ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поддерживались альфзарские соглашения: необходимо обязательно помогать цивилизованным посланникам других миров по их просьбе. Абрамс пофантазировал в изобретении просьб со своей стороны. Фактически напрашивался неплохой гамбит прямо сейчас.

— Может быть, ты сможешь отплатить добром, — сказал он. — Мы потеряли флиттер в районе Злетовара. Я не буду настолько груб, чтобы намекать тебе, что один из ваших парней курсировал там, увидел нашего и немного переволновался. Предположим, крушение было случайным. Ну и как насчет совместного расследования? — Абрамс любил наблюдать испуг на этом тяжелом зеленом лице.

— Ты шутишь, командир!

— О, естественно, мой босс должен будет обратиться к вам официально, и я ему посоветую сделать это. Для поисков затонувших обломков вы обладаете лучшими, чем мы, службами.

— Но зачем?

Абрамс пожал плечами.

— Взаимная заинтересованность в предотвращении инцидентов. Укрепление дружбы между народами и отдельными гражданами. Я думаю, что это тот самый лозунг, который сейчас в моде.

Руней посмотрел сердито.

— Совершенно невозможно. Я советую тебе не делать официально подобных предложений.

— Ну? Будет нехорошо выглядеть, если вы нам откажете?

— Напряженность только возрастет. Неужели нужно повторять тебе позицию моего правительства? Океаны Старкада принадлежат Морскому народу. Он там зародился, там его среда обитания, для Народа суши она не так важна. Тем не менее он постоянно туда вторгался. Их рыбный промысел, охота на морских тварей, сбор водорослей, траловые сети — все нарушает экологию, жизненно важную для другой расы. Я уже не говорю о тех, кого они убили, о подводных городах, которые они разбомбили камнями, о бухтах и проливах, что они опустошили. Я хочу сказать, что когда Мерсея предложила свои прекрасные офисы для переговоров о modus vivendi, ни одна культура на суше не проявила ни малейшего интереса. Моя задача помогать Морскому народу отражать агрессию до тех пор, пока Народ суши не согласится установить стабильный и справедливый мир.

— Брось ты нести этот вздор, как попугай, — фыркнул Абрамс. — У тебя нет для этого клюва. Для чего ты действительно здесь?

— Я тебе уже говорил.

— Нет! Подумай! У тебя есть приказ, и ты повинуешься ему, как хороший солдатик. Но разве тебя никогда не интересовало, какая здесь выгода для Мерсеи? Меня — да. Какая, черт ее забодай, у вашего правительства причина? Не та ведь, что у Саксо-солнца, — неплохое стратегическое положение. Мы сейчас находимся прямо посреди полосы в сотни световых лет, где нет ни одной обитаемой планеты между нашими царствами. Едва ли они были исследованы: черт побери, клянусь, половина звезд вокруг нас даже не отмечена в каталоге. Ближайшая цивилизация — это Бетельгейзе, а бетельгезийцы нейтральны к обеим нашим державам. Ты слишком стар, чтобы верить в эльфов, гномов, маленьких человечком или в альтруизм великих империй. Так какая же выгода?

— Я не смею подвергать сомнению решения Ройдгуна и его Большого Совета. Тем более, ты… — руней ухмыльнулся. — Если Старкад так бесполезен, зачем тогда вы здесь?

— Очень многие люди там, дома, тоже этому удивляются, — признался Абрамс. — Политики говорят, моля, мы содержим вас везде, где только можем. Располагаясь на этой планете, вы будете иметь базу, приближенную на пятьдесят световых лет к нашим границам, чего бы это не стоило. Он помолчал. — Может, дать вам несколько больше влияния на Бетельгейзе?

— Будем надеяться, что вашему посланнику удастся организовать диспут, — сказал, расслабившись, руней. — Я тоже не испытываю особого удовольствия здесь, на этом чертовом шаре.

— Какой посланник?

— Ты не слышал? Наш последний курьер информировал нас, что, э… лорд Хоксберг направляется сюда.

— А, знаю, — Абрамс поморщился. — Еще одна важная шишка будет разъезжать по базе.

— Но он должен отсюда проехать на Мерсею. Большой Совет согласился принять его.

— Ха?! — Абрамс покачал головой. — Черт, жаль, что наша почта работает не так хорошо, как ваша… Ну, так как же насчет сбитого флиттера? Вы не поможете нам найти его обломки?

— Разве что неофициально, — сказал Руней, — потому что это противозаконно, если над нашими водами летает иностранный военно-морской объект. Все последствия должны быть на совести пилота.

