ЛитМир - Электронная Библиотека

Мало-помалу мы возвратили себе прежние тела, но не так уж скоро. Так что теперь я лучше понимаю и еще больше уважаю женщин — бедняжки, они вынуждены каждый месяц переносить такие мучения! Да пусть лучше меня каждые двадцать восемь дней колотят бейсбольной битой по голове!

Кристина Бланко успешно сдала выпускные экзамены и зачислена в наш отряд. Мистер Ренолт и русская красавица поселились вместе. И вот что еще странно: согласно мониторам безопасности, каждую ночь и дважды в воскресенье что-то невидимое пробирается из комнаты Рауля в спальню Минди. Что бы это могло быть?..

Беспрецедентный случай: Гораций Гордон лично известил отца Донахью, что следующий шабаш ведьм ему бы лучше устроить в Финляндии, в Хельсинки, — только настоящих ведьм пусть оставит в покое. Тоже непонятно.

Филиал «Пиццы-пиццы» в Чикаго расторг договора и перестал поставлять еду нашему нежно любимому пирату. Так ему и надо за слишком скромные чаевые. Справедливость неизменно торжествует!

А еще я получил по почте письмо — без обратного адреса и без штемпеля. Внутри оказался простой лист бумаги с просьбой: не предлагать больше свою душу в обмен на разные одолжения. Не успел я прочесть — лист рассыпался в прах, а прах унесло невесть откуда взявшимся ветром. Бред собачий! А с другой стороны, и впрямь скверная привычка, а таковые, как известно, следует изживать.

Случилось и нечто непоправимое: с течением времени стало ясно, что в результате злоупотребления МСД Джессика перенесла псионическую смерть. Ее удивительные способности телепата безвозвратно канули. Моя жена по-прежнему остается агентом Бюро, но теперь на ее личном деле вместо «Уникум» значится: «Средних способностей. Бывший уникум».

Пропустив через себя магические вихри, металлический жезл Рауля превратился в серебряный с золотым наконечником. Тина Бланко работает уже со стальном жезлом вместо деревянного.

Копировальную систему, с помощью которой Рауль в свое время снял копию с Книги мертвых, разломали и выбросили на свалку. Книга, спасенная Тиной от огня в магазине Ларю, оказалась первым изданием «Кухонной магии» с подзаголовком «Азы домашней алхимии для удовольствия и выгоды». Уверен: именно с этой книги началось сошествие Ларю в Ад! Зато, прикованная цепями к внутренней решетке камина в нашей чикагской квартире, она порадовала нас красивым, ровным горением.

По возвращении мы в первый же свободный вечер торжественно отметили посвящение Кристины Бланко в агенты — за это подняли первый бокал. А второй, уже другого цвета, мы молча, медленно и торжественно выпили в знак прощания с курсантом Кеном Сандерсом, который своей смертью дал человечеству шанс победить взбесившегося Бога.

Имя агента Кенсингтона Сандерса заняло свое место в книге Почета Бюро-13. Его портрет мы повесили на стену в нашем хранилище трофеев — есть у нас в квартире такая комната. Памятник этому героическому парню воздвигнут в его родном городе Локитауне — это в Кении. Странно, никто бы не сказал, что он выходец из Африки.

Мы так и не открыли никогда его ужасную тайну. Что ж, наверно, это к лучшему. Кен был самым что ни на есть настоящим человеком, высококлассным профессионалом и чертовски надежным другом. Лично мне всегда будет не хватать нашей славной гориллы.

МОНСТР ПОЛНОЛУНИЯ

С самыми лучшими воспоминаниями и уважением — Филадельфийскому Обществу Научной Фантастики и всей воскресной банде сумасшедших из Честнут Холла: Озу Фонтечио, Барбаре Хиггинс, Люку Тэлмейеру, Френку Ричардсу, Джоанне Лаулер, Ларри Гелеранду, Джойсу Кэрролу, Джону Прентису, Ти-Бёрну, Джону и Лауре Симмс и особенно оживленной Дэбби Маламут. Ну и кто принес пиццу?

