ЛитМир - Электронная Библиотека

Пробежав мимо заставленных книгами изящных ниш и солидных, пузатых шкафов, достигаю лестницы. Ну и звуки снизу: автоматные очереди, взрывы, разряды молний, предсмертные крики… И пронзительный гул лазерных лучей: футболисты держат оборону… Остается сорвать с петель дверь кладовки и взгромоздить ее на перила… Съезжаю вниз на импровизированных салазках — как некогда: не более четырех секунд. Ч-черт, з-забыл отодрать р-р-ручку!.. Я «ускользнул от…»… от кого? «Худой, небритый, но живой». На первом этаже, скатившись со своего транспорта, вскакиваю на ноги, оглядываюсь: Алхимика не видно, зато все остальные в сборе. Футболисты мечутся от стены к стене, шипят и извергают из пальцев яркие лучи. Пулями распотрошены стеллажи с книгами; всюду валяются вырванные страницы… Со стен сорваны афиши; звенят осколки хрусталя… В воздухе вьются километры коричневой магнитофонной пленки с кассет… Дверь в туалет сорвана с петель, столы перевернуты… Но главное, я никак не могу разобраться — чья берет?..

Споткнувшись о порожек, в дверях появился Джордж Ренолт. В его сапог вцепился аллигатор, — должно быть, обитатель коллектора. Я всегда говорил, что нельзя спускать в канализацию слишком крупные предметы. Ренолт безостановочно поливает рептилию из автомата — все без толку. Я прицелился и швырнул крокодилу под брюхо гранату — гнусную тварь разнесло на мелкие кусочки. Отодрав ножом от голенища оставшуюся без туловища голову, Джордж кивнул мне в знак признательности. Я отсалютовал ему из винтовки. Пуля угодила в мерзкую рожу старшеклассника; тот заорал благим матом, сверкнули клыки… Много лет назад Техническая служба заменила пластмассовые приклады автоматических винтовок на устаревшие, но более уместные в таких ситуациях деревянные, естественно со стальным каркасом.

Кто-то длинным стволом винтовки разбил снаружи оконное стекло — на парочку вампиров с улицы брызнула влага. Корчась от нестерпимых мук, они растаяли и растеклись лужицей по полу: неужели в надежде просочиться в Ад и произвести там влажную генеральную уборку? За разбитым стеклом я увидел Джессику: должно быть, забыла меня предупредить, что стабилизирующий элемент в ее гремучей смеси — святая вода. А теперь вот решила действовать по принципу: «Убирайся без боя, уматывай и Вампира с собой прихватывай!» [57]

В глубине торгового зала Минди сражалась с демоном-японцем, рабом Хото. Оба с невероятным проворством размахивали мечами. Рядом валялся футболист — его попросту разрубили пополам; под разодранной в клочья формой оказались провода… Вампиры-киборги! Вот это да! Стоило кончать колледж!

Искры так и сыпались, борющаяся парочка вертелась волчком; клацали стальные доспехи… Жадеитовая статуя Кали перенесла насильственную лоботомию; [58]Будда тоже пострадал. Книжный шкаф разлетелся вдребезги. Стрелять сейчас бессмысленно. Два специалиста по кровавой борьбе знай себе поворачиваются — так пикируются адвокаты с почасовой оплатой. Хрустальные пирамидки на стенде на мгновение отразили фигурки с мечами в перевернутом виде, а затем, сцепившись в клубок, борцы вышибли стекло и вывалились на улицу, не переставая наносить удары и с поразительной ловкостью увертываться от них, — до того увлеклись, что даже перестали пугать друг друга боевыми кличами. Завертелись-закрутились на дорожке, и кто-то из них перерубил уличный фонарь; тот рухнул, едва не зацепив наш фургон, и задел огнетушитель — ударила белопенная струя. Почтовый ящик на кронштейне каким-то чудом уцелел, и слава Богу: за его повреждение федеральные власти дают от трех до пяти лет.

Внезапно кто-то распахнул толчком ноги парадную дверь — в проеме возвышался здоровенный коп с пистолетом наголо.

— Что тут, дьявол вас побери, творится?!

— Пошел вон! — Рауль, не переставая сражаться с четырьмя вампирами, применил «Повелительный голос».

Полисмену ничего не оставалось, как убрать пистолет в кобуру и, повернувшись на каблуках, как ни в чем не бывало самому убраться восвояси, да еще насвистывая веселенькую мелодию.

Раздвинулись парчовые портьеры; из двери, ведущей в подвал, пятясь и поливая пол, стены и потолок из огнемета, выскочил Донахью. За ним хлынула кипящая лава — корчащиеся крысы и тараканы, их расплавленные тела уже не отличишь, не отделишь одно от другого… Священник как раз очищал от этой пакости дверной косяк, когда Тина вскрикнула: стены сомкнулись, дверь исчезла… Двумя секундами позже захлебнулся и смолк огнемет. Футы! В комедии, в сексе и на войне главное — правильно рассчитать время.

