ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Привет, — каким-то образом Сатор ухитрился одним словом сообщить стоящим перед ним людям, что у них проблемы. Большие проблемы. Смертельные. На улице было довольно людно, но сразу, неведомо как, вокруг их компании образовалась пустота. И страж промолчал.

— Сатор? — удивленно произнес Ромка. Он еще не понимал. Воин Рыси полностью проигнорировал его присутствие.

— Я сказал, привет, песковик, — повторил он, обращаясь непосредственно к Иро Хану. Тот посмотрел на Ромку. Вздохнул. Перевел взгляд на стоящего перед ним громилу.

— Господин ошибается, — подобострастно произнес он. — Я вовсе… Вовсе не из людей песка… Просто эти… Молодые господа… Хотели купить у меня веер. Вот…

Он попытался было опустить руку в поясную сумку, но Сатор пошевелил пальцами, и рука замерла на полпути. Замер и сам Иро Хан, а секундой позже Иса тоже застыла неподвижно.

Сатор осторожно, двумя пальцами, приоткрыл его сумку, после секундного колебания вытащил оттуда веер… Осмотрел его со всех сторон и небрежно отбросил в сторону.

— Сатор, — с нажимом повторил Ромка, — что здесь происходит?

— Ты и вправду не в курсе? — издевательски процедил тот. — Тебя, бедного, обманули…

Ромка посмотрел на Иро Хана и Ису. Те выглядели испуганными и, похоже, начинали винить в этой встрече его, Ромку. А что? Привел. Встретился. Подставил. Все логично.

— Начнем по старшинству, — сказал Сатор.

— Не смей!

— Не забывайся, щенок, — равнодушно процедил Ромкин телохранитель, и мальчишка вдруг вспомнил, что это же Рысь. Солдат. Убийца. Кто угодно, но не слуга. Рысь невозможно приручить. И еще, что он не такой уж и лорд — для тех, кто в курсе. Он просто наследник, один в цепочке многих, и Сатор… Ну что же, он был зол, все утро бегал… Да, он был зол…

Простой жест фокусировки, и вокруг головы Иро Хана вспыхнул, переливаясь, радужный пузырь. Он охватывал голову полуметровой сферой и замыкался на шее — этакий водолазный шлем из тонкой пленки. Одновременно исчезло сковывающее заклятие, Иро Хан поднял руки, пытаясь эту пленку разорвать. Она не рвалась — тянулась и тут же восстанавливалась.

— Она не пропускает воздуха, — довольным голосом прокомментировал Сатор. — Ни разорвать, ни проколоть — тянется бесконечно и потом сжимается обратно. Смерть от удушья. А что? Вполне подходит… Крысе.

— Отпусти его! Сейчас же! Ну!

Сатор расхохотался.

— Ты! Угрожаешь мне!

Затем он повернулся к Исе и улыбнулся.

— Так, теперь крысенок.

«Если выхода нет, — сказал Владимир. — Ставишь все, на первый же более или менее хороший шанс, но отдаешь себе отчет, чем рискуешь. Потому что, если ждать, точно проиграешь».

Если выхода нет.

Выхода не было.

— У меня есть идея, — сказал Ромка, и его будничный тон настолько контрастировал с тем, как он говорил раньше, что Сатор снова повернулся к нему, удивленно подняв брови. Страха Ромка не чувствовал совсем. Зато он был в бешенстве.

— Это насчет моей дуэли с Кабаном.

Сатор наморщил лоб. Похоже, связь между предстоящей Ромке дуэлью и уличными жонглерами ускользала от его понимания.

— Если ты пытаешься меня отвлечь… — начал он.

— Я передумал драться, — сказал Ромка. — Я завтра же извинюсь.

— Что?! — Сатор повернулся к Ромке, и Иро Хан, мгновенно перейдя от неподвижности к движению, бросился прочь. Иса, контроль над которой тоже, видимо, ослаб, рванула в другую сторону. Сатор, впрочем, не особо переживал.

— Придурок, — не оборачиваясь, бросил он. — Сдохнет за углом, только и всего. А тебе урок: сын Высокого Лорда не должен дружить с чернью.

— Я стану перед ним на колени, — пояснил мальчишка. — Прямо при всех. И попрошу разрешения поцеловать его сапоги.

— Что-о?! — Сатор дернулся было вперед, но замер. Стрельнул глазами по сторонам.

— Нас видят люди, — сказал Ромка. — Давай. Ударь меня. Ты до вечера не доживешь. Такой позор. Поднять руку на Наследника!

