ЛитМир - Электронная Библиотека

—        Саша, может быть, мы его снова к Катрин отправим? Ведь пока это больше всего помогло, я имею в виду — по времени? — голос у Юрия Ростиславовича был такой слабый и усталый.

Еще бы, всю ночь не спал, гуманоидов собирал. Точнее, Космос собирал, а отец лишь уговаривал болвана лечь в кроватку.

—        Юрий Ростиславович, мне тут рассказали про одного индуса. Он лещет по своим методикам, типа йоги. Может, попробуем его? — предложил Саша.

—        Хоть папуаса, — вздохнув, отозвался Юрий Ростиславович. — Лишь бы помогло...

XVII

По весне к Гаранту гуськом пошли косяком всякие психологи, имиджмейкеры и политтехнологи. Дорожку эту проложил хитрый Губайс, все еще продолжавший верить во все эти колдовские технологии.

Зорин в это дело не влезал, но и не мешал, думая про себя: «Хрен его знает, может, и правда что-нибудь вытанцуется?»

Однако крутой нрав Гаранта сказывался и в этом деле. «Колдуны» один за другим вылетали от него, как ошпаренные. Губайс иронично улыбался, но терпеливо приводил все новых и новых кудесников.

И вдруг одна парочка пришлась, что называется, ко двору. Каждый понедельник и четверг ровно в девять утра они стали появляться в главном кабинете страны. Этими счастливчиками были Павел Генералов и Екатерина Ежова. Кстати, именно в паре они смотрелись замечательно. Немного меланхоличный, среднего роста, с короткой бородкой и в круглых очках Генералов и энергичная, напористая, весьма солидной комплекции роскошная брюнетка Ежова.

Начали они круто, сразу предложив Гаранту использовать в телевыступлениях не бумажные, закатанные в пластик листочки с крупным компьютерным шрифтом, а бегущую строку, которой давным-давно пользовались все телеведущие. Самое странное в этом было то, что никому столь простое и очевидное решение раньше просто не пришло в голову.

Гарант, посмотрев первые же видеозаписи, где он вещал, глядя в камеру честными глазами и притом без всякой бумажки, пришел в полный восторг:

— Вот это выступает, понимаешь, — сказал он о себе в третьем лице. — Народ это оценит.

Дальше — больше. Так как Гарант был человеком увлекающимся, что мигом просекли Генералов с Ежовой, то они и стали предлагать ему разные психологические тесты в игровых вариантах. И окончательное решение о дальнейшей совместной работе было принято, когда имиджмейкеры научили Гаранта непринужденно скрывать покалеченную в юности левую руку, напоминавшую клешню, коей он привык жестикулировать.

— Все очень просто, — горячо объясняла Ежова. — Стоит вам толькЬ представить, что в левой руке вы постоянно

держите гантель. Не очень тяжелую, но в то же время вполне весомую. И эту гантель никто не должен видеть.

—        Принесите мне гантелю, — велел Гарант безмолвному референту, присутствовавшему при тренинге.

—        Там на входе у охраны мой портфель, — подсказал благожелательно Генералов и объяснил гаранту: — С гантелью охрана не пустила..;

Правильно не пустила, понимаешь, — расплылся тот в улыбке. — Тащи сюда портфель, скажи Коржикову, я разрешил, — приказал он стоявшему навытяжку референту.

С гантелью тоже все получилось. При первой же записи официального обращения к • народу, где Гаранта снимали стоя, но по пояс, он и в самом деле держал увесистую гантель в левой руке. Зато правой жестикулировал живо и очень естественно, словно компенсируя вынужденную однорукость...

И так всякий раз Ежова и Генералов придумывали что-нибудь новенькое. Гарант долго хохотал, когда те предложили ему назвать — по стратегическим соображениям — будущую кампанию: «Медведь проснулся».

—        А что я, спал, что ли? — отсмеявшись, хитро поинтересовался он.

—        Да нет, тут нечто другое имеется в вйду, — пустился в объяснения Генералов. — Понимаете, вы — сильный и мудрый. И вы мало показывались перед народом в последний год. Руководили страной не публично, а на деле. Но люди хотят видеть своего лидера...— Генералов впал в раж и вертелся как уж на сковородке, даже взмок от напряжения. — Вы, получается, как бы немножко дремали. А теперь вы как бы просыпаетесь и- демонстрируете силу. Показываете, кто в доме хозяин. Таким образом, стратегия «Медведь проснулся» — это демонстрация силы. К тому же само название — только для служебного пользования.

