ЛитМир - Электронная Библиотека

— Убийцы невиновных!

Второй удар выбил палку из его руки. Третий и синяя голова отлетела от тела и покатилась по лестнице.

Услышав крик, Катрин подбежала к двери кают-компании и выглянула, как будто могла видеть сквозь стену. Бранитар стиснул зубы, и свободной рукой схватил кинжал. Мускулы вздулись на его плечах. Мало кто из людей смог бы вытащить кинжал но он смог!

Миледи услышала стон и обернулась, когда Бранитар уже огибал стол. Его правая рука, покрытая кровью, висела безжизненно, но в левой сверкал нож.

Она подняла пистолет.

— Назад!

— Опустите, — презрительно сказал он. — Вы никогда его не примените. Иначе вы никогда не увидите звезд над землей: я ваша единственная надежда на возвращение.

Она взглянула в глаза врага своего мужа и выстрелила. Потом она пробежала к рубке.

Сэр Оливер Монтбелл отступил под натиском барона, а когда тот поднял пистолет, он схватил со стола книгу и закрылся ею, как щитом.

— Одумайтесь! — закричал он. — Это корабельный журнал. В нем находятся данные о местоположении Земли. Других нет!

— Вы лжете. Они есть в мозгу синелицего Бранитара. — Тем не менее, он сунул пистолет в кобуру, — я не хочу пачкать руки вашей кровью. Но вы убили брата Парвуса, и сами умрете.

Оливер приготовился к броску. Его большой лом был мощным оружием. Он поднял его и бросил. Получив удар по голове, сэр Роже упал. Оливер прыгнул и схватил лом убитого верскорца, отбросив в сторону меч сэра Роже. Он издал торжествующий крик. Сэр Роже пытался встать. И Оливер поднял лом…

В дверях появилась Катрин. Сверкнуло пламя, и журнал полета исчез в дыму и пепле. Оливер закричал от боли. Она выстрелила вновь, и он упал.

Силы оставили Катрин. Она медленно опустилась на пол и заплакала. Сэр Роже подполз к ней и обнял. Не знаю, кому из них это придало силы больше.

Чуть позже он печально сказал:

— Все!

— Я убила Бранитара… — всхлипывая призналась Катрин.

Сэр Роже задумчиво посмотрел на то, что осталось от корабельного журнала.

— Боюсь, положение непоправимо. Мы не сможем найти дорогу домой.

— Не важно, — улыбнулась она сквозю слезы. — Там, где вы — там Англия…

ЭПИЛОГ

Раздался звук труб. Капитан отложил рукопись и нажал кнопку интеркома.

— Что происходит?

— Этот восминогий Сенешаль замка, наверху, связался наконец со своим хозяином, сэр, — ответил голос социотехника. — Насколько я мог понять, герцог планеты был на сафари, и все это время они пытались отыскать его. Он использует целый континент в качестве охотничьего заповедника. Сейчас он возвращается. Советую посмотреть на это представление. Сотни антигравитационных кораблей. О Боже! Тот, что приземлился, уже разгружается. В нем всадники.

— Церемониал, несомненно. Через минуту выйду, — капитан взглянул на рукопись.

Как сможет он разговаривать с этим фантастическим герцогом, не зная, что в действительности здесь произошло?

Он торопливо перелистал страницы. Эта хроника версгорского Крестового похода была длинной и многословной. Капитан прочел запись о том, как король Роже первый был коронован архиепископом нового Кентербери и правил много лет.

Но как это произошло? Ясно, что тем или иным путем англичане выиграли свою битву. Постепенно они настолько усилились, что перестали зависеть от удачи. Но их общество! Как мог их язык, не говоря уже о социальной организации, выстоять в столкновении со старыми и развитыми организациями? Почему социотехник переводил этого многоречивого сэра Парвуса подряд, не сделав разюме о самых значительных событиях?..

— Погоди!

Внимание капитана привлекли страницы в конце книги, он прочел:

«Я уже упоминал, что сэр Роже де Турневиль установил феодальную систему на завоеванных планетах, отданных им союзникам. Впоследствии некоторые насмешники заявили, что мой благородный господин поступил так, потому что ничего другого не знал. Я опровергаю это самым решительным образом! Как я уже говорил, крушение Версгорской империи было подобно крушению Рима, а аналогичные проблемы порождают аналогичные решения. Преимущество сэра Роже заключалось в том, что у него был уже готовый ответ, найденный опытом многих столетий Земной истории.