Донахью выпустил пулю в надвигающегося на него футболиста и молниеносным движением нажал на кнопку у себя на груди — к ногам рухнули пустые, отработанные баллоны. Мгновенно обернувшись, наш священнослужитель засунул Библию в пасть еще одному вампиру — у того воспламенилась голова. Ослепленный, он наугад тыкал лазерным лучом: сшиб канделябр, разрезал сотню гадальных карт, обезглавил другого вампира и… ранил, гад, в колено Джессику. После всех этих подвигов он сдох. Если бы не рана Джессики — вот услугу оказал!

Светящийся луч устремился к Раулю. Тот уклонился и швырнул в скопище дряни пригоршню игольчатых ледяных шариков, мигом разрушивших силовую защиту врагов, а лазерные лучи, отражаясь от воздвигнутого Раулем эфирного барьера, палили тех, кто их послал. Убедившись, что чаша весов по-прежнему не склоняется ни в ту, ни в другую сторону, я сорвал чеку и бросил разрывную гранату. Один футболист, пошустрее остальных, попытался отскочить, но серия микровзрывов разорвала на куски и его, и большинство этих мерзавцев.

С трудом передвигаясь в смертоносном хаосе, я безжалостно поливал расплавленным свинцом и серебром все, что не принадлежало моей команде, не прекращая в то же время поисков Алхимика. Дважды в грудь мне ударял лазерный луч: бронежилет превратился в решето, одежда уже тлела и загоралась, только нательная броня оберегала от повреждений да еще святая вода — я ее вовсю разбрызгивал пистолетом-пульверизатором. А этим футболистам с лазерами далеко до их босса!

Пара вампиров подобралась к Донахью и пригвоздила его к перевернутому ножками вверх столу. Я бросился на подмогу, но тут подоспела Тина Бланко и схватила агрессоров за руки — их лазеры вмиг погасли. С торжествующей улыбкой Донахью встал и со всего размаху съездил каждому монстру по роже рукояткой пистолета. Пока они, подвывая, хватались за покалеченные физиономии, Тина заморозила одного жидким азотом, а второго святой отец задушил четками. Страшно представить, сколько столетий он проведет за это в Аду.

Лично на меня действия Тины произвели даже большее впечатление: яркий пример того, как человек превращает свою слабость в силу. Такое свойство магов, как способность нейтрализовать вражеское оружие, вошло в новейшие учебники; я вспомнил относящиеся к этой проблеме комментарии, снабженные звездочками, сносками, восклицательными знаками; целые абзацы текста, выделенные всякими способами — курсивом, жирным и полужирным шрифтами…

Однако я что-то замечтался… Между тем центр схватки переместился из торгового зала в заднюю комнату, и тут мы с Раулем засекли такого знакомого нам четвертьзащитника — он сражался с дверью черного хода. Мало того что убийца, так еще и трус! Два пасса Хорты — и его одежда воспламенилась. Я снес ему башку из «сорокамиллиметровки», маг отрезал ноги, а я выпустил в хребет целую обойму. Руки вампира отчаянно хватали воздух… «Как тогда его жертва…» — подумал я. Следующее, что помнится, — красноватый туман застлал мне глаза: я бросился на него и принялся молотить прикладом винтовки, пока Рауль не оттащил меня от кровавого месива… Все, с этим покончено! Мы с Раулем обменялись рукопожатием и присоединились к общему сражению. У меня стало легче на душе, даже здорово легче, и как-то… чище. Теперь душа той девчонки успокоилась.

Опустив дуло автоматической винтовки, Кен волчком вертелся на месте, разя противника, подобно древнему викингу с боевым молотком. Троим футболистам удалось-таки его обезоружить, но на ногах он удержался. Вампиры стремительно погрузили клыки в его тело… Один сломал клык о нательную броню; двое других неожиданно отскочили, с отвращением отплевываясь. Что такое? Должно быть, наш супербоец наглотался святой воды — странно, что она так подействовала. Откуда же еще такая реакция? Может, в его креме после бритья — чесночный компонент?

вернуться

57

Из «Песни-сказки о нечисти» В. Высоцкого.

вернуться

58

Жадеит — поделочный минерал; Кали — в брахманизме и буддизме женская ипостась Шивы, его жена; изображается главным образом в грозном, устрашающем виде.

84
{"b":"154469","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить
Исчезнувшие. Последняя из рода
Русская канарейка. Желтухин
Огненный город
Магическая сделка
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Как управлять хаосом и креативными эгоистами
Аромат счастья сильнее в дождь
Черти лысые