ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, ты обнаружила, что эти двое не могут тебя удовлетворить, и послала за мной?

— Прикончите его! — вскрикнула Треза, вскакивая.

— Нет! — приказал Руори.

Охранники замерли в нерешительности, наполовину обнажив мачете. Руори поймал Трезу за запястья.

— Хорошо, пусть не сейчас, — сказала она, овладев собой. — Пусть умрет медленно. Задушите его, сожгите заживо, бросьте на копья…

Руори крепко держал ее, пока она не успокоилась до конца.

Паволо Дуножу сказал голосом, похожим на сталь:

— Кажется, я понимаю. Соответствующее наказание будет приготовлено.

Локланн сплюнул.

— Конечно. Связали человеку руки… Тогда с ним легко играть в грязные игры!

— Тихо, — приказал Руори. — Ты вредишь и себе, и мне.

Он сел, обхватив колено сплетенными пальцами, глядя пристально в темноту, сгустившуюся в другом конце зала.

— Я знаю, вы все пострадали от рук этого человека, — сказал он, тщательно выбирая слова. — И в будущем, возможно, ничего хорошего его соплеменники вам не принесут. Они — молодой народ. Они не умеют себя контролировать, они — как дети. Но и ваши, и мои предки когда-то тоже были такими. Думаете, Перио создавался тихо и мирно? Или спанцев местные племена иниос встречали с распростертыми объятиями? А инглисы — они устроили на Н'Зелано кровавую бойню. А маурийцы были людоедами. В эпоху героев у героя должен быть противник.

— Ваше настоящее оружие против людей Неба — это не армия, посланная в неведомые горы… Это ваши священники, торговцы, художники, мастера, ваши манеры, моды, ваши учения. Вот чем вы в конечном итоге поставите людей Неба на колени. Если правильно используете это оружие!

Локланн хмыкнул.

— Черт тебя задери! — прошептал он. — Ты в самом деле думаешь обратить нас в баб? Посадить в клетки городов? — Он тряхнул гривой соломенных волос и рявкнул так, что это прозвучало по залу, как гром: — Никогда!

— Понадобится столетие или два, — спокойно сказал Руори.

Дон Паволо усмехнулся в редкую бородку.

— Очень тонкая месть, сьнер капитан, — заметил он.

— Слишком тонкая! — Треза подняла лицо, которое до этого момента прятала в ладонях, глубоко вздохнула. Ее пальцы, согнутые, как когти, готовы были вцепиться в лицо Локланна и вырвать ему глаза. — Даже если бы у них в самом деле были души, — фыркнула она, — зачем нам их дети и внуки? Они сегодня убивали наших младенцев. Клянусь всемогущим Див, у меня есть союзники в мейканском правительстве, я все-таки еще Карабан. Они скажут за меня слово… Клянусь, эти дикари получат то, что заслужили — полное истребление! Мы сделаем все, клянусь! Теккас станет нашим союзником, они позарятся на добычу. И я еще увижу, как пылают твои дома, грязная свинья, а твоих сыновей травят собаками!

Она в отчаянии повернулась к Руори.

— Как же нам иначе защитить нашу землю? Нас кольцом окружают враги. У нас нет выбора. Только полное уничтожение, или они уничтожат нас. А мы — последняя мериканская цивилизация!

Вся дрожа, она села. Руори взял ее за руку. На секунду ее рука сжала его ладонь, ответив на пожатие, но потом она выдернула руку.

Он устало вздохнул.

— К сожалению, согласиться с вами не могу. Я понимаю ваши чувства, но…

— Нет, не понимаете, — сказала она сквозь сжатые зубы. — Вы не можете, не в состоянии понять.

— Кроме того, я не просто человек с человеческими желаниями. Я представляю мое правительство. Я вернусь, чтобы рассказать о том, что происходит здесь. И я предвижу их реакцию. Они помогут вам выстоять. И от такой помощи вы не сможете отказаться, не так ли? Люди, отвечающие за всю Мейко, — кроме нескольких экстремистов, — не отклонят предложение нашем союза ради некоей эфемерной независимости в действия. А наши условия будут самыми разумными. Мы потребуем политики, направленной на сотрудничество с людьми Неба. После того, конечно, как они истощат силы бесполезными атаками на наши союзные армии.

— Что? — сказал Локланн.

Повисла тишина, только белки глаз мерцали из-под шлемов. Все смотрели на Руори.

