ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убить пересмешника
Английский пациент
Азазель
Под струной
Тропинка к Млечному пути
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Лето второго шанса
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Письма к утраченной
A
A

Флэндри прыгнул. Хоксберг ударил Персис кулаком. Удар пришелся по голове. Девушка обмякла. Но Флэндри уже подоспел. Хоксберг ударил и его. Одной рукой Флэндри нарисовал удар, а кулаком другой нанес удар в солнечное сплетение. Хоксберг согнулся, и тут Флэндри ткнул ему куда-то за ухо. Ноги лорда подкосились, и он рухнул на пол.

Флэндри подхватил бластер и нажал на кнопку видеофона: — Воздушный корабль к посольству, — приказал он на Эриау.

Повернувшись, он наклонился к Двиру и открыл переднюю панель. Это и был выключатель, о котором говорил Двир. Флэндри снял предохранитель.

— Прощай, друг, — сказал он.

— Одну минуту, — донеслось из механизма. — Я потерял ее. Так темно. Шум… Вот теперь…

Флэндри повернул выключатель. Огоньки в глазах Двира погасли, он лежал, не шелохнувшись.

Персис, поверженная ударом Хоксберга, сотрясалась от плача. Флэндри подошел и поднял ее.

— Я должен прорываться. Не исключено, что мне это не удастся сделать. Хочешь поехать со мной?

Она прижалась к нему.

— Да, да, да. Они могли бы убить тебя.

Он обнял ее одной рукой, в другой был зажат бластер, наведенный на Хоксберга, который ерзал и задыхался от кашля. Изумление озарило Флэндри, как свет звезды.

— Почему ты помогла мне? — спросил он тихо.

— Я не знаю. Забери меня отсюда!

— Хорошо!.. Может быть, я сделал что-то значительное для людей, если эта информация действительно важная, а, похоже, так оно и есть… Иди, надень платье и туфли. Причешись. Найди мне чистую пару брюк. Эти все в крови. Скорей. — Она обхватила его еще крепче и всхлипнула. Он похлопал ее. — Быстренько, я сказал. Или я буду вынужден тебя оставить.

Она побежала. Он ткнул Хоксберга ногой.

— Вставайте, мой лорд.

Хоксберг поднялся на колени.

— Вы сумасшедший, — выговорил он, хватая воздух ртом. — Неужели вы серьезно рассчитываете спастись?

— Я серьезно рассчитываю попытаться. Давайте мне ваш пояс с кобурой, — Флэндри надел пояс на себя. — Мы пойдем к кораблю вместе. Если кто-нибудь о чем-то спросит нас, вы удовлетворитесь моей версией и скажете, что я принес вам известия, которые не могут ждать, и мы направляемся лично доложить мерсеянским властям. Как только я замечу что-нибудь неладное, я начинаю стрелять, и вы будете первым, кто получит заряд бластера. Ясно?

Хоксберг потер синяк за ухом и посмотрел со злостью на него. Флэндри отбросил все сомнения, жажда деятельности обуяла его. Адреналин пел в его венах. Никогда он не воспринимал все так остро: эту сверхэлегантную комнату, сверкающие злостью глаза напротив него, очаровательные движения Персис, появившейся в огненно-красном платье, аромат пота и ярости, вздохи вентилятора, жар под кожей, перекатывание мышц, угол, образованный локтем Хоксберга, куда он нацелил свое оружие… Черт возьми, он был жив!

Сменив брюки, он сказал:

— Поехали, вы первый, мой лорд. Я буду идти сзади на расстоянии шага, как и подобает моему чину. Персис — рядом с вами. Наблюдай за его лицом, дорогая. Он может попытаться предупредить их. Если у него из носа вылетит сигнальная ракета с просьбой о помощи, скажи мне, и я дам ему пинка.

Ее губы дрогнули.

— Нет, ты не можешь так поступить. Только не с Марком.

— Он только что мог поступить так со мной. Мы уже ввязались, кстати сказать, в не очень благородную игру. Если он будет хорошо себя вести, он останется жив. Может быть. Вперед!

Когда они выходили, Флэндри отдал честь тому, кто лежал на полу, посмотрел на него в последний раз из коридора, и дверь закрылась за ними. За углом им встретилась пара молодых сотрудников, направлявшихся в их сторону.

— Все в порядке, мой лорд? — спросил один из них. Рука Флэндри потянулась к кобуре. Он громко прочистил горло.

Хоксберг кивнул.

— Направляемся на Афон, — сказал он. — Срочно. С этими людьми.