Такая трактовка собственной роли Гаранту чрезвычайно понравилась.

—        Это хорошо, проснулся и показал. Мы им точно покажем! — он хотел взмахнуть левой рукой, но под пристальным взглядом Ежовой вспомнил о невидимой гантели и рубанул воздух правой...

Последней фишкой имиджмейкеров была примерка очков. Эту идею — попробовать изменить имидж Гаранта с помощью очков — предложил очкарик Генералов.

Гарант с удовольствием примерял разные очки, разглядывал себя в зеркало и охотно позировал фотографу. Однако результат получился плачевный. Около сотни фотографий наглядно продемонстрировали — никакие очки не подходят. По одной простой причине — они старили. А Гарант и так был не молод.

—        Попробуем поэкспериментировать с прической, — предложила Ежова.

—        Попробуем. Вот и Татьяна к этому делу подключится, — пробасил Гарант, указывая на свою любимицу, которая уже третий раз присутствовала на встрече вместе с референтом...

Генералов и Ежова переглянулись. Общение с ухватистой дочкой президента не входило в их планы. Там, где действуют профессионалы, дилетантам не место! Тем не менее...

—        Замечательно, — дипломатично заявил Генералов.

—        Вы нас опередили, — обворожительно улыбнулась тактичная Ежова, — мы и сами хотели это предложить.

А что им еще оставалось делать?..

Едва выйдя через калитку возле Спасской башни на Красную площадь, имиджмейкеры переглянулись.

—        Ох, подсидит она нас. Помяни мое слово, Паша.

—        Подсидит, как пить дать, — меланхолично, но уверенно подтвердил Генералов.

—        Так что делать будем? — требовала немедленного ответа Катя.

—        Ну что ты, Кать, волнуешься. На наш век клиентов хватит, — пожал плечами Генералов, непатриотично закуривая «Ротманс».

XVIII

В общем, Павлючков еще раз доказал, что он мужик толковый, и не зря они ему хорошую зарплату платят. Благодаря своим былым связям, а заодно и ново-приобретенным, он в Бригаде наладил нечто вроде настоящей службы разведки и контрразведки. И, похоже от всего этого ловил кайф. К тому же и средства ему на спецоборудование выделяли немереные.

Зато теперь Саша, как какой-нибудь глава государства, по утрам получал сводку разведданных, а каждый понедельник и более подробный, обобщающий отчет. Теперь он постоянно и в подробностях знал, чем живут и дышат коллеги — будь то дружественные солнцевские и курганские или незамиренные чеченцы-ацтеки.

Саша вовсе не был таким наивным, и. не обольщался достигнутой с ацтеками договоренностью по поводу «Социума». Они тоже не дураки, и без сомнения пытаются прощупать самого Сашу со всех сторон. Павлючков уже пресек несколько каналов вероятной утечкой информации. Во всяком случае, Саша был уверен, что и его кабинет, и прочие конфиденциальные помещения сейчас не имеют ушей. И тем не менее Павлючков не реже двух раз в неделю проверял все помещения при помощи специальных устройств...

Лев Викторович Павлючков, как обычно, прибыл в приемную за пять минут до начала встречи. Невысокий, крепкий, только-только начавший лысеть, несмотря на свои сорок пять, он благоухал дорогим одеколоном от «Ар-мани» и распространял чуть ли не на весь офис флюиды уверенности. На .нем был светлый спортивный пиджак «Кэмэл», синяя в мелкую полоску рубашка «Аббатэ», темно-синие брюки и стодолларовый галстук от «Хьюго Босс». Он любил хорошую одежду, но раньше на службе редко мог позволить себе купить что-нибудь фирменное.

Павлючков, конечно, бывал за границей, обеспечивая сопровождение первых лиц, но и валюты тогда перепадали копейки, да и не жаловали тогда в их управлении любителей роскоши. Другое дело, ПГУ-шники, но это все-таки была элита, в ряды которой Павлючков тогда даже не мечтал попасть. Из-за бугра он привозил в основном галстуки, да кое-какие подарки жене и дочке. Зато теперь — при такой-то зарплате и таких-то новых магазинах, когда заграничные витрины вроде как сами собой переместились в Москву, он мог оторваться по полной.

24
{"b":"154470","o":1}