ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Угу.

— И что у них написано на твоей карточке? — уточнил Ромка.

— Робок, — отозвался Кайл, промокнув губы салфеткой. — Скрытен. Неразговорчив. Известных страхов и слабостей не выявлено. Возможны аналитические наклонности. Что-то в таком духе.

— А… — ошеломленно произнес Ромка. — Значит, все то, что ты меня заставляешь учить, это полная фигня?

— Не то чтобы полная, — возразил его собеседник. — Во-первых, я такой и есть. Там же не написано, что у меня нет секретной комнаты для занятий магией, так?

— Ну так.

— Во-вторых, это хорошо, что ты сам догадался. Значит, не пропадешь. Надо уметь анализировать информацию и не бояться отбрасывать то, что оказывается неверным.

— А эти карточки…

— Результат работы разведки и дипломатов. Крупицы данных, попадающих к нашим аналитикам.

— Но зачем? Они же еще дети!

— Ребенка можно подтолкнуть на нужный путь развития. Можно… — Кайл вздохнул. — Можно просто убить, если ты видишь, что из него растет не то, что тебе нужно. И потом, из карточки ребенка получается карточка взрослого. Маленькая карта для ориентации…

— Но если данные неверны…

— Они верны В ОСНОВНОМ. Минус игры разведок, или, как в моем случае. Личная скрытность.

— Интересно живете, — вздохнул Ромка. Кайл в ответ подарил ему усталый взгляд: мол, живем, но чего нам это стоит.

— А вот еще, я хотел спросить, — снова заговорил Ромка после того, как слуга унес тарелки из-под горячего и разложил десерт. Слугам, по словам Кайла, можно было доверять, но Ромка замолкал не из недоверия. Он просто стеснялся. Взрослые люди, прислуживают…

— Собственно, ты говорил, что в школе будут учить магии, — сказал Ромка. — То есть ты бы все равно стал магом. Так?

— Да. И что?

— Тогда получается, что все равно есть возможность переворота… Чего ты смеешься?

— Я улыбаюсь, — поправил его Кайл. — Ты и правда хороший аналитик. А поскольку мы близнецы, то мне приятно.

— Мы еще не близнецы.

— Завтра.

— Завтра?!

— Не бойся, это не больно, — фыркнул Кайл.

— Я не… Это ты так ушел от ответа?

Кайл снова фыркнул.

— Вчера, — сказал он, — я принес моему отцу магическую клятву верности. Такую нельзя нарушить даже в мыслях. Понимаешь?

Ромка изумленно уставился на Кайла.

— То есть что — все пропало?!

— Пропало бы, если бы я приносил клятву, не будучи магом, — поправил его Кайл. — А так — это лишь мелкое неудобство. Клятву приносят до школы, именно потому, что в школе учат магии… Постой! Ты что же, решил, что я в течение этого года планирую переворот устроить?

— А… ну да.

Кайл расхохотался.

— Год мне нужен, чтобы создать основу. Год без контроля! Это здорово. А дальше — потихоньку… Так что прости. Я не настолько наивен. Отец… Словом, у меня будет только одна попытка.

— Интересная у вас семья.

— Да, — согласился Кайл. — Интересная. Доел?

— Доел.

— Пошли, пора научить тебя основам Искусства. Совсем без основ как-то неловко.

— Ну наконец-то! — воскликнул Ромка. — Я уж думал, опять придется зубрить эти карточки.

— Придется. Но сначала…

Они вышли из каморки и пошли по уже знакомому Ромке пути, собственно, от его убежища можно было либо идти вниз, к парадной части замка, либо вверх, на маленькую всеми забытую башенку. Но на этот раз оказалось, что есть и третий путь.

— Никогда бы не подумал, что камин нарисованный, — пробормотал Ромка.

— Какой камин? — удивился Кайл.

— Не обращай внимания. Сказка такая есть.

Они сидели в комнате, расположенной под каморкой мага, причем вход в нее был замаскирован так, что захочешь — не заметишь. Каменный монолит — не кирпичная кладка — пошел волнами и исчез, открывая скудно освещенный тоннель, ведущий куда-то вдаль и чуть вниз. Впрочем, вместо того, чтобы идти в эти мрачные сумерки, Кайл просто толкнул дверь, расположенную рядом со входом, и они оказались в… «В лаборатории», — решил Ромка.