— Начнем с тебя. В надлежащий срок ты и твои люди будут отпущены домой. Выкупом будет разрешение на нашу дипломатическую и торговую миссию в Каньоне.

— Нет, — прошептала Треза. Казалось, что-то причиняет ей страшную боль в горле, не дает говорить. — Только не он. Отправляйте остальных, если необходимо, но не его… Чтобы он хвастал тем, что сделал сегодня…

Локланн опять нагло ухмыльнулся.

— И еще как!

Гнев молнией прошил Руори, но он заставил себя молчать.

— Но я не понимаю! — сказал дон Паволо. — Почему вы так добры к этим животным?

— Потому что они цивилизованнее вас, — сказал Руори.

— Как? — Дворянин схватился за эфес шпаги, но заставил себя сесть. — Объяснитесь, сьнер!

Руори не видел лица Трезы, скрытом тенью капюшона, но чувствовал, что сейчас она дальше от него, чем звезды.

— Они создали воздухоплавательные аппараты, — сказал он, чувствуя пустоту внутри и ни малейшей радости победы. О великий творец Танароа, пошли мне сон сегодня ночью…

— Но…

— Они начали с нуля, — объяснил Руори. — Это не подражание старой технике. Сначала люди Неба наладили сельское хозяйство, способное прокормить тысячи воинов там, где раньше была только пустыня, и при этом они обошлись без орд пеонов. Я выяснил, что у них есть солнечная и гидроэнергия, развита химия синтеза, хорошо развиты навигация и сопутствующая ей математика, они производят порох, есть металлургия, они открыли заново основы аэродинамики… Согласен, их цивилизация однобока: тонкий слой образованных людей над подавляющей массой неграмотных. Но эта масса уважает технологическую элиту, без поддержки масс элите так далеко не продвинуться.

— Короче, — вздохнул он, не надеясь, что Треза его поймет, — небоходы — единственная научная цивилизация, кроме нас самих. И поэтому они слишком дороги, чтобы их потерять. Вы воспитаннее, у вас более гуманные законы, гораздо выше развиты искусство, философия, все традиционные человеческие добродетели. Но вы забыли принципы науки. Потеряв ископаемое топливо, вы оказались в зависимости от мускульной силы, отсюда класс крестьян-пеонов. Исчерпали себя медные и железные рудники — вы начали разбирать руины. Я не заметил и намека на попытки освоить энергию солнца, ветра, живой клетки, не говоря уже о теоретической возможности водородном синтеза без урана. Вы тратите силы на ирригацию пустыни, а океан мог бы давать столько же еды, но с меньшими затратами. Вы не научились добывать алюминий, а его еще много в обычных глинах. Из него можно делать прочные сплавы. Нет! Ваши фермеры пользуются орудиями из дерева и вулканическом стекла.

Вы образованы, у вас широкое мировоззрение, нельзя сказать, что вы суеверно боитесь науки. Но вы разучились добывать новые знания! Вы прекрасный народ и я люблю вас так же сильно, как ненавижу вот этом дьявола перед нами. Но, в конечном итоге, друзья мои, предоставленные самим себе, вы изящно и плавно соскользнете в каменный век.

Пока он говорил, к нему даже вернулись силы, и голос его властвовал над залом.

— Путь людей Неба — варварский путь, но это путь вверх, к звездам. И в этом отношении, самом весомом, они больше похожи на нас, маурийцев, чем вы. Мы не можем позволить, чтобы они погибли, исчезли.

Она замолчал. Локланн издевательски ухмылялся. Дуножу смотрел огорошенно. Охранник, скрипнув кожей перевязи, переступил с ноги на ногу.

Наконец, Треза тихо сказала:

— Это ваше последнее слово, сьнер?

— Да.

Он повернулся к ней лицом. Она наклонилась, капюшон немного сдвинулся, свет свечей упал на лицо. Руори увидел зеленые глаза, раскрывшиеся губы, и к нему вернулось ощущение победы.

Он улыбнулся.

— Я понимаю, сразу вы этот не поймете. Но если можно, я вернусь к этой теме, и не раз. Когда вы увидите острова, я думаю, что вы…

— Ты! Иностранец! — вскрикнула она.

Звонко треснула пощечина. Треза вскочила и побежала вниз по ступенькам, прочь из зала…

12
{"b":"1552","o":1}