ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэр Роже знаком подозвал Рыжего Джона, чья огромная фигура резко выделялась среди солдат, и прошел с ним в соседнюю каюту.

— Ну, сэр, — заметил несколько хмельной Джон Хеймворд, — путь во Францию несколько долог?

— Наши планы… гм… несколько изменились, — осторожно сказал ему сэр Роже. — В той стране, откуда прилетел этот корабль, нас ждет богатая добыча. Захватив ее, мы наймем большую армию и разгромим всех противников.

Рыжий Джон рыгнул и почесался под доспехами.

— Если не захватим больше, чем сможем удержать, сэр.

— Думаю, что нет. Но мы должны подготовить людей к изменению плана и успокоить их страхи, если они возникнут.

— Это будет нелегко, сэр.

— Почему? Я ведь сказал, что добыча будет богатая.

— Что ж, милорд, если вы хотите честного ответа, то вот он. Видите ли, хотя мы и взяли с собой всех женщин из Энсби, и большинство из них незамужние и… гм… дружественно настроены… Даже и тогда, сэр, остается факт, что у нас вдвое больше мужчин, чем женщин. Француженки очень хороши, и говорят, что сарацинки не хуже, хотя и ходят в чадрах, но глядя на этих синекожих, которых мы победили, не скажешь, что их женщины хороши.

— Откуда вы знаете, что нас не ждет там прекрасная принцесса, которая обрадуется, увидев честное английское лицо?

— Так-то так, милорд…

— Тогда проследите, чтобы лучники были готовы к бою, когда мы прибудем.

Сэр Роже похлопал гиганта по плечу и пошел заводить аналогичные разговоры с другими капитанами.

Несколько позже он передал мне их разговор о женщинах, и я был не на шутку встревожен.

— Слава богу, что сделал он этих синеликих не такими привлекательными! — воскликнул я. — Велика предусмотрительность Господа!

— Они, конечно не красивы, — заметил барон, — но уверены ли вы, что они не люди?

— Не знаю, сэр, — ответил я, подумав. — Но они не похожи ни на один народ на Земле, хотя они ходят на двух ногах, имеют руки, речь и силу разума.

— Это, в конце концов, не важно!

— О, нет, напротив, это очень важно, сэр! Видите ли, если у них есть душа, наша прямая обязанность наставить их на путь истинной веры. Но если у них нет души, было бы богохульством давать им причастие.

— Это я предоставляю решать вам, — равнодушно ответил он.

Я заторопился в каюту Бранитара, которая охранялась несколькими копьеносцами.

— Чего ты хочешь? — спросил он, когда я вошел и уселся в кресло.

— У тебя есть душа?

— Что?

Я объяснил, что означает слово «спиритус», он был удивлен.

— Вы в самом деле верите, что ваше миниатюрное подобие живет у вас в голове?

— О нет, душа не материальна. Она дает нам жизнь… Не совсем так, поскольку животные тоже живы, но она у нас…

— А, понимаю, разум?

— Нет, нет и нет. Душа это то, что живет после смерти тела и подвергается суду за то, что человек совершил при жизни.

— А вы верите, что личность продолжает жить после смерти? Интересная проблема. Если личность, это совокупность отношений, а не материальный объект, теоретически возможно эту личность передать другому, та же система отношений воплотится в другой физический объект.

— Перестань молоть чепуху! — нетерпеливо воскликнул я. — Ты хуже альбигойцев. Расскажи мне простыми словами, есть у вас душа или нет?

— Наши ученые исследовали проблему личности в этом аспекте, но, насколько мне известно, она еще не решена.

— Опять ты за свое, — вздохнул я. — Скажи мне просто, есть у тебя душа или нет?

— Не знаю.

— Ты безнадежен, — выругал я его и ушел.

Впоследствии я обсуждал эту проблему с учеными прелатами, но, за исключением очевидного положения, что условное крещение может быть дано любому живому существу, желающему его получить, мы ничего не решили. Это дело Рима, а может быть, даже Вселенского собора.

