ЛитМир - Электронная Библиотека

— В нашей империи нет установленных рангов, но каждый человек по своим заслугам занимает место. Я, Хуруга — высшая власть на Териксане.

— Тогда я буду говорить с тобой, пока весть о нас не дойдет до императора, — сказал сэр Роже.

Мне было сложно перевести слово «император». На самом деле версгорское государство не было похоже ни на что на Земле. Наиболее богатые и важные версгорцы жили в своих обширных владениях со свитой синелицых наемников. Между собой они общались при помощи средств дальней связи или навещая друг друга на своих быстрых воздушных кораблях. Ни один из них не занимал свое место по праву рождения. Перед законом все равны, все свободны бороться за деньги или за общественное положение. У них не было фамилии, и они значились под номерами в Центральной регистратуре. Мужчины и женщины редко жили вместе более нескольких лет. Дети в раннем возрасте отправлялись в школы, где они находились до совершеннолетия, ибо родители считали их скорее обузой, чем благословением.

Однако, это государство, теоретически республика свободных людей, на практике было самой отвратительной формой тирании, которую когда-либо знало человечество. Даже в бесславные дни Нерона!

У версгорцев не было чувства привязанности к месту своего рождения, не было у них и уз дружбы или обязанностей. В результате каждого индивидуума ничто не ограждало от всесильного правительства империи. В Англии, когда король Джон стал слишком высокомерным, он почувствовал преграду со стороны древних законов о разнообразных местных интересах. Бароны сумели обуздать его и тем самым добыть несколько дополнительных свобод для всех англичан. Версгорцы же были самой льстивой из всех рас, неспособной противостоять никакому давлению со стороны вышестоящих. А продвижение в соответствии с заслугами означало лишь только «продвижение в соответствии с полезностью имперским министрам».

Но я отвлекаюсь. Вернемся к Хуруге, который обратил на нас свои ужасные глаза и сказал:

— Кажется, у вас две разновидности? Две разные расы?

— Нет, — ответил ему один из его офицеров. — Два пола, я уверен. Они, по всей видимости, млекопитающие.

— А, да. — Хуруга посмотрел на женские платья с глубоким вырезом, по современной бесстыдной моде. — Вижу…

Когда я перевел это сэру Роже, тот сказал:

— Скажи им, если они так любопытны, что наши женщины владеют мечом не хуже мужчин.

Хуруга взглянул на меня.

— Меч? Вы имеете в виду рубящее оружие?

У меня не было времени спрашивать совета у милорда. Вознеся про себя молитву, я сказал:

— Да. Вы можете видеть их у всех в нашем лагере. Мы находим, что это лучшее оружие в рукопашной. Можете спросить у любого выжившего в Гантуракском гарнизоне.

— М-м, да… — сказал один из версгорцев вслух. — Мы пренебрегали тактикой рукопашного боя в течение столетий, Грас Хуруга. Казалось, в ней нет необходимости. Но сейчас я вспомнил одну из пограничных стычек с Джарами. Это было на Улозе-4, и они с ужасающим эффектом применили длинные ножи.

— Для особых целей… да, да. — Хуруга нахмурился. — Но остается тот факт, что эти пришельцы передвигаются на животных.

— Которым не нужно другого топлива, кроме растительности.

— Но они же не выдерживают удара луча или пули. У них оружие доисторического прошлого. Они прибыли не на своем корабле, а на нашем… — он резко прервал свое бормотание и заявил мне. — Слушайте! Я терпел достаточно. Сдавайтесь на нашу милость, или мы вас уничтожим!

Я перевел.

— Экраны защитят нас от вашего огненного оружия, — сказал сэр Роже, — если вы надумаете атаковать пешим строем, добро пожаловать.

Хуруга побагровел.

— Вы воображаете, что защитный экран спасет вас от бомб? — проревел он. — Нам достаточно сбросить только одну, а разорвавшись, она уничтожит внутри экрана все живое!

Сэр Роже был ошеломлен меньше меня.

— Мы слышали о таком взрывчатом оружии, брат Парвус. Конечно, он пугает нас, говоря о единственном взрыве. Ни один корабль не сможет поднять столько пороха, но они могут сбросить много бомб.