— В апартаментах секретный материал, — добавил Флэндри, — не выходите и присмотрите, чтобы другие не вошли.

Он ощущал их взгляды, они, как пули, впивались ему в спину. Действительно ли удастся ему выбраться отсюда? Возможно. В конце концов посольство — не полиция и не военный центр и не приспособлено технически к насилию, хотя, правда, все-таки совершает насилие для подавления других. Опасность лежала за его пределами. Конечно, уже сейчас за этим местом наблюдали. Двиру каким-то чудом удалось пробраться незамеченным.

Их вновь остановили в холле и вновь им удалось пройти, обменявшись словами на ходу.

Густой сад, покрытый росой, сверкал под Литиром и серпом Нейхевина. Воздух был прохладным. Он трепетал от отдаленного шума машин. Прибыло быстроходное судно Абрамса.

«Господи, я вынужден оставить его здесь!»

Судно опустилось на посадочную полосу, двери открылись. Он быстро завел их внутрь и включил свет. — Сядьте на консоль, — приказал он пленнику, — Персис, принеси полотенце из носовой части. Мой лорд, мы намереваемся прорваться сквозь их кордоны безопасности. Что-то надо им сказать. Поверят они, что мы миролюбиво направляемся в Дангодхан?

Хоксберг скривил лицо.

— Когда там нет Брехдана? Не будьте смешным. Кончайте комедию и облегчите свое положение.

— Так мы его, пожалуй, усложним. Когда они свяжутся с нами, скажите, что мы едем к вашему кораблю, чтобы взять какую-нибудь вещь, которую вам надо показать Брехдану в связи с этим инцидентом.

— Вы думаете, они поверят этому?

— Думаю, что да. Мерсеяне не так строго придерживаются правил, как земляне. Им кажется, что благородному начальнику свойственно действовать по своему усмотрению, не заполняя сначала двадцать различных справок. Если они нам не поверят, я отключаю замки безопасности и иду на таран с их флайером. Так что будьте паинькой. Персис, дай полотенце, я свяжу ему руки… Не сопротивляйтесь, или я изобью вас.

Тут он осознал, что значит сила и власть, как они действуют. Когда владеешь инициативой, у противника срабатывает инстинкт подчинения, если у него нет самообладания. Но ни на секунду не следует ослаблять давление.

Хоксберг сел на свое место и не причинял никакого беспокойства.

— Ты не сделаешь ему больно, Ники? — умоляла Персис.

— Нет, если я смогу этого избежать. Разве у нас было недостаточно неприятностей? — Флэндри сел в кресло пилота. Судно взмыло вверх.

Со стороны консоли донеслось жужжание. Флэндри замкнул цепь. С экрана на них смотрел мерсеянин в униформе. Он видел только верхнюю часть их тел.

— Стоп! — приказал он. — Служба безопасности.

Флэндри слегка подтолкнул Хоксберга. Виконт произнес:

— Э… мы должны слетать к моему кораблю…

Ни один человек не удовлетворился бы ответом, так неуверенно произнесенным. Этого не было достаточно и для мерсеян, разбирающихся в тонкостях человеческого поведения. Но здесь был всего лишь офицер планетарной полиции, назначенный сюда, потому что он оказался на дежурстве во время чрезвычайной ситуации. Флэндри рассчитывал на это.

— Я проверю, — сказало зеленое лицо.

— Неужели вы не понимаете? — настоял Хоксберг. — Я дипломат. Сопровождайте, если хотите, но вы не имеет права задерживать нас. Поезжайте, пилот.

Флэндри нажал на гравитаторы. Корабль резко пошел вверх. Ардайг лежал далеко внизу, мерцающая паутина, пятно света. Повернувшись к экранам заднего обзора, Флэндри заметил два темных объекта, циркулирующих рядом и неотступно следующих за ним. Они были меньше размером, чем их судно, но у них — броня и вооружение.

— Прекрасная работа под конец, мой лорд, — сказал он.

Хоксберг быстро восстанавливал спокойствие.

— Вы и сами неплохо поработали, — ответил он. — Я начинаю понимать, почему Абрамс считает вас перспективным.

— Спасибо, — Флэндри сконцентрировал внимание, чтобы набрать скорость. Противоакселеративное поле было не совсем точно настроено, тяжесть ускорения сильно ощущалась, и если бы не компенсация, ему вряд ли удалось вздохнуть.

— Но все равно из этого ничего не выйдет, — продолжал Хоксберг, — информация быстро летает туда и сюда. Нашему эскорту прикажут повернуть нас обратно.

36
{"b":"1556","o":1}