Пока происходили эти события, леди Катрин справилась со своими слезами и гордо шествовала по коридору, пытаясь унять свое беспокойство. В длинном помещении, где обычно обедали капитаны, она обнаружила сэра Оливера, перебиравшего струны арфы. При виде миледи он вскочил и поклонился.

— Миледи! Какой прекрасный, можно сказать, какой ошеломляющий сюрприз!

Она села на скамью.

— Где мы сейчас? — спросила она, внезапно поддавшись слабости.

Предположив, что она знает правду, он ответил:

— Не знаю. Солнце уменьшилось до такой степени, что затерялось среди звезд. — Невеселая улыбка осветила его темное лицо. — Но в этой комнате достаточно света…

Катрин почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Она посмотрела на носки своих башмаков и, не желая того, улыбнулась.

— Мы в самом одиноком путешествии, какое может представить себе человек, — сказал сэр Оливер. — Если миледи позволит, я ознакомлю ее с песенным циклом, достойным ее красоты?

Она не отказалась, и голос сэра Оливера заполнил комнату.

Глава 5

О последующем путешествии мало что можно сказать. Солдаты задирались и пьянствовали. Крестьяне, когда не нужно было заботиться о скоте, спали или ели. Сэр Оливер часто разговаривал с леди Катрин, и хотя сэру Роже это не очень нравилось, он был погружен в разработку каких-то планов.

Мы часто проводили время у Бранитара, который рассказывал нам о своей империи. Я не очень-то ему верил.

Бранитар рассказал нам, что в Версгорскую империю входит около ста миров, подобных нашему. На каждом живет несколько миллионов версгорцев, которые любят простор. Города есть только на главной планете Версгориксаане. Но на пограничных планетах, типа Териксана, есть крепости-базы космического флота. Бранитар неустанно подчеркивал боевую мощь этих крепостей.

В открытых мирах жители или порабощались, или уничтожались. Сами версгорцы не занимались черной работой, поручая ее рабам или автоматам. Они были аристократией. Будучи порабощенными и безоружными, захваченные расы не имели шансов на успех против малочисленных, но до зубов вооруженных хозяев.

Сэр Роже пробормотал что-то о вооруженном восстании, но Бранитар засмеялся и сказал, что Териксан никогда не был заселен, и поэтому на нем лишь несколько сот рабов.

Сэр Роже спросил, только ли версгорцы владеют межзвездными перелетами, на что Бранитар презрительно пожал плечами.

— Мы обнаружили три расы, которые независимо от нас овладели этим икусством. Они обитают в сфере нашей империи, но мы не покоряли их. Не стоит тратить силу на драку, когда достаточно других планет. Мы позволили этим расам существовать и даже иметь небольшие колонии поблизости от их планет, но не допустили их дальнейшего распространения. Было несколько небольших войн. Они не любят нас, и знают, как только нам станет выгодно, мы покорим их, но перед нашим могуществом они беспомощны…

По приказу сэра Роже я начал изучать язык версгорцев. Для Бранитара это было небольшим развлечением, а для меня отличным средством заглушить нарастающий страх. Их язык был груб, но довольно прост в освоении.

В контрольной рубке я нашел множество ящичков, заполненных картами и математическими таблицами. Надписи были сделаны удивительно четко, и я решил, что это навигационные указания. Я нашел карту Териксана и перевел все названия. Сэр Роже долгие вечера просиживал над ней. Даже сарацинские карты, которые привез его дед, казались грубыми по сравнению с этой. Хотя, с другой стороны, версгорцы и проявили недостаток культуры, не изобразив на ней русалок, четыре ветра, гиппогрифа и другие украшения.

Я также перевел многие надписи и в контрольной рубке. Некоторые, как скорость и высота, были мне понятны, но что такое «подача горючего» или какова разница между «досветовым полетом» и «сверхсветовым полетом»? Вероятно, это были хотя и не понятные, но весьма могущественные заклинания.

Так тянулись однообразные дни, пока мы не увидели планету, похожую на нашу, но с двумя лунами. Когда я увидел голубое небо, я с благодарностью опустился на колени.

Рукоятка щелкнула и стала на место в верхнее положение. Корабль повис в миле от поверхности и остановился. Мы достигли Териксана…

6
{"b":"1547","o":1}