ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр Самохвалов

Боевой разворот

И-16 для «попаданца»

Посвящается моему отцу, Самохвалову Александру Ивановичу, который встретил ту войну 22 июня 1941 года в Карпатах сержантом, заместителем командира пулеметного взвода в составе горнострелковой дивизии, прошел Сталинград и проводил ее 10 мая 1945 года в Праге, капитаном, офицером разведывательного отдела армии.

Пролог

А потом мне приснился странный сон… Будто бы просыпаюсь я в палатке. Типа армейского четырехугольного такого полевого шатра. Укрыт плотным шерстяным одеялом, но к телу простыня, одеяло не колется. Тихо, только сопят носами соседи по палатке, которых, кажется, знаю, но это неважно. Темно, лишь сквозь щель незашнурованного, по причине сухой погоды, входа едва-едва пробивается слабый намек на близкий рассвет. Член колом, очень хочется писать. Но вставать просто ужас как неохота. Вдыхаемый воздух более чем прохладен, в палатке явно не май месяц. Впрочем, июнь – толкается в голове какая-то, словно «чужая», мысль. И снова какие-то определенно «не мои» мысли – потоком: «Воскресенье, может быть, готовность отменят, пойду домой, к Варе (теплом торкнуло в душу – жена, что ли? Сроду не было у меня никакой жены – тут же ощущение вкуса борща на языке, с чесноком и сметаной). Хотя хрен, чертово дежурство… Угораздило же… Впрочем, надо вставать – все равно так вот больше не засну. Интересно, который час? Светает… Значит, дело к пяти[1]

Резко выдохнув, откинул одеяло, опустил ноги с деревянных, похоже, нар (необычно – «моя» мысль), надел сапоги, не заморачиваясь портянками (откуда?), и как был в летнем тонком белье (хэбэшная белая рубаха, такие же подштанники аж до щиколоток, что за черт – сроду такого не носил), так и кинулся к местным походно-полевым удобствам. Типа «сортир деревянный, мультиочковый». Рассвет едва занимался, под грибком дремал дневальный в старинного образца шинели, растопорщенной на уши пилотке и с «трехлинейкой» при штыке (снова мелькнула «чужая» мысль – по готовности приказали получить). Затрусил мелкими к строению, думы спросонья текли поначалу неспешно, будто перекликаясь – «чужие» со «своими»:

– Так, сегодня 22-е…

– 22-е… а месяц какой?

– 22 июня…

– Год!!!

– Какой-какой… 41-й…

– 22 июня 1941 года?!

– Ну да… Готовность вот вчера объявили, на казарму посадили… Всех.

Из удобств выскочил как ошпаренный и помчался в палатку, провожаемый удивленным взглядом встрепенувшегося дневального. На востоке уже капитально посветлело, запад совсем еще темный. Глянул на часы («кировка» – подсказал «чужой») – без пяти пять. Быстрее! Автоматически, привычными движениями почти мгновенно оказался в форме и комбезе сверху, при сапогах с будто сами собой намотавшимися портянками, ремне с тяжеленной кобурой на дурацких каких-то ремешках, пилоткой с голубым кантом за этим самым ремнем, кожаным шлемом с авиационными очками в правой руке и летными перчатками, на ощупь из тонкой замши, что ли, с крагами, в левой. Споткнувшись о невысокий порожек – надо быть последним идиотом, чтоб к сапогам такие высокие каблуки приколачивать, – и пребольно стукнувшись носком правой о скребок для чистки этих самых сапог, что у входа в палатку (ни фига себе, проработочка бэкграунда – мелькнула «своя» мысль, потом дошло – это же сон!), рванул к взлетке, где – я точно знал – должен стоять истребитель. Мой истребитель. Дежурного звена. Полностью заправленный, с боеприпасами и дрыхнущим под крылом технарем впридачу.

Не успел запыхаться, как вот уже он. Стоит, красуется. Мордатый такой весь из себя биплан. Точнее, полутораплан. Нижние плоскости заметно меньше верхних. И-15 бис[2]. защитного с упором в прозелень цвета, с голубовато-серым брюхом, утонувшим в успевшей уже вымахать по краям летного поля траве-мураве. Какой чудесный сон! Всего своего меня затопил бешеный восторг, чужой же заткнулся, со своими мелкими страхами и малодушными опасениями. Классный сон, по реальности ни один симулятор, даже самый современный, и близко не стоял – успел подумать, – и любимая «птичка» ждет не дождется в поле! В смысле, неподалеку от ВПП. Ну, почти любимая. И-153[3] нравится мне все-таки больше. В смысле, еще больше. Почти идеальная машина была. Для настоящего маневренного воздушного боя. Правда, прошли уже те времена… но в умелых руках мы еще очень даже о-го-го! Мои – умелые.

