ЛитМир - Электронная Библиотека

Беспомощно лежа на полу, я каждой клеточкой своего существа ощущал боль. И все-таки я жив, только одежда почернела от крови. Одна мысль меня встревожила, я схватился за шею… ох, нет, мой специальный, от вампиров, воротник отразил-таки маленькие стальные стрелки.

Тина, передвигаясь на четвереньках, стала действовать: оторвала от куртки кусок материи, собрала на него капли крови каждого из нас, разорвала лоскут на восемь частей, энергично подышала на них и, вперив напряженный взгляд, произнесла «Повелительным голосом»:

— Встать! Шагом марш вперед, иначе — смерть!

Капли послушно увеличились в размерах, превращаясь в наши точные копии. Потом вся компания дублеров бросилась бежать по коридору. Их встретили пулеметные очереди, пушечные залпы, взрывы… Постепенно звуки боя замерли вдали.

— Умница… Вставай… — простонал Рауль, пользуясь жезлом словно тростью, чтобы встать самому и помочь Тине.

— Спасибо! — прохрипела она. — Ты тоже…

Увлекаемые магическим потоком, мы двинулись дальше, ухитряясь на ходу производить мелкий ремонт. Джессика сбросила часть наружной брони — так легче бежать. Гибкая и прекрасная, моя жена не так вынослива, как натренированная в занятиях самурайской борьбой Минди.

Поднялись по темной лестнице, стараясь производить как можно меньше шума; прошли по узкому коридору и свернули в другой — в северном направлении. Поток эфира стал густым, почти зримым; мимо нас плыли по воздуху светящиеся струйки и спирали. На одном перекрестке пришлось юркнуть в штурманскую каюту, чтобы спастись от «френч сабера», — он пролетел так близко, что мы отчетливо разглядели трафаретную надпись под треугольным крылом и музейную табличку на фюзеляже в белую полоску. На медной табличке — подробная история доблестных боевых машин этого типа, их эволюция и достоинства. К несчастью, нет сведений, как их уничтожить, — наверное, по недосмотру. В кабине пусто — ни первого, ни второго пилота. Где же охранники?

Ренолт молча показал на свой «мастерсон». Я горячо помотал головой. Что бы тут ни сработало — алхимия или Книга мертвых, — но эта самолеты заправлены горючим, имеют на борту всю необходимую боевую технику. «Самолет — необъезженный дьявол во плоти». [69]Стоит уничтожить один — и это аукнется во всем мире. К тому же ответный удар на расстоянии двух футов навсегда сделает нас глухими.

Магическая река влекла нас дальше, в глубь корабля-гиганта. Пришлось ремнями привязать к себе Тину и Рауля, чтобы их не унесло. Увлекаемые двумя живыми бумажными змеями, мы завернули за угол — там нас поджидало с полдюжины боевых машин. Мы успели отпрянуть назад, но они все-таки открыли огонь из пулеметов и пушек; свирепо вращались пропеллеры…

— Наверно, Ларю уже близко, — заметил Донахью, направляя в ту сторону огненную струю.

В этот момент заработали оба «мастерсона» — какие уж тут комментарии! Я выхватил из заплечного рюкзака микроволновый излучатель и нажал на кнопку. Сунувшись между «корсаром» и «харриером», загорелся «кертис дьявол» — и загремел в гости к тезке. Черт, целился-то я в «харриер»! Но нам еще тут дел хватит… Вот, пожалуйста: из-за горящих обломков старого «граммана» появилась новинка той же фирмы — «грамман кот», элегантнейшая из существующих моделей. Этот подонок Ларю использует чудо в качестве мишени! Какого черта красавцу «коту» понадобилось в музее? Что им здесь — выставка новейших достижений?

— Неприятность с большой буквы, — прокомментировал Джордж: пуля пятидесятого калибра сбила с него шлем и едва не свалила с ног.

Его «мастерсон» словно обезумел: тысячи разрывных пуль проделывали дорожки в переборках — без всякого смысла.

— У вас какой-нибудь хитрый план, мистер Ренолт? — вежливо осведомился Кен, выпуская хорошо рассчитанную очередь из своего «мастерсона».

Ответил я:

— План один: победить и выжить!

— Замечательный девиз!

— Спасибо. Вычитал на обертке от жвачки.

Вести заградительный огонь приходилось беспрерывно. Уничтожать самолеты не так уж трудно: все равно что стрелять уток в бочке, с той лишь разницей, что утки отстреливались, и довольно умело.