Разумеется, каждая планетная система была своим, особым случаем, требовавшим особых решений. Но у большинства из них было много общего. Туземцы охотно подчинялись приказам своих освободителей. Помимо благодарности, которую они к нам испытывали, играло роль и то обстоятельство, что это был бедный невежественный народ. Их цивилизации угнетали в течении многих лет. И сейчас они нуждались в руководстве. Приняв истинную веру, они поняли, что у них есть душа. Это вынудило английское духовенство спешно посвящать в духовный сан новообращенных. Отец Симон отыскал в тексте Священного писания и в творениях Святых Апостолов места, подтверждающие правильность такого пути. В сущности, хотя он никогда и не говорил этого, что сам Господь бог предопределил ему быть епископом, послав так далеко в область неверных. Отсюда следовало, что он не превысил своих полномочий, разбрасывая семена нашей Святой католической церкви. Конечно, при его жизни, мы всегда называли архиепископа Нового Кентербери „нашим папой“, что напоминало нам о том, что он посланец нашего истинного Святого отца. Я порицаю беззаботность младшего поколения в использовании титулов.

Вскоре многие версгорцы приняли новый порядок. Их Центральное правительство всегда находилось от них в отдалении, выступая только как сборщик налогов и указатель законов. Воображение многих синекожих было захвачено нашим богатым церемониалом и тем, что теперь он может встретить члена своего правительства, благородного дворянина, лицом к лицу. Более того, верно служа этому благородному господину, он может надеяться на награду, имение и даже титул.

Из тех версгорев, которые раскаялись в своих грехах и приняли истинную веру, я помню только нашего бывшего противника, Хуруга, теперь известного как архиепископ Уильям.

В поведении сэра Роже не было ничего неискреннего. Он никогда не предавал своих союзников, в чем его некоторые обвиняли. Он обращался с ними резко, но, исключая необходимое утаивание нашего положения (а эту маску он сбросил, как только мы стали достаточно сильны и могли не бояться разоблачения), всегда был честен. Не его вина в том, что Бог всегда помогает англичанам…

Джары, ашенкогхли и протаны всегда охотно соглашались с его предложениями. У них не было реального представления об империи. Получив те захваченные планеты, где не было туземного населения, они были счастливы предоставить нам такое беспокойное дело, как управление планетами, где было рабское население. Они лицемерно отводили глаза от необходимости иметь такое управление, часто сопровождающееся кровопролитиями. Я убежден, что многие их политики тайно радовались тому, что каждая планета уменьшает силу их загадочного союзника, ибо на каждой планете он должен был оставить герцога, окружающее его дворянство и небольшой гарнизон для обучения аборигенов. Междоусобные войны, контратаки версгорцев сокращали эти незначительные силы еще больше. Имея незначительные военные традиции, наши союзники не сознавали, как эти тяжелые годы укрепляли верность жителей англичанам. К тому же, будучи слабыми сами, они не знали, какое сильное и здоровое потомство будет у англичан.

Одним словом, когда эти обстоятельства стали ясны как день, стало уже поздно. Наши союзники, по-прежнему оставаясь тремя нациями, со своими языками и традициями, застыли на месте. А вокруг них разрасталось семейство сотен рас, объединенных религией, языком и английской короной. Даже если бы мы, люди, захотели бы изменить это, то уже не смогли бы. Мы были так же удивлены, как и союзники.

Как доказательство того, что сэр Роже никогда не действовал против союзников, подумайте, как легко он мог бы победить их в свои пожилые годы, когда он правил могучим межзвездным государством. И не его вина в том, что молодые поколения этих наций, все более убеждаемые нашими успехами, склонялись к нашему образу жизни и религии…»

31
{"b":"1547","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Лес Мифаго. Лавондисс
iPhuck 10
Подарки госпожи Метелицы
Доктор Данилов в Склифе
Охотники за костями. Том 2
Кристин, дочь Лавранса
Три минуты до судного дня