот ладонью, а Рауль выхватил из-под кровати жезл и легонько стукнул Сэма по голове. Тот всхлипнул, обмяк и захрапел. Черт! Все так хорошо складывалось!

— Эд, Джессика скоро выйдет на связь? — Рауль сделал жезл невидимым, но не убрал, а держал наготове.

Я взглянул на часы.

— Через сорок минут.

— Долго.

— Ничего не поделаешь. Давай выметаться!

— Что тут происходит? — громыхнул в коридоре чей-то голос. Ручку двери яростно задергали, стул затрясся. — Немедленно откройте дверь!

75
{"b":"154469","o":1}