— Ах ты, щенок…

— И я принесу ему вассальную клятву. — Ромка улыбнулся, надеясь, что улыбка выглядит не слишком жалкой. — Веришь?

— Ты не посмеешь. Тран Ситар…

— Отмени заклинание, или клянусь, так и будет.

Несколько секунд, несколько драгоценных секунд, Сатор молча буравил мальчишку взглядом. Он был загнан в угол.

— Не могу, — буркнул он наконец. — Он убежал.

— Так беги следом! — крикнул Ромка. Окружающие заоборачивались, и круг пустоты вокруг них с Сатором стал еще больше. — Пошел!

И Сатор побежал.

* * *

Вернулся он минут через двадцать, потный и злой, и Ромке достаточно было на него взглянуть, чтобы почувствовать, как внутри все обрывается.

— Я его не нашел, — сказал Сатор, глядя на шестиугольные плитки мостовой. — Как сквозь землю провалился. Крыса…

«Из-за меня, — подумал Ромка. — Он умер из-за меня».

Он повернулся и побрел прочь. Пройдя с десяток шагов, он осознал, что Сатор, злобно сопя, топает чуть позади.

— Пошел вон.

— Я не…

— ВОН!

Он прошел до площади Цветов. Здесь они впервые встретились с жонглерами. Здесь Ромка дал Исе «гуся» — свои «карманные деньги». Здесь все началось… И вот как закончилось. Будь оно все проклято.

Он махнул рукой, подзывая рикшу на страусе.

Кайл «позвонил» через час — Ромка уже был в Школе, стоял на обзорной площадке и смотрел вниз, на город. С востока на город потихоньку наползала ночь, и то тут, то там зажигались фонари.

— Скрытый вызов, — произнес, почтительно склонившись, слуга, хотя, кажется, это все-таки был не человек. Автомат, изображающий дядьку в ливрее, похожего на Константина из «Моей прекрасной няни».

Кайл появился на висящем в воздухе, над амулетом связи, экране и некоторое время молчал. На нем была накидка нейтрального серого цвета и фарфоровая маска — защита от любопытных взглядов. После сегодняшних событий Ромка очень хорошо понимал его нежелание попадаться.

— Он подчиняется отцу, — сказал наконец Кайл.

— Я знаю.

— Мне очень жаль…

— Да. Слушай, я хочу побыть один.

— Извини. — Кайл кивнул, и экран погас.

Такой вот разговор. А что тут еще скажешь?

* * *

Когда Таки Онир говорил про расстройства сна, Ромка практически не обратил на его слова внимания. Точнее, не так. Он не знал, что такое расстройства сна, и счел это нестрашным.

Что такое перелом — понятно. Это больно, плохо и вообще Ромка уже имел удовольствие сломать локоть — было… Неприятно было аж до обморока. Что такое простуда и высокая температура тоже понятно и тоже из личного опыта.

Из кино Ромка знал о существовании прочих ужасов, с которыми не встречался лично, например, когда тебя обливают бензином и поджигают. Или когда пытают фашисты…

А вот о расстройствах сна он не знал ничего и оказался совершенно не готов к тому, что начало происходить.

В первый день после того, как он принял ложечку выданного ему эликсира и потренировался с иллюзиями, он просто не смог заснуть. Совсем. Лежал на кровати. Ходил по комнате. Залез в ванну. Глаза упорно не желали закрываться. Причем ни о какой бодрости речи не шло, он устал, он хотел спать, но не мог, и все тут.

Весь следующий день он был слегка на взводе, как от большой порции кофе, например. Потом была еще ложечка и еще одна тренировка. А потом он заснул.

Это была равнина. Голая, каменная, но камень пружинил под ногами. И еще — здесь не было горизонта. Вот так как-то. Ромка хотел рассмотреть то место, где небу полагалось сходиться с землей, повнимательнее, но никак не мог сосредоточиться. Его все время что-то отвлекало.

Небо же тут было черным, но без звезд. Черное небо. Ярко освещенная равнина. Никакого видимого источника света.

— Что я здесь делаю? — вслух поинтересовался Ромка и проснулся. В трусах. В коридоре.

Остаток ночи он решил провести в обществе школьного ассиста, задачей которого было бы не выпускать Ромку из комнаты и не позволить ему себе повредить. Проработала эта схема примерно час, после чего Ромка снова оказался в коридоре, правда, на этот раз одетым, так как и спать ложился не раздеваясь. На предъявленную претензию ассист сказал, что его отпустили. Ромка отпустил. Не просыпаясь.

41
{"b":"154471","o":1}