«Хо-хо!» — Абрамс напрягся. Это было что-то новенькое и предполагало, конечно, позицию мерсеян, но он еще не слышал, чтобы претензия была выражена простым языком. Итак, могут ли зеленокожие готовиться к главному удару? Очень возможно, если земля предложила сделку. Военные операции оказывают давление и на парламентские переговоры.

Руней сидел, как крокодил, чуть улыбаясь. Несмотря на то, что болтали чувствительные аборигены, мерсеяне мыслили все-таки не так, как люди.

Абрамс потянулся и зевнул.

— Пора отключаться, — сказал он. — Было приятно поболтать с тобой, старый ублюдок.

Он не очень ошибался. Руней был вполне приличным плотоядным животным. Абрамс любил слушать, как он вспоминает о планетах, где прежде служил.

— Твой ход, — напомнил ему мерсеянин.

— Что… Ах, да. Начисто забыл. Конем напал на королевского слона.

Руней достал свою доску и передвинул фигуру. Некоторое время он сидел тихо, изучая ситуацию.

— Любопытно, — пробормотал он.

— Будет еще любопытнее. Позвони мне, когда приготовишь ход, — Абрамс отключился.

Его сигара погасла опять. Он бросил ее на пульт управления, зажег новую и встал. Усталость наползла на него. Гравитация на Старкаде была недостаточно высокой, и человеку не нужны были наркотики или контрполе. Но одна целая и три десятых «g» означали 25 дополнительных килограммов нагрузки на кости пожилого человека… Нет, он существовал в стандартных условиях. Дайана тянула на десять процентов сильнее, чем Земля.

Дайана. Родные мрачные холмы и продутые ветрами долины, дома, греющиеся в оранжевом свете солнца, низкие деревья и соляные болота, гордость людей, приспособивших пустыню к своим нуждам. Откуда родом был молодой Флэндри и какие воспоминания он унес с собой в темноту? В неожиданном импульсе Абрамс опустил сигару, склонил голову и мысленно прочитал Каддиш.

«Ложись спать, старик. Может, ты наткнулся на разгадку, может, нет, но это успеется. Иди отдыхай».

Он надел фуражку и плащ, сунул в зубы сигару и вышел.

Его охватил холод. Под странным созвездием и румяным сиянием дул легкий ветерок. На небе стоял ближайший спутник — Эгрима, почти полная, вдвое больше Луны, видимой с земли. Ее отдаленные снежные вершины струили ледяной голубоватый свет.

Прямо над крышами висел полумесяцем Бурус, размером с Луну. Стены громоздились чернотой по обеим сторонам немощеной улицы, которая заскрипела морозцем под его башмаками. Здесь и там горели освещенные окна, но они вместе с разбросанными фонарями мало что могли сделать, чтобы рассеять мрак… Слева от него неугомонное сияние плавилен выхватывало из темноты стоящие в порту два космических корабля, два стальных кенотафа, возносящихся вверх, поперек Млечного пути. Оттуда доносился лязг железа — это работала ночная смена. Площадка разрасталась, поднимались новые ангары и казармы, поскольку росли обязательства Земли. Справа от него было слегка подкрашено лихорадочно мерцающими вывесками, и он уловил обрывки звуков ударника, трубы и, похоже, смеха. Мадам Сефейд в патриотическом порыве прислала на Старкад корабль с девочками и крупье. А почему бы и нет? Они так молоды и одиноки, эти парни.

«Марта, я скучаю по тебе».

Абрамс был почти у дверей своей квартиры, когда вспомнил, что оставил бумаги на с толе, не спрятал их. Он остановился, как вкопанный.

Ему по уставу надлежало все тщательно проверить. Поначалу хотелось сказать: «Помочиться на устав и забыть». Офис был построен из железобетона, с дверью из бронелиста и замком автоматического опознания. Но нет! Лейтенант Новак мог явиться на службу раньше своего шефа (чтоб его розовые щеки жарились в аду!). Негоже подавать плохой пример несоблюдения секретности. Дело не в шпионаже. Здесь не было этой проблемы, но лучше поостеречься: ведь если человек не видел чего-то, он не сможет ничего рассказать, когда его поймают мерсеяне и подвергнут гипноисследованию.

4
{"b":"1556","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Пирог из горького миндаля
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Собибор. Восстание в лагере смерти
Венеция не в Италии
Черная кость
Князь. Война магов (сборник)
Найди точку опоры, переверни свой мир