ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ромка подождал и, поскольку стражники явно не собирались бросаться в погоню, подошел к одному из них. Подождал, пока его заметят, — стражник уважительно кивнул, но никаких нервных обмороков или там попыток встать по стойке «смирно», делать не стал. Столица, здесь гвардия служит Императору.

— Кто это был? — спросил Ромка.

— Песковики. — Стражник произнес это слово, будто сплюнул.

— Песковики?

— Так они себя называют. Уличные смутьяны. Баламутят народ идеями, рассказами… А потом к ним приходят богатые сыночки и приносят папенькины деньги… — Тут стражник, видимо, сообразил, что один такой богатый сыночек стоит как раз перед ним, и замолчал, не выказывая, впрочем, особого смущения. Мол, я не заметил, посмотрим, заметишь ли ты. Ромка решил тоже не замечать.

— То есть просто жулики? — уточнил он. — Без… ну… большой цели?

— Да какая у них может быть цель? — фыркнул второй стражник, незаметно подошедший сзади («Ну и где твой внутренний шпион?»). — Силы-то у них нет. Живут до тех пор, пока не перейдут дорогу какому-нибудь клану. И пусть молодой лорд не думает, что они первые. Такие организации возникают постоянно. Сначала просто находится лидер. Потом — вот как эти. Создают сеть, ворье всякое себе под руку берут. А потом срежут кошелек, скажем, у Соболя — они обожают ходить без знаков различия, как раз, кстати, для того, чтобы им повод дали… И начинается в городе тишь да покой.

— А потом по-новой, — кивнул его товарищ.

— Спасибо, — сказал Ромка. — Я и не знал.

— У вас-то они ничего не украдут, — усмехнулся стражник, после чего они развернулись и потопали дальше, оставив Ромку размышлять.

Во-первых, за время «концерта» он пару раз терял концентрацию, пожелай карманник его ограбить — ограбил бы.

Во-вторых, потом этот второй солдат подошел со спины. В таких сапогах невозможно подойти незаметно, а это может значить только одно: он, Ромка, опять считал ворон.

Потом, история эта. Нет, ну понятно — фантастику пишут везде, но ведь зацепило чем-то… Призвать Бога… И попросить у него не две единицы, а хотя бы двести… А впрочем, чего мелочиться? Миллиард единиц. И еще…

Мягкий удар. Испуганное извинение. Поспешные удаляющиеся шаги. Ромка, задумавшись, врезался в пузо какому-то толстяку. Концентрация. Блин.

* * *

Книжные магазины в Столице встречались буквально на каждом углу. И все они были разными. Так что Ромка решил совместить приятное с полезным и побродить по городу. Стояла солнечная погода, однако в отличие от прошлого выходного недавно прошел ливень, и улицы были мокрыми. Мокрые кроны деревьев стряхивали при порывах ветра капли воды на прохожих, и в городе пахло тополями, цветами и еще чем-то, вроде сосновой смолы. Да, это вам не Москва. Ромка старался дышать полной грудью.

Сегодня он бродил по западной части города, части, заселенной людьми (и не-людьми), не то чтобы предельно богатыми, но и отнюдь не бедными. Средним классом. Здесь улицы были узкими и кривыми, как… Ну, как в старых городах в Европе, Ромка там ни разу не был, но видел по телевизору.

Вот идет мощенная плиткой или брусчаткой улочка, окруженная домиками, построенными из кирпича и камня всех цветов и оттенков, и в каждом на крыше вполне может жить по Карлсону. Разноцветные крылечки, очень разноцветная черепица на крышах, и часто сами дома построены из кирпича разных цветов, например, красный и черный, мозаикой. Это было очень красиво.

Из-за малой ширины улочек палисадники здесь тоже размерами не отличались, но их было много, а стены домов густо увивал плющ и отнюдь не декоративный виноград. То есть на нем висели гроздья ягод, и начинались эти гроздья метрах в двух от земли — ну, здесь все понятно. Ромка еще в Москве заметил, что на кустах сирени цветы растут там, куда трудно дотянуться, а остальные цветы, те, что имели неосторожность вырасти пониже, потом куда-то исчезают.

Народу на улочках было мало, некоторые просто гуляли, как и сам Ромка, другие бодро топали по своим делам, и сразу было видно, кто есть кто.