— Что же мне ответить ему? — испуганно спросил я.

Глаза барона сверкнули.

— Передайте ему мои слова, как можно точнее, брат Парвус. Мы не применяли пока свою артиллерию такого типа, потому что хотим разговаривать с вами, а не убивать вас. Если же вы настаиваете на бомбардировке, попробуйте. Наша защита сметет вас. Но мы не собираемся защищать версгорских пленников.

Я видел эта угроза потрясла их. Даже эти жестокие уродцы не могли пойти на убийство нескольких сот своих соплеменников. Конечно, эти заложники не смогли бы долго удержать их, но это был пункт для обсуждения, который мог дать нам выигрыш во времени. Я думал, как лучше всего использовать это время, и решил, что нужно подготовить наши души к смерти.

— Ну, я вовсе не говорил, что не хочу выслушать вас, — ответил Хуруга, — но вы все еще не обьяснили, почему вы явилисть сюда и устроили это провокационное нападение?

— Но ведь это вы напали на нас первыми, мы же до этого не причиняли вреда, — ответил сэр Роже. — В Англии мы не позволяли собаке кусать больше одного раза. И мой король поручил мне преподнести вам небольшой урок.

Хуруга сказал:

— На одном корабле? И даже на нашем собственном?

Сэр Роже:

— Не думаю, что потребуется привести войск больше, чем есть.

Хуруга:

— Кстати, из чистого интереса, чего вы требуете?

Сэр Роже:

— Ваша империя должна выплатить возмещение могущественному королю Англии, Ирландии, Уэльса и Франции.

— Давайте говорить серьезно.

— Я совершенно серьезен. Но, с целью предотвратить дальнейшее кровопролитие, я согласен встретиться с любым вашим бойцом, в любом вооружении. Бог помогает правому!

— Вы что, все сбежали из сумасшедшего дома?

— Обдумайте свое положение. Мы внезапно открыли вас, язычников, с умением и искусством похожими на наши, только худшими. Вы можете причинить нам определенный вред, нарушая наши сообщения или нападая на наименее защищенные планеты. Это делает необходимым ваше уничтожение, а мы слишком милосердны, чтобы этому радоваться. Единственный разумный выход в принятии вами Феодальной присяги в верности.

— Вы и в самом деле ожидаете… Гордость существ, разъезжающих на животных и размахивающих мечами…

Он пустился в переговоры со своими офицерами.

Проклятая проблема перевода. Я никак не могу быть уверенным, что правильно понял. Они могут быть карательной экспедицией. По причине военной тайны могут использовать наш корабль и хранить свое мощное оружие в секрете. Это возможно. Но возможно и то, что они варвары и безрассудно угрожают самой могущественной империи Галактики. А, возможно, мы не правильно поняли их претензии, неверно оценили их, и это может принести нам серьезный ущерб. У кого есть идеи?

Тем временем я спросил у сэра Роже:

— То, что вы говорили, несерьезно, милорд.

Леди Катрин не удержалась от замечания:

— Он не может быть серьезным.

— Нет, — барон покачал головой. — Что бы стал делать король Эдуард с этими синелицыми? С него достаточно Ирландии. Нет, я надеюсь только вступить в переговоры. Если же мы сможем добиться от них гарантий того, что они оставят Землю в покое, ну и пару мешков золота для нас самих…

— И господство дома, — не мог удержаться я от насмешки.

— Об этом мы успеем подумать потом, — отрезал он. — Для этого теперь нет времени. Но мы, конечно, не должны сознаваться врагам, что просто заблудились.

Хуруга вновь повернулся к нам:

— Вы должны понять, что ваши претензии абсурдны. Однако, если вы сумеете доказать, что ваше господство достойно, наш император будет рад направить к вам посла.

Сэр Роже кивнул головой и, скучая, сказал:

— Прекратите Ваши оскорбления. Мой государь, возможно, примет Вашего посла, но если тот только обладает истинной верой.

— Что такое вера? — спросил Хуруга.

Он действительно не мог понять меня, так как я использовал английское слово.

12
{"b":"1547","o":1}