ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре приземлилось еще несколько версгорских кораблей, образовав круг, похожий на Стоунхедж, который гиганты воздвигли в Англии до потопа, и вокруг этого пространства засветился защитный щит, появились передвижные бомбарды, а сверху закружили патрульные лодки. Только после этого они послали герольда.

Приземистая, прямоугольная фигура смело двигалась по полю, хотя герольд знал, что мы можем открыть стрельбу. Металлические доспехи ослепительно сверкали в лучах утреннего солнца, и мы ясно видели, что руки у герольда пусты. Сэр Роже сам выехал ему навстречу, а я, читая молитву, последовал за ним.

Версгорец вздрогнул, когда на него надвинулась кобыла с блестящей металлической башней, но, не теряя присутствия духа, он сказал:

— Если вы будете вести себя как следует, я не уничтожу вас во время переговоров.

Выслушав перевод, сэр Роже усмехнулся:

— Скажи этому хвастуну, что я, в свою очередь, придержу наши молнии, хотя они вполне могут сжечь весь их лагерь.

— Но в вашем распоряжении нет никаких молний, сэр, — возразил я. — Так утверждать не честно!

— Вы передадите мои слова точно и с достаточно правдивым лицом, брат Парвус, или на себе испытаете мои молнии!

Пришлось повиноваться. О, что я был вынужден говорить! Я весьма уважаю милорда, но когда он заговорил о своем небольшом английском поместье, занимающем всего три планеты, о своей победе над четырьмя миллионами язычников, и о том, как в одиночку, на пари, захватил Константинополь, или о том, как он за одну ночь во Франции двести раз осуществил право синьора (в эту ночь было двести крестьянских свадеб), и так далее, его слова шокировали меня. Единственным утешением было то, что из-за моего слабого знания версгорского, герольд понял лишь то, что перед ним могущественный рыцарь, способный победить его в любой схватке.

Поэтому он, от имени своего господина, согласился заключить перемирие и обсудить положение в убежище, которое будет сооружено на полпути между лагерями. Каждая сторна отправит туда в полдень десяток людей, но без оружия.

— Итак, — весело воскликнул сэр Роже, когда мы возвращались обратно, — я неплохо проделал это, верно?

— Хм… Конечно, Святой Георг, или точнее, Святой Дионис, покровитель воров, помогли вам в этих переговорах, но…

— Что? Не бойся говорить прямо, брат Парвус. Я часто думаю, что на ваших щуплых плечах находится голова, лучшая, чем у всех моих капитанов вместе взятых.

— Милорд, вам удалось обмануть их только на время. Как вы и говорили, они будут осторожны, пока не изучат нас. И все же, долго ли мы сумеем дурачить их? У них богатый опыт общения с разными расами, живущими в разных условиях. Разве не сумеют они, по нашей малочисленности, по древнему и примитивному оружию, отсутствию собственных космических кораблей, обнаружить истину и напасть на нас с превосходящими силами?

Он сжал губы и поглядел на навес, где находились жена и дети.

— Конечно, вы правы. Я надеюсь задержать их на очень короткое время.

— А что потом?

— Не знаю… Но это моя тайна, вы поняли? Я говорю только вам. Стоит нашим людям понять истинное положение, понять, насколько мы беспомощны… и все погибло.

Я кивнул. Сэр Роже пришпорил свою лошадь и, крича как мальчишка, галопом поскакал в лагерь…

Глава 9

Перед полуднем барон собрал всех на совет.

— Благодаря Господу, сказал он, — мы выиграли время. Вы заметили, что мне удалось заставить их посадить свои корабли? Мы заставили их уважать нас. И время, которое мы получили, надо израсходовать с пользой. Необходимо обыскать крепость. Нам осбенно нужны карты, книги и другие источники информации. Наши механики и оружейники должны разобраться со всеми ихними машинами. Мы должны сравняться с ними в военном искусстве, но все это надо сделать тайно от версгорцев. Ибо, если кто-нибудь увидит, что мы ничего не понимаем в этих сложностях…

Он улыбнулся и провел пальцами поперек горла. Добрый отец Симон, капеллан сэра Роже, слегка позеленел.

— Неужели?

Сэр Роже утвердительно кивнул.

