ЛитМир - Электронная Библиотека

Да-а, негусто... Впрочем, проработав в ЦРУ почти двадцатьлет, Дел прекрасно понимал, чтоиногда приходится иметь дело и с такими неполными и непроверенными данными — в любом случае, игнорировать подобное предупреждение нельзя.

— Наши аналитики считают, — продолжал Лэнгворт, — что завод «Петролеум Текнолоджи» Наряду с несколькими другими объектами может быть, мишенью террористов. Поэтому мистер Меллер уже согласился с некоторыми предложенными нами мерами...

Ничего особо нового они, разумеется, непредложили — да и что можно предложить в подобной ситуации?! Усилитьохрану, тщательно проверять всех новых работников — ну,это итак понятно. С начала августа и до конца «опасного периода» назаводе будут навсякий случай находиться два-три агента ЦРУ. Никто из работников завода ничего не должен знать — не дай бог, начнется паника.

На этом Лэнгворт иссяк и поинтересовался, нет ли у присутствующих вопросов.

— Сколько всего объектов взято под контроль? — это было первое, что спросил Дел.

— Девять.

— А именно?

— Посольство, военная база, три нефтехранилища, совместное нефтеперерабатывающее предприятие, офисы двух крупных американских компаний в Каракасе и... ваш завод.

— Цель теракта — человеческие жертвы, материальный ущерб, психологическое давление?

— Неизвестно, — это было сказано после короткой, едва заметной паузы.

— Мистер Бринк, если я не ошибаюсь, вы сегодня вечером вылетаете обратно в Каракас? — спросил другой сотрудник ЦРУ, до сих пор не промолвивший ни слова.

— Ночью, в четыре пятнадцать, — ответил Дел.

— Послезавтра, в десять утра, в здании посольства состоится еще одно совещание — уже на уровне местной резидентуры. К этому времени, возможно, появятся какие-то новые данные, мы над этим сейчас работаем.

— Итак, Бринк, что вы думаете по поводу всего этого? — спросил Меллер, когда после ухода цэрэушников в кабинете остались только «свои». — Исходя из вашего опыта — насколько это предупреждение серьезно?

— Весьма серьезно. Если такой теракт, действительно, планируется, то наш завод — одно из наиболее подходящих мест.

— Что вы имеете в виду? — заинтересовался Питере.

— Посольство — цель маловероятная, слишком хорошо охраняется. Военная база — тем более. Совместный завод — сомневаюсь, чтобы они наметили его, если есть чисто американские объекты. Так что на самом деле остается всего шесть более-менее реальных мишеней. Может быть, послезавтра я узнаю что-то новое.

— У вас уже есть какие-то предложения?

— Да. Мне необходимы данные о том, какие именно участки производства наиболее опасны с точки зрения теракта — то есть на каких участках взрыв или поджог может повлечь за собой крупный ущерб и человеческие жертвы. В этих местах потребуется установить дополнительные камеры наблюдения — как с записью, так и с непосредственным мониторингом. Кроме того, необходимо усилить охрану поселка, особенно по ночам — для этого нужны люди и техника. Еще — проверка всех транспортных средств, въезжающих на территорию завода и поселка. Запрет на вход в поселок посторонних...

— Вы больше говорите о поселке, чем о самом заводе, — задумчиво протянул Меллер.

— Я почти уверен, что террористы заинтересованы, прежде всего, в человеческих жертвах. Боюсь, что они, — Дел кивнул на дверь, — тоже это знают, но не хотят говорить. А в поселке — больше двухсот американских граждан. И охраняется он пока что хуже, чем завод.

Меллер медленно наклонил голову, словно соглашаясь.

— Хорошо. После того как мы закончим, сядьте с Питерсом, составьте список того, что вам понадобится. За безопасность завода... и поселка отвечаете вы и решать, какие меры принимать — тоже вам, — он обернулся к директору завода, — Мэрфи, Бринк получает карт-бланш на любые меры безопасности — вплоть до полной остановки производства в случае необходимости. У вас есть вопросы?