«Лаборатория» представляла собой вырезанный во все том же камне зал размером с московскую «трешку», кое-где (и кое-как) отштукатуренный и облагороженный кирпичом и плиткой. Была здесь тяжелая мебель, сделанная из темного дерева — так и тянуло сказать «дубовая», но отличить дубовую мебель Ромка мог бы разве что от сосновой. Тяжелое дерево темного цвета. Тяжелое — это когда Ромка подвинул к столу табуретку.

Еще в камне были выбиты ниши, и в них врезаны деревянные полки — совсем как в туалете, этажом выше. На полках валялись кучи всякой дребедени, похожей на декорацию к дешевому фильму про магический мир. На декорации к дорогому фильму этот пыльный хлам явно не тянул.

— Садись, — бодро распорядился Кайл, не осведомленный о Ромкиных переживаниях. — Сейчас мы займемся определением твоего магического уровня.

— То есть насколько я сильный маг? — уточнил Ромка.

— Ну… Близко. Магия двуедина, это Сила и Контроль. Мы будем мерить силу. Запас энергии, пропускная способность — что-то в этом роде.

— Ясно…

— Ничего тебе не ясно, — рассмеялся Кайл; похоже, заниматься магией было для него радостью, а показывать свое искусство кому-то другому — и вовсе чем-то из разряда праздников.

«Брата себе наколдовал», — подумал Ромка с усмешкой.

Между тем Кайл выстроил на столе круг из пяти железных конусов, лежащих на боку, и велел, указывая пальцем в центр:

— Положи сюда ладонь.

Ромка положил. После нескольких секунд ожидания Кайл искоса посмотрел на Ромку и произнес голосом, несколько менее уверенным, чем раньше:

— Ты расслабься.

— Да я и так…

Кайл вздохнул, убрал со стола конусы и расстелил на нем лист бумаги. Взял перо и принялся чертить, причем выходило у него так аккуратно, что Ромка только что рта не раскрыл.

— Ладно, — сказал Кайл минут через пятнадцать, когда сложный узор был дорисован и даже успел подсохнуть. — Клади руку теперь сюда.

Ромка положил. Внутренний голос, к которому он уже давно пытался не прислушиваться, бубнил ему в ухо, что что-то идет не так…

Линии дрогнули. По нарисованной Кайлом картинке пробежала рябь и снова затихла.

— И?.. — словно поощряя изменения продолжиться, произнес Кайл. Ничего не произошло, похоже, эта дрожь — все, что собирался демонстрировать магический узор.

— Ладно. Тогда так…

Скомканная бумага улетела в угол, а на столе появились весы. Самые обыкновенные стрелочные весы с одной чашкой, вот только деления в них были какие-то странные. Точнее, деления были обычные, через равный интервал, а цифры шли как-то не так. Ноль, один, три, девять, двадцать семь, восемьдесят один…

— Да ведь каждое число втрое больше предыдущего! — сообразил Ромка. — Это эти… Как их… Степени тройки!

— Сейчас я передам тебе накопитель, — сказал Кайл. — Не вздрагивай. Не тот, где демонов хранят, а аккумулятор магической энергии. Он начнет разряжаться, и разряд будет зависеть от твоей пропускной способности. Держи. — Он сунул Ромке в руку поцарапанный, помятый и явно знавший лучшие времена железный цилиндрик.

— Вот это — аккумулятор?

— Да нет. Это проводник — он передаст поток на грав. Ну… на вот этот диск. — Диск, монета размером с рубль, легла на чашу весов, и стрелка стала на деление «ноль».

— А вот — аккумулятор. — Кайл протянул Ромке стеклянный шарик. Тоже исцарапанный. И уставился на весы.

— И что?

— Сейчас… Вот, двигается.

Стрелка сдвинулась, легко прошла единицу и остановилась, миновав двойку. Ромка вздрогнул — со стороны Кайла донеслось возмущенное шипение, в котором слышалась изрядная доля обиды.

— Две единицы! — воскликнул он, отбирая у Ромки стекляшку. Подумал и швырнул ее с размаху о стену. Никакого эффекта. — Две! Технозона! Я должен был предвидеть!

— А… — очень осторожно спросил Ромка. — А у тебя, например…

— Во-семь-сот, — медленно, с отчаянием в голосе, произнес Кайл. — А в среднем по Столице — двести. Ну, сто — я бы понял. Ну — пятьдесят. Но — две?! Что же делать-то теперь?!

8
{"b":"154471","o":1}