Держась обеими руками за пиллерс, Тина выкрикнула что-то по-русски и добавила целую тираду на языке магов. Только Джессика, полиглот и наш переводчик, все поняла и усомнилась:

— Думаешь, поможет?

Упираясь руками в люк, Рауль прилагал бешеные усилия, чтобы подняться на ноги.

— Как знать? Еще ни один дурак не пробовал.

— Так попробуем! — настаивала Бланко.

Оба мага крепко сцепили руки… Сверхъестественная сила влекла их дальше… Они стали в унисон читать заклинание — и о чудо: магические потоки дрогнули, ослабели и вдруг завихрились вокруг этой пары… Я взглянул и едва не пустился в пляс от радости: Пресвятая Богородица, маги понемногу заряжаются плывущей мимо энергией! Этого недостаточно, чтобы сразиться с Ларю, но поможет нам еще сколько-то продержаться.

— Смерть злобным самолетам! — светясь изнутри, воскликнула Бланко.

Джордж с Сандерсом вздрогнули, но смолчали и храбро ринулись в атаку против скопища истребителей. Штурмовые «мастерсоны» выпускали более четырех тысяч разрывных пуль в минуту; бомбы и шрапнель отскакивали от брони, разя самолеты, пустившие в ход все свои резервы: реактивные снаряды, ракеты, пули простые и урановые, слепящие вспышки магния… На палубу полетели термитные и напалмовые бомбы огромной разрушительной силы — непоправимый ущерб нанесен бывшему боевому кораблю.

Наши отважные бойцы выстояли и вернули полученные дары сторицей, упорно наступая на эти мощнейшие, дорогостоящие (не менее миллиона долларов каждый) реактивные истребители. Как только самолет исчерпывал боеприпасы, его уничтожали. «Сабер» буквально разорвало на куски: под горизонтальным дождем двадцатимиллиметровых пуль у него раскололся фюзеляж и взорвались топливные баки. «Ведьма» с «корсаром» оказались размазанными по стене; лишившись оболочки, могучие двигатели — сердца как безумные носились по коридору, разбивая палубу и стальные переборки. Бесславная смерть без малейшего смысла!

Кен проворно нырнул под вращающуюся стальную громадину весом в тонну, а Джордж погнался за другим бешено вертящимся двигателем и угощал его разрывными пулями, пока он не лопнул и не взорвался. «Дельта дэггер» первым приказал долго жить. Следом отправились к праотцам «корсар» с «харриером». Мимо меня пронесся обломок, и я невольно отдал честь нарисованному на лобовом стекле американскому флагу. Что поделаешь — я патриот, хоть режьте меня на мелкие кусочки!

Неожиданно «кот» убрал крылья в люки и запустил моторы на полную мощность.

— Черт! — вырвалось у Джорджа.

— В чем дело? — Я отскочил со своим «магнумом».

— Знаешь разницу между огнеметом и реактивным двигателем?

— Ниет! — пропела вместо меня Тина.

— Огнемет нежнее!

Да уж! Еще немного — и мы изжаримся в лучах этой нежности. Казалось, два реактивных двигателя-близнеца заполнили все пространство коридора кипящей лавой. «Кот» изрыгал сотни галлонов пылающего топлива в последней попытке слопать нас живьем. Жара искривляла траектории разрывных пуль из «мастерсонов» — вот какая жара… Рауль и Тина возвысили голоса, произнося заклинания. Джордж и Кен шаг за шагом, метр за метром продвигались вперед, насыщая пулями огнедышащие пасти. Наконец раздался мощный взрыв… Незабываемое зрелище!

Русская чародейка отреагировала на гибель самолетов неожиданно: ее прекрасные глаза затуманились, вместо заклинаний она продекламировала — как эпитафию — незнакомые мне стихи:

Как ты можешь летать и кружиться
Без любви, без души, без лица?
О стальная бескрылая птица!
Чем ты можешь прославить Творца? [70]

Как в тумане донеслось до меня последнее слово — и я перестал воспринимать действительность… Когда способность видеть и слышать вернулась ко мне, от грозных защитников подлого авантюриста Ларю осталась только дымящаяся дыра в покореженной металлической палубе. «Кот» навсегда сгинул.

вернуться

69

Из песни В. Высоцкого «Я еще не в угаре…».

вернуться

70

Из стихотворения А. Блока.

93
{"b":"154469","o":1}