ЛитМир - Электронная Библиотека

К этому времени я, как и большинство из нас, уже умел пользоваться передатчиком. Я включил его, и на экране появилось изображение версгорского офицера. По-видимому, он тоже пытался связаться с нами и настраивал аппаратуру. Из-за несогласованности действий, мы потеряли несколько секунд. Лицо офицера было бледно, цвета небесно-голубой лазури, и он несколько раз сглотнул, прежде чем спросить:

— Чего вы хотите?

Сэр Роже нахмурился. С налитыми кровью глазами, с лицом, вся плоть которого, казалось, вот-вот расплавится, он выглядел пугающе.

Ответ последовал незамедлительно:

— Хуруга!

— Мы не… не можем вызвать нашего граса, он приказал не беспокоить его…

— Брат Парвус, скажите этому идиоту, что я буду разговаривать только с их герцогом и ни с кем больше. Переговоры! Разве у них нет этого обычая, принятого у всех цивилизованных народов?

Версгорец быстро взглянул на нас, когда я передал ему слова милорда, потом что-то сказал в маленький ящик и притронулся к нескольким кнопкам. Его изображение сменилось лицом Хуруги. Некоторое время губернатор протирал заспанные глаза, потом с угрюмой храбростью сказал:

— Не надейтесь разрушить эту крепость, как вы сделали с другими. Дарова построена, как необыкновенно мощное укрепление. Это же центральная база планеты! Массированная бомбардировка может затронуть только наземные постройки. Если же вы попытаетесь повести прямую атаку, мы смешаем вас с песком…

Сэр Роже кивнул.

— Но долго ли вы выдержите? — насмешливо спросил он.

Хуруга обнажил свои острые зубы.

— Дольше, чем вы думаете, скотина!

— И тем не менее, я не думаю, чтобы вы были приспособлены к осаде…

Я не нашел в своем скудном версгорском словаре соответствие для этого последнего термина, и Хуруга с трудом вник в иносказание, которым я пытался объяснить, что значит слово «осада». Когда я объяснил милорду, почему перевод занял так много времени, сэр Роже коротко кивнул головой.

— Я подозревал это, — сказал он. — Смотрите, брат Парвус. Эти межзвездные нации имеют оружие почти такое же мощное, как меч Святого Михаила. Одним взрывом они могут уничтожить город, а десятью опустошить целое графство. Но, в таком случае, могут ли их битвы длиться долго, а? Этот замок построен так, чтобы выдержать быстрый и короткий удар. Но осада?.. Вряд ли! И, уже обращаясь к экрану, сказал. Я остановлюсь невдалеке от вас. При первой же попытке напасть, открываю огонь по крепости. Поэтому, во избежание всяких недоразумений, для ваших людей лучше все время находиться под землей. В любое время, как только решите сдаться, вызывайте меня по передатчику.

Хуруга осклабился. Я прочел мысли, скрывавшиеся в его черепе: «Пусть англичане сидят поблизости, пока не прибудет карательная экспедиция…»

Экран погас.

Неподалеку от крепости мы нашли хорошее место для лагеря. Оно лежало в глубокой, укрытой холмами, долине, через которую бежала река с чистой холодной водой, полной рыбы. Луга чередовались с рощами, дичь была в изобилии, и в свободное время наши люди охотились. Я видел, как за несколько долгих дней отдохнули и повеселели наши солдаты.

Сэр Роже себе отдыха не давал. Я думаю, он не осмеливался, ибо леди Катрин оставила детей под присмотром няньки и бродила по лагерю с сэром Оливером. Они не прятались и не делали ничего скрытного, но ее муж видел их и тут же отдавал приказ ближнему человеку.

Запрятавшись в лесах, мы обезопасили наш лагерь от любого обстрела. Разбросанные по всей территории лагеря, в палатках и под навесами, наше оружие и снаряжение не давали необходимой для обнаружения детекторами концентрации металла. Наши воздушные корабли постоянно патрулировали над Даровой, приземляясь для отдыха в разных местах далеко от лагеря. Наши требучеты были в постоянной готовности на случай, если в крепости появятся признаки жизни. Но Хуруга предпочитал пассивно наблюдать. Время от времени над нами пролетал осмелевший вражеский корабль, прилетевший из какого-то другого района планеты. Но он никогда не находил цели, а наши патрули вынуждали его удирать без оглядки.