Так, обтекатели с шасси сняты, и правильно, иначе при таком травостое запросто скапотировать можно. Оп, а это, кажется, вовсе не И-15 бис. Просто И-15, что ли? Центроплан с «чайкой», а шасси явно не убирающееся. Но капотирование движка вроде как у «биса». Впрочем, потом разберусь. Если понадобится. Какой, однако, замечательный сон!

С воплем «Подъем!» пинаю технаря, свернувшегося калачиком под покрывшейся у рта утренним инеем шинелькой, откидываю бортовой щиток и сталинским соколом взлетаю в кабину. Парашют укладываем на сиденье аккуратненько, потому что поспешишь – людей насмешишь, а мне на ем сидеть… Пристегиваемся… Так, что тут у нас… Приборчики более чем скромненькие, даже для тех времен. Хотя высотомер и компас с авиагоризонтом, он тогда как-то иначе назывался[4], впрочем, не суть… Детализация потрясная, вплоть до потертостей и сколов, хотя сон он и есть сон… Ого, а у нас тут не четверка ПВ[5], а вовсе даже наоборот, пара БС[6]! Слышал-слышал, была такая версия… очень малой серией… точнее, единичные экземпляры… в сочетании с М-25 В[7], если память не изменяет. Живем!

Совершенно спокойно – а че волноваться-то? – произвожу давно привычные действия, не забывая контролировать обстановку. Так, механик молодой, почти незнакомый («чужие» мысли в фоновом режиме: «Петрович, похоже, опять в деревню по бабам умотал, салажонка за себя оставил, под трибунал пойдет, дурачина старый»), тем лучше, еще и спросонья – выпустит без лишних вопросов. Хотя… оп, у нас тут пневматическая система самозапуска. Приходилось слышать и о таком… Точно, в реале это называлось И-152. Опытный, наверное… Рычаг высотного корректора стоит на «нормально», можно руку на газ…

Слева выше очень медленно (по меркам XXI века, разумеется) проползают, тысячах на двух с половиной, три девятки 88-х. Это не к нам, похоже к соседям. Справа, вдалеке, куда-то спешат по своим делам «карандашики» «дорнье», модель не разглядеть. Уж очень похожи они, все эти «дорнье», друг на дружку. Идут без истребительного прикрытия. Все точно как в книгах про ту войну. Кстати, зрение просто потрясное. У меня никогда такого не было. Вот это сон!

Командую «От винта!», не проснувшийся еще толком технарь шарахается в сторону. Опа – движок пошел! Истребитель медленно двинулся вперед. Похоже, тормоза шасси сняты – так тоже делали, наслышан. Не разогревая – времени нет! – выруливаю на старт. Взвожу пулеметы, благо всего пара и оба сверху. Не без труда, правда. Крупнокалиберные, однако. Глянув на бессильно повисшего полосатым пенисом колдуна[8], убеждаюсь в отсутствии ветра. Добавляю газ, движок ревет, ускорение вжимает в кресло. Трясет, кстати, не так чтобы очень. Видимо, мой «чато» еще и с усовершенствованными – двойными – демпферами на мотораме. Скорость набирает хорошо… ручку на себя – и отрыв, буквально через полторы сотни метров… С ревом вгрызаюсь в темно-голубое небо. Внушает! Какой все-таки потрясный сон!

Так, а вот это уже точно к нам. На фоне едва успевшего подернуться на западе темным еще намеком на голубизну неба четко вырисовываются знакомые силуэты. Сильно растянутые по горизонтали буквы «W» с двумя блямбами снизу. «Лаптежники»! То есть Ju-87[9]… Полная эскадрилья. Двенадцать, значитца, «штук». На где-то паре тысяч по высоте, до нас километров десять еще. Успеваю!

вернуться

1

Фактически Германия напала на СССР в 3:00 – 3:30 «по Берлину», или в 5:00 – 5:30 «по Москве». Самолеты взлетели раньше, и где-то в 5:05 «по Москве» на приграничные аэродромы РККА уже сыпались бомбы. В Белоруссии время тогда было московское.