— Для вас у меня тоже есть работа. Брат Парвус нужен мне как переводчик, но у нас есть пленник, Бранитар, который говорит по латыни…

— Я этого не утверждал, сэр, — вмешался я, — его склонения ужасны, а то, что он делает с неправильными глаголами, нельзя описать в компании джентльменов.

— Тем не менее, пока он достаточно не овладеет английским, для разговора с ним нужен священник. Видите ли, он должен выяснить, что могут делать наши пленники и расспрашивать их, если понадобится.

— Но будет ли он делать это? — спросил отец Симон. — Он самый упорствующий язычник, сын мой, если у него вообще есть только душа. Несколько дней назад, еще на корабле, в надежде смягчить его сердце, я громко читал ему перечисление поколений от Адама до Ноя. Он с трудом выдержал до Дхиреда, а потом уснул.

— Привести его сюда, — приказал милорд, — а также пусть отыщут одноглазого Губерта. Пусть придет в полном облачении.

В ожидании, мы обменивались негромкими замечаниями.

Альфред Эднардсон спросил меня:

— Брат Парвус, а что беспокоит вас? Мне кажется, бояться нечего. Большинству из нас, если мы ведем себя достойно, не грозит ничего, кроме почтения в чистилище. А затем мы присоединимся к Святому Михаилу, охраняющему стены Небесного Храма, разве не так?

Я не хотел пугать их, говоря о том, что беспокоит меня, но когда они настояли на своем, я сказал:

— Увы, добрые люди, возможно, что мы все великие грешники.

— Ну? — рявкнул сэр Брайан Фиту-Вильям. — В чем дело? Перестаньте хныкать!

— У нас не было возможности точно отмечать время в путешествии, — прошептал я. — Песочные часы очень неточны, а прибыв в это дьявольское место, мы даже забыли их переворачивать. Сколько длятся здесь день и ночь? Какое время сейчас на земле?

Сэр Брайан выглядил удивленным.

— Не знаю. Ну и что с того?

— Убежден, что вы завтракали ляжкой быка, а вы уверены, что сейчас не пятница?

Все, сидевшие за столом, воззрилися друг на друга круглыми глазами.

— А когда воскресенье? — воскликнул я. — Можете ли вы сказать мне, когда пост? Как соблюдать великий пост в Пасху, когда две луны этого мира сбивают все наши расчеты, и мы ничего не знаем наверняка.

— Мы погибли! — Томас Баллард закрыл лицо руками.

Сэр Роже встал.

— Нет! Я не священник и даже не очень набожен, но разве не сам Господь сказал, что суббота создана для человека, а не человек для субботы?

Отец Симон поглядел на него с сомнением.

— Я могу дать особое отпущение грехов, с учетом чрезвычайных обстоятельств, но не уверен насколько простирается моя власть.

— Мне это не нравится, — пробормотал Баллард. — Я вижу в этом знак, что господь отвернулся от нас, не давая нам возможность отмечать посты и праздники.

Сэр Роже покраснел. Еще с минуту он наблюдал, как храбрость покидает его товарищей, как вино разбитую чашку. Потом, овладев собой, он громко рассмеялся и воскликнул:

— Разве Господь не велел верующим в него идти так далеко и нести слово его, и он всегда будет с нами. Но мы не будем обсуждать цитаты. Возможно, в этом мы простительно согрешили. Но в любом случае человек не должен пресмыкаться, он должен стараться улучшить свое положение. Мы дадим хорошее возмещение. Кстати о возмещении… Разве плохо сжать версгорскую империю в поисках выкупа так, что лопнут желтые глаза ее императора? И это докажет, что сам Господь, наш Бог, направил нас на эту войну!

Он выхватил свой меч, молнией блеснувший при дневном свете, и, держа его крестообразной рукояткой вверх, сказал:

— Этим моим оружием, которое есть и знак креста, клянусь бороться во славу Господа! Этим лезвием я добуду победу!

Все испустили победный крик, только Баллард выглядел по-прежнему хмуро. Сэр Роже наклонился к капитану, и я услышал его свистящий шепот:

— Доказательство моей правоты то, что я убью, как собаку, любого, кто не согласится со мной…

10
{"b":"1547","o":1}