Большая часть наших сил крупные корабли, орудия, военные машины была размещена где-то в другом месте. Поэтому я часто не видел сэра Роже. Я оставался в лагере, изучая версгорский и обучая Бранитара английскому. Я также организовал обучение туземному языку некоторых наших наиболее одаренных парней. У меня не было никакого желания участвовать в экспедициях барона.

У него были космические корабли, у него были бомбарды, стреляющие огнем и бомбами. У него было несколько ужасных машинчерепах. У него были сотни открытых боевых машин, которые он увешал щитами и вымпелами, посадив по четыре солдата в каждую. Он бродил по стране и опустошал ее. Ни одно изолированное имение не могло выдержать его атаки. Грабя и сжигая, он оставлял за собой разорение. Он убил много версгорцев, но не больше, чем это было необходимо. Остальных он держал в плену на больших транспортных кораблях. Несколько раз население пыталось оказать сопротивление. Но у них было только ручное оружие, и солдаты сэра Роже били их, как мякину, и развеивали их прах по их же собственным полям. Несколько дней и ночей оказалось достаточно, чтобы опустошить всю страну. Потом он предпринял быстрый набег через океан, бомбя и сжигая все на своем пути, и вернулся.

Мне все это казалось жестокой бойней. Впрочем, не худшей, чем то, что делала империя над сотней планет. Но должен признаться, что я не понимал логику подобных действий. Конечно, сэр Роже поступал так, как обычно ведут себя европейские войска во вражеской стране. Но когда он приземлялся вновь, и его люди разбредались, тяжело нагруженные драгоценностями, богатыми тканями, серебром и золотом, пьяные от награбленных напитков, хвастающиеся тем, что они делали, я отправлялся к Бранитару.

— Эти новые пленники не в моей власти, — сказал я, — но передай своим собратьям в Гантураке, что прежде, чем барон уничтожит их, он должен будет снести мою голову.

Версгорец с любопытством взглянул на меня и спросил:

— Почему ты заботишься о нас?

— Бог, да поможет мне, — ответил я. — Не знаю ничего, кроме того, что и вас создал Господь…

Известие об этом разговоре дошло до милорда, и он вызвал меня к себе. Пройдя по лагерю, я увидел просеку, вырубленную пленниками. Сами они толпились, как овцы, бормоча и ужасаясь под ружьями англичан. Конечно, их присутствие служило для нас защитой, хотя корабли противника уже обнаружили наш лагерь, сэр Роже позаботился, чтобы губернатор знал о присутствии в нем пленных. Но я увидел синекожих матерей, державших на руках плачущих детей, и что-то сжало мне сердце.

Барон сидел на табурете и грыз ногу быка. Лучи солнца, пробивавшиеся сквозь листву, падали на его лицо.

— Что же это, брат Парвус! — воскликнул он. — Неужели вам так понравились эти свиные рыла, что вы вступаетесь за них?

Я пожал плечами.

— Подумайте, сэр, как такие деяния отягощают вашу душу…

— Что? — он поднял густые брови. — Когда это запрещалось освобождать пленных?

Теперь пришла моя очередь удивиться.

Сэр Роже продолжал с аппетитом глодать ногу.

— Мы оставим у себя таких, как Бранитар и ремесленники, они полезны для нас. Остальных мы гоним в Дарову. Тысячи и тысячи. Как вы думаете, растает ли сердце Хуруги от благодарности?

Стоя по колено в траве на лугу, освещенном солнцем, я смог лишь выговорить:

— Ха, ха, ха!

Итак, под насмешливые крики и подталкивание наших людей, эта бесконечная толпа двигалась через ручьи и кустарники, пока не оказалась на опушке леса. Впереди же были видны строения Даровы. Несколько версгорцев робко выступили вперед. Англичане, смеясь, опирались на копья. Один версгорец побежал. Никто не стрелял в него. Побежал еще один и еще. И, наконец, вся масса устремилась к крепости.

В этот вечер Хуруга сдался.

— Это было легко, — смеялся сэр Роже. — Я поймал его на этом. Не думаю, что у него было много запасов, ведь осады в этом мире неизвестны. Итак, во-первых, я показал ему, что намерен опустошить планету так, что если бы даже мы были побеждены, ему бы пришлось отвечать. А потом я добавил ему несколько лишних ртов…

19
{"b":"1547","o":1}