— Моя жена давно собиралась навестить дочь, — неуверенно, почти просительно, начал Мэрфи. — Я хотел бы, если можно, чтобы она поехала... я ей не скажу ничего, она давно собиралась... — все тише и тише продолжал он, оглядывая присутствующих.

— Ясно, — кивнул Меллер. — Бринк, вы тоже хотите отправить семью на время в Штаты?

Дел покачал головой.

— Нет. Так что отъезд жены Фрэнка подозрений не вызовет.

— Ну что ж, — подытожил Меллер, — все свободны. Бринк, останьтесь ненадолго, пожалуйста.

Оставшись наедине с Делом, Меллер задумчиво посмотрел на него и внезапно спросил:

— Бринк, вы не хотели бы вернуться в Штаты еще до истечения срока договора?

— Почему?

— Питерсу полтора года до пенсии. Если он уйдет — я могу предложить вам его место.

Вернуться домой... это было бы неплохо — если к тому времени Карен уже будет оправдана.

— В принципе я не против... Но думаю, к этому вопросу стоит вернуться несколько позже — тогда, когда будут известны конкретные сроки.

— Хорошо. Собственно, я попросил вас остаться еще и потому, что хотел сказать вам следующее: вы работаете на меня — на меня, а не на ЦРУ! — и не забывайте этого. Ваша забота — завод, а не охота на террористов, и не позволяйте ЦРУ вовлечь вас в их игры. Они не имеют права ничего требовать от нас — вам, и только вам, решать, на что из предлагаемого ими соглашаться, а на что нет.

— Ясно, — кивнул Дел.

Когда он вышел из кабинета, на столе у секретарши его ждала записка от Мэрфи:

«Дел! Жаль, что не удалось толком поговорить, но мне уже пора двигаться. На заводе я буду в понедельник, привезу все материалы, о которых мы сегодня говорили. у меня к тебе небольшая просьба: прихвати, пожалуйста, с собой на завод одного инженера-химика из исследовательской лаборатории «Петролеум» в Италии. Я понимаю, что в теперешней ситуации это несколько некстати, но его командировка была запланирована заранее, и он специально прилетел несколько дней назад из Турина. Ему заказан билет на тот же рейс, что у тебя. Он пробудет на заводе пару месяцев, Меррик уже в курсе».

— Энрико Эта просил передать, что он ждет вас в двести двенадцатой комнате, — сообщила секретарша.

Итальянский инженер — высокий красавец лет тридцати со смоляными кудрями и жгучими черными глазами, правда, в очках — казался воплощением словоохотливости, экспансивности и дружелюбия. Он тут же предложил называть его Рики — производное от Энрико, после чего Делу ничего не оставалось, как позволить называть себя Делвином.

Переполненный впечатлениями от своего первого визита в Штаты, итальянец болтал почти непрерывно. Второй темой его монологов — кроме восхищения красотами Америки — были женщины. Дел не сомневался в компетентности Рики в этом вопросе и надеялся, что тот хоть когда-нибудь заткнется.

Всю дорогу до Нью-Йорка Дел гнал на предельной скорости, стараясь как можно быстрее избавиться от навязанной ему обузы — ему хватило получаса общения с итальянцем, чтобы заработать головную боль. Кроме того, многое из сказанного сегодня на совещании нужно было еще раз обдумать. Поэтому он решительно отклонил приглашение Рики поужинать вместе, сослался на семейные дела и высадил его в районе Манхеттена, договорившись встретиться прямо в самолете.

Уже завтра вечером Дел рассчитывал быть дома, но совещание в посольстве поломало все его планы. Еще целые сутки без Карен... А она наверняка готовит праздничный обед и заранее радуется!

Как ни странно, к телефону никто не подошел, и Дел забеспокоился — в Венесуэле была уже почти ночь. Набрал номер снова — и снова никто не взял трубку.

Другого выхода не было — с тяжелым вздохом он набрал еще один номер. Там ответили сразу:

— Слушаю!

— Мисс Дензел, добрый вечер. Извините, что беспокою так поздно. Это Делвин Бринк. Карен случайно не у вас?

— Нет. — Ответ был достаточно холодным — впрочем, иначе эта женщина ни с кем из мужчин и не разговаривала.

4
{"b":"154675","o":1}