вернуться

2

Вторая из основных версий И-15, одного из лучших истребителей мира в начале 30-х годов. Конструктор – Поликарпов Николай Николаевич, «король истребителей». Принят на вооружение в 1936 году, имел несколько более низкие по сравнению с ранними модификациями И-15 пилотажные характеристики (вследствие возрастания веса, прежде всего), однако была бронеспинка (толщиной 8 мм) и более мощный двигатель (М-25 В, 750 л. с., взлетная 775 л. с.). Шасси не убирающееся, винт фиксированного шага. Скорость до 370 км/ч, чего было катастрофически недостаточно для 1941 года. Вооружение – 2 или 4 синхронных пулемета ПВ-1 (7,62 мм), до 200 кг (в перегруз) бомб или 8 РС-82. Очень легкий по сравнению с тогдашними «современными» истребителями, великолепная горизонтальная – но не вертикальная – маневренность и скороподъемность. От еще более маневренного И-15 визуально отличался прежде всего иным капотированием двигателя, верхним крылом обычного типа (а не типа «чайка», восстановленного у И-153), а от И-153 – неубирающимся шасси. В Испании И-15 называли «чато» (chato) – курносый. К началу ВОВ на вооружении ВВС РККА все еще состояло около 900 И-15 бис (не считая авиации ВМФ, в составе которой оставалось более сотни таких бипланов).

вернуться

3

И-153 «чайка» – третья, доведенная почти до совершенства версия И-15, с убирающимся шасси, бронеспинкой и множеством других апгрейдов. Было несколько модификаций, у большинства более мощный двигатель (М-62, 830 л. с. у земли, или М-63 на 900 л. с.) и винт изменяемого шага (ВИШ; в силу то ли непродуманности управления, то ли косности летсостава, а скорее всего и того, и другого, опция изменения шага практически не использовалась), скорость около 440 км/ч на высоте, вооружен мог быть четырьмя пулеметами ШКАС (7,62-мм), двумя БС и двумя ШКАС, четырьмя БС или даже двумя пушками ШВАК (20-мм). Морально устарел даже до принятия на вооружение (1938 г.), но опытный летчик мог использовать его с известным успехом. Во всяком случае, в Финляндии трофейные И-153 состояли на вооружении частей первой линии до 1944 года, а вообще до февраля 1945-го, со списанием лишь аж в 1950 году. К началу ВОВ на вооружении ВВС РККА состояло около 3000 И-153 (плюс 350 в авиации ВМФ).

вернуться

4

Индикатор крена и скольжения.

вернуться

5

Пулемет воздушный ПВ-1, вариант пулемета «максима» для установки на самолетах; модернизация осуществлялась А. В. Надашкевичем, официально принят на вооружение в 1928 году, хотя устанавливался на истребителях (И-2) с 1926 года, основной 7,62-мм пулемет ВВС РККА в 30-е годы.

вернуться

6

Пулемет БС, Березина синхронный, действительно устанавливался на И-15, возможно, в испытательных целях, о такой серии информации нет; калибр 12,7 мм, скорострельность (с синхронизацией) 700 – 800 в/мин. В дальнейшем, будучи окончательно доведенным до ума, более известен под названием УБ (универсальный Березина), на истребители ставился вариант УБС (универсальный Березина синхронный).

вернуться

7

У И-15 мог быть М-22 (лицензионный Bristol Jupiter, Великобритания) или М-25 (лицензионный Wright R-1920-F3, США). Без демпфирования. Однако в КБ при разработке И-153 было построено несколько опытных И-152, с более мощным М-25 В (750 вместо 635 л. с.), демпферами и «чайкой», пробовали направляющие для РС, пару БС вместо ПС и многое другое.

вернуться

8

Колдун, или колбаса, – указатель направления и – отчасти – силы ветра. Имеет вид довольно длинного матерчатого полосатого конуса, расправленного у устья круглым – обычно металлическим – ободом, установленным во вращающемся шарнире на высоченной мачте.

вернуться

9

Пикирующий бомбардировщик Ju-87. Несмотря на довольно посредственные летные характеристики, за счет умелого применения сыграл заметную роль во Второй мировой, став своего рода символом «блицкрига». Немцы называли его «штука» (от STUrzKAampfbomber – пикировщик), наши – «лаптежник» или «лапотник», за неубирающиеся шасси в массивного вида обтекателях. Скорость (у модификации «В», основной в 41-м) всего 383 км/ч (пикирования – до 600 км/ч), что в сочетании с довольно скромными вооружением и бронированием, а также относительно невысокой маневренностью допускало его эффективное применение только в условиях абсолютного превосходства Люфтваффе в воздухе и слабого зенитного противодействия. В любых иных условиях был чрезвычайно уязвим. Два синхронных 7,93-мм MG 17 вперед, один MG 15 того же калибра назад вверх (у бортстрелка). До 1000 кг бомб, но это в перегруз и без стрелка, обычно же 1×250 или 500 кг под фюзеляжем и 4×50 кг под крыльями. Всего произведено 5752 штуки разных модификаций.

1
{"b":"155231","o":1}