ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оʼкей, оʼкей! Мое настоящее имя — сэр Мэрникс Шарлеман Сакс Кобург, я внебрачный сын Леопольда Третьего, законного короля Бельгии.

Мы расслабились и принялись гладить нашего рассеянного друга. Он отер пот с пушистых бровей, подпрыгнул высоко вверх, перекувырнулся и оборотился Раулем Хортой все еще в одежде панка.

— Докладывай! — распорядился я, снимая противогаз.

— Они там, внутри. — Маг взял у Минди сумку и поставил ее вверх дном себе на голову. Секунда — и перед нами прежний Рауль: свежевыбритый, чистенький, словно только что из-под душа, благоухающий ароматным шампунем, в элегантном костюме и боевых доспехах, нагруженный сумками и связками гранат, с серебряной фляжкой в руке — глотнул и убрал фляжку за пазуху. Простим аристократу-лишенцу его эксцентричность.

— Кто именно — там? — уточнила Джессика, косясь на двухэтажный дом.

Ей не терпится прочитать их мысли… Но это с неопровержимостью ружейного выстрела или включенного радио оповестит их о нашем прибытии.

— Футбольная команда и японец.

— Уцелевший сообщник Хото?

— Наверное. Но самого Алхимика нет.

— Что будем делать, сэр? — Из темноты выступила громадная тень — Кен.

Я уселся на освободившуюся коробку и предложил:

— Дождемся Алхимика и подорвем ко всем чертям!

— Так просто?

Джордж ответил за меня, пожимая плечами:

— Угу. До полуночи полтора часа. Вся его шайка здесь. Он непременно явится.

— А если нет?

— Тогда мы проиграли, — подвел я итог.

Наступило неловкое молчание.

— Каков будет порядок действий? — Тина снимала тяжелые сапоги.

Хмуро поигрывая винтовкой, я объявил начало операции «Бешеная собака».

— Никаких сигналов к бою! Всякий, кому представится возможность убить Алхимика, должен это сделать. Даже если на пути встанет кто-нибудь из нас.

— Это как же? — поразился Донахью.

И мы рассказали ему о «Заклинании Верховного мага». Пока все переваривали малоприятную информацию, я отвел Рауля в сторону.

— Хочу попросить тебя об одолжении. Алхимика мы убьем. А потом я хочу… лично разделаться с футболистом.

Пока Рауль обдумывал ответ, я проверил заряд в автомате «44»: деревянные пули в серебряной оболочке — их искупали в святой воде и начинили «чесночной» взрывчаткой.

— Согласен, — ответил маг.

— Спасибо. Я в долгу у тебя.

— У нее, — с каменным лицом поправил меня Рауль.

Я посмотрел ему в глаза.

— Ты прав. Если я погибну, обещаешь прикончить его за меня?

— С удовольствием, друг.

—  О чем это вы? — без слов поинтересовалась моя половина.

—  Это наш секрет, — передал я, стараясь изо всех сил не дать ей проникнуть в суть моих мыслей. — Как подарок на день рождения.

Она посмотрела в упор — сначала на меня, потом на Рауля.

— Потом объясню, Джесс, — пообещал я.

Джессика опечалилась, однако не настаивала.

— Эд, как насчет «Варианта восемь»? — предложил Ренолт.

Я вернулся на землю.

— А что, неплохо. Делимся на двойки, один прикрывает другого. Ударим одновременно. Донахью с Бланко врываются в подвал. Рауль с Минди наблюдают за аллеей, Джессика и Сандерс — за заправочной станцией. Джордж остается здесь. Я — на крыше.

Все выразили полное понимание и согласие.

— Как насчет парадного входа? — Сандерс с видом защитника встал рядом с Джессикой.

Моя малышка улыбнулась, видимо тронутая этим рыцарским жестом.

— Нужно же ему как-то войти в дом, — рассудил практичный священник. — С какой стати мешать преступнику попасть в засаду?

Итак, каждому ясно, что ему делать. Моя команда бесшумно растворилась в ночи, а я, сняв сапоги, стал карабкаться по ржавой пожарной лестнице. На крыше выбрал наблюдательный пункт в тени, между несколькими трубами, очевидно от кондиционера устаревшей конструкции, — удобное местечко. Чему только не научишься от мастеров из преступного мира, — пока мы их ловим, иной раз с ними выпиваем, даже свидания иногда назначаем… Не успел я устроиться с комфортом, как услышал за спиной шум кожаных крыльев. Оборачиваюсь — и оказываюсь лицом к лицу с Алхимиком: как раз в это мгновение он превращался из летучей мыши в восточного борца — в красивом кимоно, с мерцающей в темноте книгой в красном кожаном переплете.