ВСТУПЛЕНИЕ

ПРОЛОГ

Бюро-13 - i_005.png
Бюро-13 - i_006.png

Страшный, пронзительный, визгливый вопль возник как бы ниоткуда. Разрубив ночную тишину леса, этот низкий, напоенный мукой вой носился, кружил в неподвижном воздухе и внезапно оборвался резким, увесистым шлепком. Задрожала, заколебалась горная хижина, дремавшая в очаровательной, ничем не нарушаемой гармоничной тишине; покосились на стенах фотографии и дипломы; заплясали на полках керамические кружки; растрескалась стеклянная крышка ящичка с хирургическими инструментами…

Доктор Джоанна Эбернати, врач-ветеринар, поднялась с легкого стульчика у камина, где устроилась с медицинским журналом, и быстренько-быстренько заковыляла через комнату к окну. Господи, что за звук такой кошмарный? Со скалы Мертвецов кто-то свалился, что ли?

Отдернув кружевные занавески, она увидела сквозь крошечные квадратики толстого термостойкого стекла только черный канадский лес — больше ничего. Прижала нос к стеклу, напряженно всматриваясь. Деревья, освещенные полной луной, стояли как серебряные изваяния, — фосфорический лунный свет совершал волшебные превращения: зеленое стало черным, и других красок, кроме черной и серой, казалось, нет на свете. Темно-серая скалистая гряда Маккензи совершенно закрывала северный горизонт; рваные ряды отвесных каменистых холмов отрезали эту безлюдную местность от пустыни Юкона — примерно так могли бы выглядеть стены сумасшедшего дома, если бы их сложили из гранитных плит.

Вот опять этот вопль — или теперь скорее стон, — на этот раз где-то ближе… А в вышине затихает рокот удаляющегося реактивного самолета. Дикая мысль пришла Джоанне в голову… Кто-то упал с самолета? Да нет, быть не может! Кто упадет с самолета, скорее всего умрет уже в воздухе, от внутреннего кровоизлияния, еще до того как успеет удариться о землю. И что тогда? Ну, известно: воронку заровняют бульдозером и водрузят на этом проклятом месте приличествующий случаю надгробный камень… Так-то оно так… Ну а если все-таки какой-то болван сверзился со скалы?

Конечно, она, всего лишь врач-ветеринар и далеко уже не молода, но не сидеть же сложа руки! Сорок лет Джоанна Эбернати принимала овечьи роды, делала прививки, вправляла сломанные кости — не одним животным, людям тоже; чего она только не умела… И теперь приложит все силы, чтобы помочь, — конечно, если этот безмозглый бедолага не отдаст Богу душу, пока она туда доберется. Как и для всякого медика в здешних краях, для Джоанны привычное дело выхаживать неудачливых охотников, совершающих незапланированные прыжки со скал. Скорее всего этот чемпион по слалому выпил лишку.

Она поспешно вынула из стаканчика на каминной полке вставную челюсть, натянула удобную, прочную обувь, привычный легкий, длинный плащ, захватила фонарик. Так, что еще?.. Помедлила у ружейной стойки: здесь ведь не деловая часть Вейтхэда… Пумы водятся, гризли, им-то наплевать на клятву Гиппократа, им одно: отведать, какова эта старушенция на вкус…

Взгляд ее скользнул по винчестеру 30–06, нет уж, слишком громоздко для ее пораженных артритом суставов. Карабин-браунинг-22? Тоже не годится: игрушка шалунов — такая легкая, что в воде плавает. Выберем что-нибудь среднее… Рывком распахнула стенной шкаф в прихожей, стащила с вешалки широкий кожаный ремень, накрепко опоясалась; проверила заряд в блестящем, почти новеньком револьвере «Уэбли-44». Упражняться с этим оружием доводилось ей только на учениях, да еще однажды пристрелила из жалости заболевшего бешенством опоссума. А потом сожгла труп и напилась.

Отперев дверь, ведущую на веранду, Джоанна зажгла там свет и вышла из домика. В лесу необычно тихо, прямо чудеса! Послюнявила палец, проверила направление ветра: шум доносится со стороны заброшенных соляных копей; стало быть, надо держать на восток, вот по этой тропинке. Через несколько десятков метров поворот — и вот он, недавно оставленный медвежий след, проложенный у самой скалы. Быстро, бесшумно она двинулась вдоль кустов, — здесь, видимо, прошел огромный медведь, может быть, и гризли… Слава Богу, пахнет старым пометом.

99
{"b":"154469","o":1}