Иногда улочки пересекались с другими не просто так, а образуя небольшие площади с фонтанчиками и множеством маленьких кафешек. Столики из кафешек по случаю теплого дня выставляли наружу, и люди пили там кофе, лимонад, пиво и прочие вкусности, в воздухе стоял гомон, и все это создавало атмосферу праздника.

Еще на этих маленьких площадях играли музыканты и выступали всякие артисты, в основном фокусники. Особенно Ромке понравилась дуэль двух музыкантов: скрипача и гитариста, которые сначала соревновались в импровизации, а потом начали играть вместе, но тоже постоянно соревнуясь. Получилось здорово.

Встречались и незнакомые Ромке жанры. Вот как назвать детского сказочника-пародиста? Именно детского, для малышей. На Земле таких нет, а тут — пожалуйста, собрал визжащую от восторга малолетнюю толпу. Больше всего это напоминало «Спокойной ночи, малыши» в переводе Гоблина.

Или вот еще — сюсюканье как музыкальный жанр. Нет, понятное дело, если есть, например, горловое пение или игра на пиле… Но — хор! Десять взрослых дядь и теть, хором сюсюкающих что-то вроде «Танца с саблями»! И главное — нравится ведь!

Этот книжный магазин приглянулся Ромке с первого взгляда. Он был правильным магазином — старая вывеска, витрина без экспонатов, просто дающая возможность заглянуть внутрь, на ряды высоких, до потолка, книжных полок.

И старичок-продавец, идеально подходящий к образу. Все как нужно.

Когда Ромка вошел, дверь задела висящий на бронзовой дужке колокольчик, и тот издал негромкое «звяк». Старичок в этот момент укладывал на полку книги, много книг, он держал в охапке целую стопку, так что отвлекаться на вошедшего мальчишку не стал, просто попытался кивнуть ему: мол, я тебе рад, проходи. Попытался, потому что подбородком он придерживал верхний край этой самой книжной стопки и кивать по-настоящему тоже не мог.

Ромка подошел и принялся помогать. Сводилось это к тому, что он брал книгу, ставил ее на место, в соответствии с указаниями старичка, и иногда поддерживал томики, которые пытались выпасть из стопки.

Наконец, книги были расставлены по местам, и старичок смог уделить должное внимание посетителю. И конечно, сразу увидел, что это Рысь — это выразилось в движении бровей.

— Э… Кайл, — представился Ромка.

— Лефф Разбар, — с достоинством ответил старичок. — Собственной персоной, о как!

Непонятно было, то ли это он собственной персоной, то ли это он так удивился, что к нему собственной персоной пожаловал целый принц Рыси.

— И что же привело в мой скромный… Ну хорошо, не такой уж и скромный… магазин наследного принца? — жизнерадостно поинтересовался старичок. — Неужели у меня есть что-то, чего нету в библиотеке Великого клана?

— Ну… — протянул Ромка. — Не всех же пускают в библиотеки Великих кланов.

— Вот даже как? Ага. — Старичок подтянул к себе табурет, он же лесенка для доступа к верхним полкам — и жестом указал Ромке на второй такой же.

— Рассказывайте.

— Только давайте договоримся, — сказал Ромка, — я не злодей и не провокатор.

— О? — Старичку определенно было весело, и страха перед грозным кланом он не испытывал. — Какое интересное вступление. Посмотрим, что будет дальше.

— Дальше будут вопросы по темной магии.

— Фу! — с чувством сказал старичок. И замолчал, выжидательно глядя на Ромку.

— Я знаю, что «фу», — вздохнул тот. — Но это все, что я знаю. Мне хотя бы понять, о чем идет речь.

— Гм… — Старичок побарабанил пальцами по столу, затем соскочил с табурета, просеменил в угол и, пошуровав за полкой, извлек оттуда пузатую бутыль и два стакана. Посмотрел на Ромку, покачал головой и поставил один из стаканов обратно.

Ромка с интересом наблюдал за его манипуляциями. Судя по разлившемуся по помещению запаху, крепкий алкоголь. Судя по цвету, коньяк. Судя по дозе, фруктовый сок.

23
{"b":"154471","o":1}