— Ах ты чертов сын! — вырвалось у нас обоих одновременно.

XIII

Алхимик взмахнул рукой… Я швырнул ему в живот гранату. Снаряд прошел сквозь одежду и взорвался, ударившись о кирпичную трубу; тело врага заслонило меня от осколков. Все же я выпустил по нему залп из М-16: хотя впотьмах я различал лишь смутные очертания его фигуры, такие вещи меня никогда не останавливали. Еще залп, еще… И так пока не кончились патроны. Ну, у меня есть еще автомат «44». Противник запустил в меня какой-то бутылкой. Реакция моя была мгновенной: я выстрелил — склянка разлетелась вдребезги в воздухе, не успев пуститься в полет. Ее содержимое — какой-то газ — сконцентрировалось в луч наподобие лазерного. Уклоняясь от луча, я мысленно поблагодарил Джорджа: недаром опытный солдат много вечеров подряд безжалостно гонял меня на стрельбище — тренироваться.

Когда в Алхимика полетела еще парочка взрывных пуль, он вдруг распался на несколько силуэтов и шмыгнул вниз, внутрь дома. Резко поворачиваюсь — на плече кровь: результат действия лазерного луча. Броню он пробил, но рана оказалась неглубокой, а жар опалил мышечную ткань, сделав ее нечувствительной, вот почему кровотечение открылось не сразу. Боль пока почти не чувствуется — можно не обращать внимания. Вяжущие составы, серные порошки, целебное снадобье, а также пицца и пиво (индивидуальное фирменное средство Альвареса, панацея от всех бед) — все это потом, после боя…

До меня донесся все усиливающийся шорох листвы… Да нет, какая там листва, — это миллионы перепончатых крыльев трепыхаются в воздухе… Ого-го! Перезарядив М-79, я поднял голову — и не увидел в ночном небе звезд: одни летучие мыши… А судя по собачьему лаю — он становился все громче, — все собаки штата Огайо устремились сюда. Специалист своего дела, он не допускает проколов: вампиры воссоединились в своей неукротимой ярости и разом обрушились на нас — нам суждено погибнуть.

Проигнорировав дверь на чердак (явная ловушка), я нацелил М-16 на крышу и проделал в ней несколько отверстий. Образовавшаяся таким образом крышка импровизированного люка с грохотом провалилась внутрь. Заглядываю туда — пустой кабинет… Вот черт! Держась за края люка, спускаюсь туда. За мной ринулись летучие мыши — расстрелял их из автомата. Шустрые, гады! Да как их много! Еще минуты две — и у меня кончатся боеприпасы… Придется срочно заделать дыру. Порылся в патронной сумке, нашел парочку гранат «Вилли Питер» и, дернув чеку, забросил через дыру на крышу. Тотчас две начиненные фосфором бомбы осыпались лепестками — и не менее миллиарда летучих мышей разразились мерзейшим писком боли и злобы… В дыру хлынул дождь из огня и мертвых тушек. Я добавил этим поганеньким воздушным налетчикам еще залп из дробовика. Убирайтесь, старые враги всего светлого, мирного, спокойного — «серые мыши из черных дыр», «злые мыши»! Не вы нас, а мы вас разорвем! Мы вам покажем, как путаться под ногами у Бюро-13!

Перезаряжая автомат, беглым взглядом окидываю кабинет. На стенах развешаны афиши футбольных матчей с фотографиями игроков и корешками билетов… нет, даже абонементов на первенство мира. Спортом я никогда не увлекался, но понимаю теперь, почему Алхимик выбрал команду «Пум». Деревянные, с металлической окантовкой стеллажи набиты книгами и рукописями; на массивном письменном столе тоже громоздятся книги, папки с бумагами. На вращающейся выдвижной полке аккуратно расположились почтовые принадлежности, весы, мотки шпагата, коробки с манильской пенькой. На полу небольшой сейф, поверх него — малогабаритный холодильник. Заглянуть бы в этот сейф! Однако придется отложить: сначала экзекуция, а уж потом — мародерство. Всадив несколько пуль в единственную дверь, я открыл ее ногой: никого и ничего — пустой коридор. Снизу доносится звон битого стекла, безумный звериный вой и благообразный рокот Майкла Донахью, отпускающего грехи покойнику. Браво, святой отец!

83
{"b":"154469","o":1}